Крымское Эхо
Архив

Болонский процесс: «за» и « против»

Болонский процесс: «за» и « против»

В СЕВАСТОПОЛЕ СПЕЦИАЛИСТЫ ВЫСКАЗЫВАЛИ ОЦЕНКУ ЭТОЙ СХЕМЕ ПОЛУЧЕНИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ


В феврале в Севастополе состоялся «круглый стол», посвященный влиянию Болонского процесса на развитие украинской системы образования. Инициатором обсуждения европейской задумки гармонизировать сферу образования разных стран выступило общественное движение «Украинский выбор», и на эту инициативу откликнулись представители крупнейших севастопольских вузов — что интересно, не только украинских, но и российских.

Помимо гуманитарного университета или, скажем, института банковского дела, на дискуссии отметился и Севастопольский филиал МГУ. Следует признать, вхождение Украины в Болонский процесс является столь важной темой, что мимо нее не прошли не только представители строгого и полусекретного Севастопольского университета ядерной энергии и промышленности, но и профессура вполне мирного и удаленного от политических страстей торгово-кулинарного лицея.

Круглый стол

Болонский процесс: «за» и « против»Даже одна дама из клуба органического земледелия пожаловала на «круглый стол», а вместе с ней и активистка общественного движения «Севастопольские мамы». И все эти люди вместе с организаторами «круглого стола» провели такой пылкий, такой животрепещущий разговор о Болонском процессе, а вместе с тем и о недостатках своей, родной государственной системы образования, что очень трудно было отказать себе в удовольствии предложить материал о состоявшейся дискуссии сайту «Крымское Эхо».

Для начала: что такое Болонский процесс? Если коротко, то это, как пишут в некоторых изданиях, «движение, направленное на гармонизацию систем образования стран Европы». Процесс этот начался в 1999 году в итальянском городе Болонья, где министры образования 29 европейских стран подписали Болонскую декларацию. Ученые мужи ставили цель создать в Старом Свете единое научное и образовательное пространство.

Это значит, что в странах-участницах процесса будут действовать одни и те же правила для признания дипломов, одинаковые условия для трудоустройства людей, станет возможной мобильность студентов и преподавателей, укрепится сотрудничество и обмен опытом между университетами разных стран. Далее, еще более короче: в вузах вводится двухцикловое обучение, первый из которых продолжается три года, в результате чего учащийся получает академическую степень бакалавра, по завершении второго цикла – степень магистра.

Тем самым идеологи Болонского процесса ставят цель унифицировать систему образования, создав для нее «единую зону» с тем, чтобы учащиеся могли получать знания помодульно в разных вузах Европы и трудоустраиваться после этого в соответствии с принятыми в Болонье правилами. Год от года число стран-участниц Болонского процесса росло. В 2003 году Болонскую декларацию подписала Россия, а следом за ней в 2005-м и Украина вместе с некоторыми постсоветскими государствами.

Сергей Ветров»
Болонский процесс: «за» и « против»
И вот теперь общественное движение «Украинский выбор» в лице его представителя Сергея Ветрова, доцента Киевского университета им. Б. Гринченко, решили провести разговор о «pro» и «contra» Болонского процесса. «Написана масса статей на тему Болонского процесса – сказал Ветров, общаясь с журналистами перед началом «круглого стола», – часто негативных, и эта негативность нарастает, и нам показалось, что именно сейчас следует сделать анализ: почему нарастает такой негатив по отношению к этой системе?»

Ветров считает, что тема Болонского процесса замалчивается в Украине. Нет широких дискуссий, говорит он, нет конференций на эту тему. Да, есть статьи, опубликованные в Интернете, но разговора-то нет! Нет ответа на вопрос: нужен ли нам Болонский процесс? «Ведь Болонский процесс предполагал вхождение Украины в Европейский Союз, – горячо говорил Ветров. – Но Украина не входит в Европейский Союз, и неизвестно, когда войдет и войдет ли вообще. Тогда зачем нам Болонский процесс?»

В Европе, считает Ветров, Болонский процесс дает очень много положительного. Эти положительные стороны можно перенимать, но не механически, забывая об опыте своей образовательной системы и разрушая ее. «Сейчас Украина шестая в мире по качеству образования, но мы уже теряем и эти позиции! Поэтому именно сейчас дискуссия по Болонскому процессу очень важна, и это должен быть открытый и профессиональный разговор, что бы понять, куда мы идем дальше», – так обозначил киевский гость злободневность «круглого стола».

