Крымское Эхо
Архив

Болячки навыпуск

Болячки навыпуск

«Дурдом!» — с краткой выразительностью характеризуют ситуацию те, кому довелось буквально на пару минут заскочить в ничем прежде не примечательную поликлинику. Толпы народа осаждают лечебные учреждения, как варвары —крепости. Стационары забиты пациентами настолько, что, порой, доставляемым по экстренным показаниям «скорой» не хватает коек. Вот что значит объявить нашему человеку о бесплатности: он тут же найдет у себя кучу болячек, с которыми прежде мирно уживался, посасывая таблеточку «валидола» или попивая отвар медвежьих ушек.

«Переломные моменты в обществе всегда сопряжены с изменениями человеческого сознания, — ставит диагноз начальник управления здравоохранения Керчи Александр Голенко. — Все захотели получить то, что, как им кажется, положено; поэтому люди, которые не лечились десятилетиями, не выполняли рекомендации врачей, не вели здоровый образ жизни, решили воспользоваться эфемерным правом на бесплатную медицину».

Многие ошибочно приняли страховую медицину за бесплатную, а это далеко не одно и то же. Страховая медицина предъявляет свой счет и наделяет людей не только правами, за которыми сейчас выстроились длиннющие очереди, но и обязанностями. Первейшие из них – сохранение собственного здоровья, регулярное прохождение профосмотра, выполнение назначений врача и уже только после этого получение медицинской помощи. Причем совсем необязательно в стационаре, который почему-то в сознании большинства ассоциируется с настоящим лечением.

Сейчас в стационарах аншлаг: на бесплатные медикаменты и питание слетаются как мухи на мед. Но, как показали проверки Минздравом республики лечебных учреждений Керчи, там далеко не всегда выполнялись нормативы и стандарты лечения. В переводе на общедоступный это означает, что не всем пациентам было показано пребывание в стационаре. Не вызывает сомнения, что некоторым удалось продавить его у врачей в поликлиниках горлом.

А вот с января будущего года взять врача на арапа не удастся: фонд медицинского страхования не будет оплачивать непоказанные случаи госпитализации и исследования. Так что приходить к врачу с готовыми назначениями и рекомендациями, определять, где, как и у кого лечиться «профессиональные» пациенты уже не смогут. Страховая медицина исключает подобные вольности.

Застрахованный, а после получения полиса все обретают такой статус, имеет право выбрать страховую компанию и медицинское учреждение первичного уровня (поликлинику) только раз в год, в течение которого нельзя будет претендовать на обслуживание в любой другой по своей прихоти или менять врача, потому что кто-то посоветовал его как отличного специалиста. Бегать от врача к врачу не выйдет, даже если в городе чудом появится уникальный доктор: не обязан хороший врач принимать всех пациентов, которым вздумается у него лечиться, — придется довольствоваться своим участковым или узким специалистам из поликлиники.

Если застрахованный знает, что ему помогает лечение врача из поликлиники на другом конце города, то об этом следует заявить сейчас, пока есть возможность выбора. В противном случае каждый автоматически приписывается к поликлинике по месту жительства. Вакханалия, которая царила всегда в выборе лечебного учреждения, врача и назначений, и сегодняшняя – с атаками на стационары, когда люди рвутся на операционный стол для проведения плановых операций, с введением страховой медицины прекратятся.

Вместе с ней закончатся и «приключения» пациентов, вынужденно прописывающихся в стационарах из-за отказов родственников забирать их домой после, к примеру, инсультов. Если по стандарту страховой медицины лечение рассчитано на семидневный курс, то сверх этого оно оплачиваться не будет.

Берущие измором врачей и лечебные учреждения пациенты мало задумываются, как работается медикам в условиях «повышенного спроса». Но, как говорит Александр Голенко, им легко никогда и не было: что в украинские времена отсутствия государственного финансирования, что сейчас, когда пошли деньги на лечение и питание, а пациенты стали давить массовостью.

Ругань из коридоров из-за большого наплыва пациентов перетекает в кабинеты врачей, где уже скандалят по «высоким» причинам: из-за методов лечения, комплекса назначений и исследований. Как говорится, ничего личного, но если пациент всё знает лучше врача, ему следует плавно перенести свое «я» из государственного лечебного учреждения в частную клинику, где за деньги исполнят любой каприз, в том числе и самоназначения «профессионального» больного.

В России существует несколько уровней финансирования здравоохранения, поэтому выбор есть всегда. Первый — обязательное медицинское страхование — покрывает до 89% процентов расходов лечебных учреждений. Второй – государственное бюджетное финансирование на лиц с особо опасными заболеваниями: психиатрическими, инфекционными, офранными (редкими). И третий – платные медицинские услуги, предоставляемые теми же государственными учреждениями здравоохранения. И, конечно же, приватная медицина, сеть которой широко развита в России. Поэтому главное, чтобы человек имел четкое представление о том, какой комплекс лечения предоставляется на основе страховой медицины, где, кем и когда. Речь не идет об экстренной медпомощи – она оказывается в Российской Федерации всем, бесплатно и немедленно.

