Крымское Эхо
Архив

Бюджет важнее родины

Бюджет важнее родины

ГРАЖДАНСКАЯ ПОЗИЦИЯ ЯНАКИ НЕ СОВПАЛА СО СТАТУСОМ

Недавние изменения в Земельном кодексе Украины вводят ограничения на строительство в двухкилометровой зоне от границ водных объектов (кроме детских оздоровительных и санаторно-курортных учреждений), и полностью запрещают любое строительство в 100-метровой зоне. <br />
На несколько вопросов «КЭ» ответил глава постоянной комиссия Верховного Совета АРК по земельным, аграрным вопросам, экологии и местному самоуправлению <b>Николай Янаки</b> <i>(на фото)</i>. Он достаточно откровенно рассказал нам о таких проектах, о которых нынешняя власть пока вслух не высказывалась.

— Как быть с тем, что уже построено в этих охранных зонах? — интересуемся мы.

— Мы живем в правовом государстве. То, что уже построено и введено в эксплуатацию в соответствии с законом, все остается и продолжает функционировать, — это не подлежит никакому сомнению. Что касается дальнейшего строительства, здесь нужно зонирование, — объясняет Янаки. — Если мы сегодня говорим о развитии рекреационной сферы в Крыму, то какая может быть двухкилометровая зона? Вся Европа намывает берега! Посмотрите на Монако — они строят отели на намывных землях! Поэтому и мы будем выходить в Центр законодательных инициатив, на центральные органы власти, чтобы подходить к этим вопросам предметно. Если брендовый инвестор хочет зайти и построить отель на 20-30 гектарах, то нужно идти ему навстречу.

— Как быть в свете этого ограничения со строительством соборной мечети в Симферополе?

— Да, там водоохранная зона… Если помните, сначала под ее строительство было выделено 2,5 га, потом, когда посмотрели водоохранную зону, оставили порядка 1 гектара. Я думаю, что на этой площади будет расположено само здание мечети, а остальное будет отдано под какие-то мероприятия, но не под парковки — точно. Потому что парковка тоже не может быть в охранной зоне, она еще страшнее, чем что-то другое — там бензин, масло, все остальное… Поэтому надеемся, что все живое, включая кедр, о котором много говорили, там сохранится.

— Как о решенном деле вы говорите об изменении статуса Крымского заповедника — его планируется сделать национальным парком. В нацпарке возможно строительство…

— Да, сегодня природно-заповедный фонд занимает только 5,7% территории Крыма. Поэтому идет работа над тем, чтобы соответствовать требованию европейского стандарта — не менее 10%, мы должны это сделать до 2015 года. Поэтому на декабрьской сессии ВС мы двум объектам — Караби-Яйле и Ай-Петринскому плато присвоили статус ландшафтных природных парков, это около 10 тыс га.

— Но национальный парк — это понижение статуса заповедника?

— Нет, не понижение! Это другой статус. Да, в некоторых зонах Национального парка возможно строительство. Но мы опять-таки говорим о том, что к нам должен прийти инвестор, такой как Hilton, Hayat, Sheraton. Мы не можем им сказать: нате вам 30 соток и постройте отель! Мы должны предложить им 10-15 га земли — стройте! Национальный парк позволит на территории Южного берега выделять такие зонированные места и отдавать их под застройку.

— Но мы же сразу заподозрим, что это делается не только для брендовых отелей, но и для дач народных депутатов!

— В положении о национальных парках это все четко прописано!

— А что там говорится о коррупции?

— Здесь все это будет абсолютно прозрачно, всем доступно — нам уже достаточно построенных раньше клетушек.

— Что будет с горно-лыжным курортом на Ай-Петри, который сейчас не строится, потому что частично накладывается на территориею заповедника? — об этом мы слышали, в частности, от главы Бахчисарайской РГА Ильми Умерова.

— Горно-лыжный курорт не строится не потому, что попадает на кусок заповедника, — у Янаки своя версия. — А потому что нет инвестора, который хочет вложить туда деньги. Там высота — 1234 м, которая сегодня есть, не позволяет сделать нормальный горно-лыжный курорт. Инвесторы смотрели, изучали, но бог не дал нам еще хотя бы полкилометра высоты. Но ради таких проектов можно было бы обращаться к президенту, готовить постановление, выделять место в заповеднике — мы же хотим развиваться! Хилтону и Шератону мы постелем зеленую дорожку в любом месте! Весь Крым не может быть заповедником, еще раз говорю: мировая практика — 10% природно-заповедного фонда.

— А депутатские дачи? — Николай Янаки не развеял наших подозрений.

— Мы этого не допустим!

— Уже допустили!

— Это было до нас! — закрывает тему депутат.

— Сформулируйте вашу позицию по отношению к планам разработки месторождения известняков в Белогорской районе, возле Ароматного для нужд Крымского Содового завода.

— Моя гражданская позиция — карьер, который дробит скалу и добывает щебень, конечно, природе никакого добра не делает, любое изъятие из природы — всегда плохо. Но, тем не менее, сегодня есть бюджет Автономной Республики Крым, который достаточно большим объемом средств наполняется за счет Содового завода. А, чтобы уменьшить себестоимость соды, им нужен свой карьер. Сегодня они закупают тот же щебень не по цене себестоимости… Это тоже вопрос прошлого, он возник до нас, до нас был согласован (тут председатель земельной комиссии несколько лукавит: до него — это при Олеге Русецком, который и ныне входит в земельную комиссию ВС, являясь при этом главой той самой Белогорской РГА, там же и избранном в парламент от Партии регионов, — О.Ф..). «Крымсода» прошла законный путь по выделению земли, они приобрели лицензию. С точки зрения документов там все хорошо. А что касается громады, эти вопросы обсуждаются. Инвестор должен выполнять требования громады.

— И что он ей обещает?

— Обещает пока мизер! Миллион гривен на развитие — я считаю, этого недостаточно.

— То, что карьер там появится, можно считать делом решенным?

— Да, карьер там будет существовать, есть все необходимые заключения: от экологов, от земельщиков, это вопрос прошлого.

Мы спросили Николая Янаки о том, что сейчас происходит в поселке Фрунзе Сакского района. Там, напомним, долго длился конфликт между «Учебно-исследовательским племенным птицезаводом имени Фрунзе» и Национальным университетом биоресурсов и природопользования из Киева. Сотрудники племзавода заявляли о том, что институт несколько раз пытался осуществить рейдерский захват завода и сменить его руководство. Но на самом деле все дело в том, что Фрунзе — прибрежная территория с протяженным песчаным пляжем, он — а не цыплята и инкубаторы — является предметом раздора. Сейчас конфликт, по словам депутата, исчерпан:

— Около 40% бюджета Сакского района формируется за счет племзавода имени Фрунзе, а Университет хотел перевести его юридический адрес в Киев. Мы этого не допустили, будем настаивать на передаче предприятия в управление Совмина Крыма. Предприятие выжило, сегодня работает и развивается.

— И вы уверены в своем успехе?

— Мы уверены, что отстоим права коллектива из 500 человек. Там три базы отдыха, все они должны остаться в собственности Крыма, здесь же должны платиться налоги.

Осталось добавить, что Николай Янаки родился в селе Цветочном Белогорского района, которое находится в нескольких километрах от Ароматного, о котором мы говорили. На той же самой речке Бурульче, исчезновения которой — в результате разработки карьера — боятся местные жители.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Два флота на парад — совместно

.

Читаем вместе крымскую прессу. 11 июня

Борис ВАСИЛЬЕВ

Горбачев гуляет…

Борис ВАСИЛЬЕВ