Перед началом дискуссии выяснилось, что перед тем, как провести в Севастополе, подобные «круглые столы» «Украинским выбором» проведены уже в нескольких городах. «Чего больше было в этих разговорах – позитива или негатива?», – спросили Ветрова журналисты. «Больше было негатива: один к четырем, – ответил представитель «Украинского выбора».

Критически, по словам Ветрова, к Болонскому процессу относятся преподаватели – доценты, профессоры, магистры, студенты. Они отмечают механичность внедрения Болонского процесса, неподготовленность национальной образовательной системы к вхождению в европейскую; вступив в Болонский процесс, Украина оказалась в проигрышной позиции. «Наблюдается скрытая задача Болонского процесса, – уверяет Сергей Ветров, – дешевая подготовка для Европы специалистов! Специалисты из Украины едут в Европу и остаются там. Вроде бы, хорошо, – это право людей, но кто тогда остается в Украине?»

Нагнетя таким образом атмосферу и склонив на свою сторону журналистов, спикер «круглого стола» приступил к исполнению своей миссии – предложил участникам дискуссии высказаться.

 

Максим Федоренко


Болонский процесс: «за» и « против»
Минуту посовещавшись, участники «круглого стола» предложили первым выступить с оценкой Болонского процесса самому молодому из них («вроде как в Севастополе мы, а здесь – флотский порядок, где первым всегда говорит младший по чину», – сказал кто-то.). Таковым оказался Максим Федоренко, студент Крымского юридического института Национального университета Юридической академии Украины им. Ярослава Мудрого.

«По мнению многих студентов, – начал Федоренко, – Болонский процесс неэффективен (находящийся на пресс-конференции автор этой статьи заглянул в этот момент в пресс-релиз и обнаружил, что уважаемый Федоренко является участником Симферопольского молодежного центра Всеукраинского движения «Украинский выбор»…).

Далее студент продолжил: «Мы не имеем образования по европейским стандартам. Болонский процесс предполагает мобильность студентов между вузами и дисциплинами, выборность учебных дисциплин, мощное студенческое самоуправление и высокие образовательные стандарты. Но этому в Украине не уделяется должного внимания или все сведено до профанации».

Так же негативно Максим высказался о несвободе выбора студентами учебных дисциплин, что идет, по его мнению, «вразрез с европейской системой», об отсутствии мобильности украинских студентов и о полной зависимости студенческого самоуправления от деканата. «Последнее слово всегда остается за преподавателями», – заключил Федоренко.

Александр Метальников»
Болонский процесс: «за» и « против»
После представителя учащейся молодежи слово взял Александр Метальников, старший преподаватель Севастопольского профессионального торгово-кулинарного лицея. Он говорил об общих чертах несовершенства системы образования в Украине, о несчетном количестве невесть откуда появившихся вузов. «В Украине – 900 высших учебных заведений! – воскликнул главный кулинар Севастополя. – Не страна, а кузница дипломов! Масса юристов, экономистов, инженеров, банковских работников и конструкторов, а рабочих специалистов – нет! Система образования в нашей стране разбалансирована. Вы представьте: специалистов сейчас готовят в трехкомнатных квартирах! Может быть, тогда у нас заработает Болонский процесс, когда наша система образования будет сбалансирована и будет урегулирована естественная потребности в специалистах?»

Более уравновешенно и, как показалось автору этих слов, более углубленно о Болонском процессе высказался Борис Дадашев, заместитель директора по учебно-методической работе Севастопольского института банковского дела Украинской академии банковского дела Национального банка Украины. По его словам, Болонский процесс появился тогда, когда европейское образование начало терять привлекательность и стало менее универсальным по сравнению с американским, австралийским и японским. «Поймите правильно, – сказал знаток банковского дела, – когда итальянцы ввели свои индивидуальные стандарты, к ним перестали ездить учиться. Чтобы спасти финансовую часть своих вузов, в Италии, Франции, Германии и Англии и ввели эту систему».

 

Борис Дадашев


Болонский процесс: «за» и « против»
Болонский процесс, по мнению Дадашева, – это «прекрасная система» и обращать внимание нужно совсем на другие проблемы. «Самая большая проблема сейчас, – сказал он (к тому времени телевизионщики уже покинули «круглый стол», и преподаватели начали говорить более откровенно.). – Сейчас в вузы приходит студент, который не воспринимает преподавателя! В советское время таких молодых людей даже не брали в ПТУ, а мы сейчас берем всех, чтобы создать себе рабочее место. Сейчас многие вузы до самого начала работы не знают: придут или не придут студенты?»