Что же касается оказания плановой медицинской помощи по поводу хронических заболеваний, к примеру, удаления желчного пузыря при желчнокаменной болезни, то больной должен быть извещен, когда и в каком лечебном учреждении ему будет проведена операция. В Керчи, как и других периферийных городах, невозможно провести операцию по замене сустава, сложные операции на сердце, почках, сосудах, следовательно, будет разработана процедура их проведения в республиканских медицинских центрах.

Тогда пациент сможет самостоятельно принимать решение, ожидать ли ему два года очереди или обратиться в государственное лечебное учреждение за платной услугой, которая будет предоставлена ему повышенного качества, например, операцию проведет доктор наук, а в послеоперационный период обеспечат пребывание в палате повышенной комфортности. Остается еще один выбор – частной клиники.

Но тут возникает другой, может быть, в большей степени организационный вопрос, но, тем не менее, имеющий принципиальное значение. С нового года такая привычная для керчан чиновничья структура, как управление здравоохранения, перестанет существовать, поскольку по российским стандартам финансирование городских и районных лечебных учреждений осуществляется не из местного бюджета, а республиканского — значит, рычаги и функции управления ими передаются в Крым. То есть через месяц уже не пойдешь на прием к его начальнику пожаловаться на врача или «пробивать» консультацию-операцию в республиканской больнице.

Александр Голенко, много лет руководивший управлением в Керчи, сегодня бессилен дать ответ о будущей системе взаимоотношений жителей города с местной администрацией по вопросам медицины: будут ли за все ответственны руководители лечебных учреждений, или Минздрав Крыма создаст какие-то структуры управления медициной в регионах. Пока что, по словам Александра Ивановича, дальше беспредметных разговоров дело не продвинулось. Как и всем керчанам, ему остается надеяться, что хуже не станет.

Ситуацию «разрулят» страховые полисы, которые позволят горожанам получать медицинскую помощь на всей территории Российской Федерации. Однако и тем, кто не успеет обзавестись этим «гарантом» бесплатной медицинской помощи до наступления 2015 года, получат законный доступ к ней на всей территории Крыма и точно так же, как обладатели полисов, при необходимости будут направляться в федеральные центры для оказания высокоспециализированной помощи через Минздрав Крыма.

Все лечебные учреждения города остаются в прежнем виде: никаких сокращений не проводилось, правда, и увеличения штатной численности тоже. Но медицина – та отрасль, где в дополнение к человеческому фактору требуются современные технологии. В Керчь же, несмотря на громкие заявления о модернизации здравоохранения, не поступило за последнее время ни одного нового аппарата, никакого диагностического оборудования.

При резко выросшей нагрузке, имеющиеся в распоряжении керченских медиков аппараты все чаще стали выходить из строя. Чему особо удивляться, когда флюорограф-«новьё» приобретен в 1986 году, «новейшему» рентгеновскому аппарату десять лет, а все остальное оборудование куплено еще в советское время и «отмотало» по три срока эксплуатации. Глухо в Керчи и с информатизацией лечебных учреждений, никаких новаций по линии внедрения электронных листов нетрудоспособности, компьютеризации рабочих мест врачей и медрегистраторов. Так что в новые российские стандарты здравоохранения Керчь входит со старым багажом. Преимущественно – проблем.

Безусловно, на это можно возразить, что решающим условием успешного лечения является все же врач, которого во век не заменить самой высокоэффективной аппаратурой. Кто бы спорил! Но, похоже, и тут всё по-старому. По мнению Александра Голенко, врач априори был плохим – на него валили все беду недофинансирования. «Нас обманывали все эти годы, — на нерве говорит Александр Иванович. – Рассказывали о бесплатной медицине, но не выделяли средства ни на питание, ни на медикаменты, ни на оборудование. 85% расходов здравоохранения приходилось на выплату заработной платы персоналу, 12% — на коммунальные платежи и получается, что меньше 5% шло якобы на ту бесплатную медпомощь, которую декларировали.

Естественно, что медицинские работники становились для населения громоотводом. И это была преступная политика прежней государственной власти по отношению к человеку, которого она объявляла самой высокой своей ценностью. Однако не предпринимала ничего, а только лишь подводила своими действиями к ежегодному сокращению численности этой великой ценности, ухудшению здоровья населения. В том, что Крым испытывает дефицит врачебных кадров, огромная вина прежней власти, делавшей медиков ответственными за все свои провалы.

Да, сейчас меняется и само отношение к здравоохранению, и подход к финансированию отрасли, но пройдет еще немало времени, возможно, десятилетия, чтобы в обществе произошли перемены, коренным образом поменялось отношение к врачу, из требовательно-наплевательского стало уважительным. Тогда в профессию пойдут по призванию, а не потому, что можно по-быстрому слупить денег за протезирование или частные услуги косметолога и венеролога».

 

Фото вверху —
с сайта www.espresso-id.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Огласите весь список, пожалуйста

Украина: хроника предстоящего дефолта

.

Кремль снова бьет горшки с батькой

.