Крымское Эхо
Архив

Болезнь неличного свойства

Болезнь неличного свойства

Объективности ради следует сразу оговориться: отношение к программе заместительной терапии опиоидной зависимости метадоном далеко неоднозначно в самой медицинской среде.

Сторонники формулируют свои аргументы, руководствуясь идеологией программы, что имеет целью недопущение развития у пациентов «ломки», поддержку стабильного состояния физического комфорта, снятие влечения к нелегальным опиоидам и блокирование эффекта уличных опиоидов.

Часть их коллег, которые вполне могут вести врачебный прием в соседнем кабинете, абсолютно искренни, когда говорят, что выделяемые зарубежными благотворительными фондами средства разумнее и эффективнее было бы направить на помощь инвалидам, старикам, детям. Не для печати, что называется, они раскрывают подспудный замысел разработанной американцами программы: уничтожение криминогенной части населения, легально «вскармливая» их синтетическими наркотиками.

Единственная «территория», что объединяет сторонников и противников программы заместительной терапии опиоидной зависимости метадоном, это злая ирония по отношению к сотрудникам милиции. Как, не скрывая издевки, говорят медики, сотрудникам отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков снижение криминальной активности среди ушедших на программу «клиентов» сильно подпортило картину раскрываемости преступлений.

Однако особо злорадствовать над милицией тоже не получается: далеко не все наркоманы торопятся за дармовыми таблетками. Во всяком случае, в Керчи число подписавшихся на программу, а информационное согласие дается каждым ее участником лично, может быть вдвое большим, исходя из выделенных Международным альянсом по ВИЧ/СПИДу на Украине средствам. Продвинутые наркоманы отказываются от участия в ней, ссылаясь на то, что метанол (синтетический аналог метадона) вызывает сильное привыкание, разрушает костную ткань и печень. Мифов о канадском синтетическом препарате гуляет предостаточно. Но что странно. Так пекущиеся о своем здоровье наркоманы не гнушаются употреблением уличных наркотиков, которые «вставляют» не натуральной маковой соломкой, а теми смесями неизвестного происхождения, в которых используется все, вплоть до стирального порошка и песка.

Врачи и не скрывают очевидного: метадон вызывает привыкание. Это обстоятельство вынуждает Международный альянс по ВИЧ/СПИДу на Украине добиваться признания за программой заместительной терапии опиоидной зависимости метадоном государственного статуса. До 2011 года она профинансирована на Украине благотворительными фондами, но может случиться, что через год-полтора деньги закончатся, а «прирученные» ею наркоманы вновь вернутся к уличным «первоисточникам» и криминальному прошлому. Медики настаивают: наркомания – хроническое рецидивирующее заболевание, при котором периоды обострения сменяются периодами ремиссии, и добиваются государственного финансирования, что существует в стране для больных сахарным диабетом. Как ни сложно принять обывателю эту точку зрения медиков, но с профессиональных позиций видится именно такой выход. Государственный бюджет такие траты не разорят: на одного человека в месяц необходимо порядка восьми долларов.

В первую очередь на программу попадают ВИЧ-инфицированные, больные туберкулезом, гепатитами В и С. В Керчи участников программы с подобными диагнозами двадцать девять человек. Клиентами, привлеченными к программе, оказались те, кто предпринимал попытки в лечебных учреждениях отказаться от приема уличных наркотиков, состоящие на учете, имеющие диагнозы «наркомания с синдромом зависимости», «опийная наркомания», освободившиеся из мест лишения свободы из числа попавших за решетку по «наркоманским» статьям. Все участвуют в программе добровольно и обязаны выполнять ряд непременных условий: например, полностью отказаться от применения спиртных напитков или других психотропных препаратов, выноса метадола из лечебного учреждения, что на первых порах, по свидетельству медиков, порой случалось. Принимается препарат под наблюдением медсестры в специально отведенном для этого кабинете. Большинство ожидает своей очереди с бутылочкой воды: в кабинете таблетки запиваются, после чего медицинская сестра попросит открыть рот и лично убедится, что они проглочены. Такие предосторожности не зряшны: бывали случаи, что таблетки оставались за щекой, а затем продавались страждущим товарищам.

Конфиденциальность участников – непременное условие программы, но такое еще, наверное, возможно в большом городе, а в Керчи тайну удается сохранить далеко не всегда. В Керченском психоневрологическом диспансере под программу хоть и выделен отдельный кабинет, где на этаже не ведутся обычные врачебные приемы, утаить правду получается не всегда: кто-то случайно увидел, полюбопытствовал, проговорился. Да и стоит ли особо скрывать этот факт наркоману со стажем, когда в районе проживания о его пристрастии по остекленевшему взгляду и без того известно чуть ли не каждому.

Метадон, что принимают участники программы, действует аналогично уличному наркотику, но в отличие от него не вызывает кайфа от приема и снимает симптомы «ломки». По заверению врачей, это улучшает физическое состояние и способствует работоспособности клиентов. Помимо чисто медицинских задач, программа ставит целью улучшение социального статуса, проще говоря, трудоустройство клиентов. Даже график работы специализированного кабинета психоневрологического диспансера разработан с учетом режима работы любого учреждения. За тот год, что программа действует в Керчи, из сорока восьми участников программы адаптировались в социуме, то есть устроились на работу, больше половины. Тем не менее, далеко не все и после социальной адаптации соглашаются на редактирование первоначально установленной врачом дозировки: опасаются сорваться даже молодые, со стажем приема наркотиков до пяти лет.

За время реализации в Керчи программы заместительной терапии опиоидной зависимости из нее, по словам врача-психиатра Татьяны Лариной, ушла одна клиентка, желающая избавиться от наркотической зависимости и проходящая сейчас курс реабилитации в специализированном центре. В искренности этой пациентки Татьяна Александровна не сомневается: девушка лечилась в стационаре, участвовала в программе, соглашалась на снижение дозировки препарата, устроилась на работу. Рвется из силков наркозависимости молодая симпатичная женщина, которая пришла в программу вместе с мужем, но в отличие от нее он постоянно нарушает условия и режим: пьет, принимает уличные наркотики, не работает. Очаровательный ребенок, по счастью не имеющий видимых последствий родительской наркозависимости, тем не менее, растет в неблагополучной семье. Другая семейная пара, в которой также растет ребенок и вскоре ожидается прибавление, условий программы не нарушает, однако и социально адаптироваться не торопится.

Глядя на них, легко и бездумно плывущих по течению жизни, понимаешь, почему окружающие не воспринимают наркозависимость как болезнь. Ведь заболевший обычно тяготится недугом и старается предпринять все для излечения, особенно когда ему протягивают не просто руку помощи, а руку помощи с вложенными в нее долларами. Наркозависимые люди часто не желают расставаться со своей болезнью. Видимо, потому что она приносит не только страдания, но и минуты сладостного кайфа.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Ничего серьезного…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Спорт повернет транспортные и денежные потоки?

Ольга ФОМИНА

Молодёжный лагерь «Донузлав-2009» завершился

.