Значит, все дело не в Болонском процессе, делает вывод Дадашев. Да, в Болонском процессе, как и в любой системе, есть изъяны. Но вступив в эту систему, считает Дадашев (классное словцо, да? – «вступив», – Б.Б.), украинское образование «абсолютно не потеряло национальных завоеваний, а даже что-то приобрело».

На Болонский процесс в структуре украинской системы образования банкир смотрит оптимистично. «Что плохого в двухуровневой системе? – сказал он. – Получил диплом бакалавра – и иди на работу, зарабатывай деньги!» Да, много, конечно, сейчас в Украине окончивших вузы. («У нас каждый колхозный сторож имеет магистровскую капелюшку».) В Англии в магистратуру берут лишь 8% окончивших бакалаврат. «А у нас? Выпускаем 100 бакалавров и столько же принимаем в магистры. Нет, это не Болонский процесс!» Такое положение дел нужно менять, уверен Дадашев, и это обязательно будет происходить.

На обилие «трехкомнатных вузов» банковский преподаватель смотрит спокойно: «Им ведь нужно будет получить международный сертификат, а потом аккредитоваться. Но аккредитовываться эти «трехкомнатные вузы» не будут! Не приедет к ним дядя, который выпьет много водки или увезет с собой тяжелую сумку. Нет, приедут европейские представители, которые сделают замер остаточных знаний по транснациональным европейским стандартам и сделают вывод: это учебное заведение не имеет право заниматься преподаванием такой-то и такой-то специальности! И тогда выпускники «трехкомнатных вузов» дальше Бахчисарая никем признаваться не будут!»

Так же оптимистично Дадашев оценивает и возможность украинских студентов мобильно перемещаться. Сейчас, утверждает банкир, «для этого есть сотни программ», а для студентов, которые «воспринимают программу», это большое подспорье. Хочешь – в Киеве учись, хочешь – в Праге.

Попутно Борис Дадашев покритиковал и студента Максима Федоренко. Нет для вас выбора дисциплин? Но такого на первом курсе не бывает. Нет студенческого самоуправления? Какое может быть самоуправление, если вы учитесь в коммерческом вузе, где все рассчитано – и парты, и столы, и стулья. Хотите крутить балы-маскарады, – пожалуйста, но собирайте для этого деньги!

Главная беда в Украине, подвел итог Дадашев, – «не созданы условия для молодого поколения, которое получило образование и не может жить полнокровной жизнью».

Дирижирующий «круглым столом» Сергей Ветров, казалось, не ожидал такой оценки главной темы дискуссии. «Впервые я услышал целостное позитивное отношение к Болонскому процессу, – признался он. – Все остальные выступления были в большей степени критичные». Но после этого начал парировать: «Да, казалось бы, легко говорить: Идите, бакалавры, устраивайтесь на работу… Но не реализуется это! Потому что работодатели не доверяют бакалаврам, не принимают их на работу. Говорят, что эти неполное высшее образование…»

В этот момент участники «круглого стола» решили уделить внимание своим российским коллегам – представителям преподавательского состава Севастопольского филиала Московского Государственного университета им. М.Ю.Ломоносова. Какая позиция россиян по отношению к Болонскому процессу? На этот счет высказалась Наталья Величко, заместитель заведующего кафедрой русского языка и литературы СФ МГУ. Ее слова автору статьи показались весьма примечательными, поэтому он привел их полностью.

Наталья Величко»
Болонский процесс: «за» и « против»

«Ректор МГУ Виктор Садовничий выступил противником принятия Болонского процесса, – сказала Величко. – Он говорил, что российская система образования не должна полностью копировать Болонский процесс. Более того, сказал Садовничий, никакая страна не должна в точности копировать систему образования какой-либо другой страны. Чиновники, которые осуществляют адаптацию к Болонскому процессу, требуют и заставляют делать все в точности по инструкции, требуют переходить в те рамки и те правила, которые нашей системе образования не свойственны.

Чтобы сохранить прекрасные традиции российской и украинской систем образования, нужно впитывать то, что полезное, нужно сотрудничать с Европейским Союзом и с той системой Болонского процесса, которая распространяется, но не копировать ее. Нам уже предлагали включиться в эту систему… Но Садовничий говорит, что глагол «включиться» будет неправильным. Нужно – заимствовать, сотрудничать, нужно обогащаться от этой системы.

В этой связи в 2007 году было принято решение о создании федеральных образовательных стандартов высшего и профессионального образования в России. Задача – адаптация высшей российской школы к мировым процессам и тенденциям реформирования и развития высшего образования в мире. Еще раз подчеркну – адаптация к мировым процессам и тенденциям реформирования! Была поставлена задача сближения с целями Болонского процесса, но вместе с тем – сохранение всего устоявшегося и присущего российской высшей школе, подходов к образовательному процессу и ее национальных особенностей.

По моему мнению, каждое государство должно иметь свою национальную образовательную систему. Все эти системы не должны копировать друг друга. Они должны быть отличными и особенными и, хорошо, если они будут узнаваемыми. Когда они станут узнаваемыми в мире, тогда они будут признанными, и не нужно будет никуда «включаться», а студенты будут востребованы во всех странах и во всех системах».

Выступление Натальи Величко очень понравилось Сергею Ветрову и он бросил реплику: «Всё, что вы сказали, напоминает мне о той ситуации, когда я захожу в магазин и не понимаю, в какой стране я нахожусь! Товары везде одинаковы! Чтобы так не произошло и с образованием, наша украинская система обучения должна имела свое лицо, свои корни и свои национальные особенности». В ответ Величко добавила: «Ведущие европейские вузы Сорбонна и Кембридж, как вы знаете, не вошли в Болонский процесс, и правильно делают, позиционируя себя на уровне мировых лидеров…»

После таких возвышенных слов дали возможность выступить Виталию Голышеву, заместителю проректора по учебной работе Севастопольского Национального университета ядерной энергии и промышленности, который поделился своими, «ядерными», в смысле образования, проблемами.

«Двухуровневая система, – начал ядерщик, – предполагает такое перераспределение учебного времени, когда магистры будут готовиться за меньшее количество времени, чем нужно. К чему это приводит? К потере качества обучения. Но ведь наши специалисты работают на атомных станциях! Это потенциально опасные специальности, которые могут привести к техногенным катастрофам! После Чернобыля нам, преподавателям, заявляют: бакалавры нам не нужны! Это недоучки, говорят они, недомерки. И как быть в этой ситуации? Кто будет управлять атомными станциями? Фукусима и Чернобыль это показали…

Вы говорите: «Болонский процесс», «единые дипломы»… А как признать эти дипломы? Нужно ведь согласовать учебные программы и учебные планы! А в европейских «ядерных» вузах – другие программы! Вот я столкнулся с таким случаем: к нам приехал один мальчик из Польши, он закончил там по Болонскому процессу первый курс. Возьмите меня на второй курс, говорит. Я смотрю в его диплом – по формальным признакам всё подходит. Но что конкретно он изучал в Польше? Какова суть изученных им предметов? Этого я не знаю.

Другой случай: приезжает мальчик из Германии, говорит, хочу учиться у вас. Я смотрю в его документы: в Германии он учил реактор одной системы, а у нас – другой! Реакторы совершенно разные! И теперь вопрос: могу я зачесть ему эту дисциплину? Нет, не могу, я несу за это ответственность. Еще раз повторяю: Фукусима и Чернобыль показали, что так делать нельзя!»

 

Виталий Голышев


Болонский процесс: «за» и « против»
Под конец своего выступления «ядерный» преподаватель и вовсе разволновался и даже начал стучать ладонью по столу: «Нужно согласовать все учебные программы! – кричал он. – А то получается так: поехал туда – научился этому, поехал туда – научился этому. И получается не системное образование, а мо-за-ич-но-е!»

…На этом позволю себе завершить свои впечатления о состоявшемся в Севастополе «круглом столе». Согласитесь, сказано на нем было немало важного, всё, что было сказано, надо полагать, будет впоследствии обобщено, и, как пообещал Сергей Ветров, итоги обсуждения темы Болонского процесса украинскими специалистами образования доведут до сведения людей, занимающих министерские посты. В частности, Ветров обмолвился о том, что закоперщик «Украинского выбора» Виктор Медведчук встречался с Дмитрием Табачником и у них по теме Болонского процесса состоялся конструктивный разговор. «Табачник тоже критически оценивает нынешнее состояние Болонского процесса в образовательной системе Украины, – доверительно сказал журналистам Ветров, – нужны какие-то преобразования…»

Хотелось бы верить, что этот «круглый стол» представлял собой конструктив, а не пиар-ход очередной политической силы…

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Государственность vs олигархат. Повторение пройденного

.

Первое письмо с фронта… и последнее

.

Крым. 4 ноября

.