Крымское Эхо
Поле дискуссии

Битва зеркальных отражений

Битва зеркальных отражений

Ряд археологических исследований свидетельствует о том, что прародина древних ариев (они же индоевропейцы) находилась в Сев.Причерноморье. То есть там, где сейчас бьётся за свою свободу Новороссия. Именно отсюда, тысячелетия назад, наши далёкие предки принялись расселяться во все стороны, по всей Евразии. Люди, которые жили здесь, основали величайшие известные нам культуры.

Корни индийской, иранской, европейской, русской цивилизации находятся здесь, и их ростки протянулись на десятки тысяч километров окрест — от Северного моря и до Индийского океана, от Камчатки через всю Азию, Европу вплоть до Аляски. Везде живут потомки суровых степных пастухов, некогда кочевавших по тем местам, где сейчас распаханные поля, широкие дороги, терриконы, заводы и сотни русских городов, основанных по указам великих русских цариц и царей. По тем просторам, где сейчас снова льётся кровь и свистят пули.

У русских националистов модно разговаривать о некоем славянском единстве. Или, если речь идёт о приверженцах национал-социализма, даже о братстве белых народов. Мы якобы одной расы, поэтому должны держаться вместе. Такая форма виртуальной реальности плохо работает даже в американских тюрьмах, жёстко разделённых на белых, латиносов и негров. Там у «белых арийцев» шанс получить заточкой в печень от такого же «белого арийца» столь же велик, что и от чёрного «унтерменша».

Впрочем, у сектантов разного рода их жизненная реальность всегда существенно отличалась от объективной реальности. Те, которые уповают на «славянское единство», предпочитают не замечать, как Русь несколько столетий подряд воевала с единокровными «братьями-поляками». Также замалчивается длинная эпоха междуусобиц, когда один князь с дружиной запросто вырезал таких же русских, единоверцев, в соседнем княжестве.

Столь же эфемерна благостная картинка «белого братства». Тут даже сложно с чего-то начать… Ближайшие родственники скифов — сарматы истребляли их без всяких сожалений. Белые европейцы, эллины и римляне, без сентенций о братстве резали таких же белых галлов, германцев, самнитов, а также друг дружку, не переживая о том, что относятся, в сущности, к одной цивилизации. Да вся история «белой» Европы – это ни на год не прекращающаяся резня всех против всех. Швабы против баваров, англичане против французов, бургундцы против швейцарцев, итальянцы против французов, испанцы против итальянцев…

Если это и есть «белое братство», то как должна выглядеть их вражда?

Мы действительно когда-то были единым народом. Не очень большим. С одним языком на всех, возможно, знавшие друг друга в лицо представители одного племени – ариев. Потом племя увеличилось, и мы разделились. Так давно, что в памяти это не сохранилось. С тех пор тысячи лет мы все живём как представители разных народов и разных культур. На разных землях, расположенных иной раз очень далеко друг от друга.

Всякое «братство» обычно заканчивается на уровне оформившейся общности, для управления которой сформирован государственный аппарат. Эта система позволяет обществу концентрировать ресурсы и силы для обеспечения своей безопасности и сопротивления внешним угрозам. Одновременно государственный аппарат обеспечивает внутреннюю стабильность системы, заставляя граждан соблюдать законы и правила. Хотя бы для того чтобы граждане не скатились обратно в каменный век — с кровной местью, голодом, болезнями и людоедством.

Конечно, многим по душе именно эта идиллия, с милым их сердцу копным правом, со старейшинами, выжившими из ума, с общеплеменными сборами у костра под присмотром вождя. Оно, может, и хорошо, конечно, но только ровно до того момента, пока племя не сталкивается с таким внешним вызовом, справиться с которым будет не в состоянии в силу банальной нехватки ресурсов. Например, с набегом более высокоорганизованного отряда профессиональных воинов. Или с неурожаем. Или пища куда-то откочевала. Или пришла новая болезнь, которую неизвестно чем лечить.

Поэтому всевозможные любители «возвращения к истокам» на самом деле предлагают нам примерно следующее — копать деревянной сохой огородик с экологически чистой продукцией, бренчать на гуслях, ходить в вышитой рубахе и лаптях, рожать детей, из которых едва ли половина будет доживать до сознательного возраста. А когда к околице подъедет железная шайтан-арба в окружении камуфлированных автоматчиков – героически встретить их с мечами пращуров, метая сулицы и грозно взрыкивая.

Примерно такое вот «возвращение к истокам» происходит на той территории Юго-Западной России, где с 1991г. сочиняется «Украинская держава». До шабель и конной тяги там ещё не дошли, но, судя по дизайну шушпанцеров, поставляющихся в ВСУ – очередной виток регресса не за горами. Так происходит всегда и во всех местах, где население начинают настойчиво оболванивать иррациональными мифами о некой национальной исключительности.

На самом деле это ловушка. Любая исключительность — то ли этническая, то ли религиозная, то ли ещё какая – представляется носителям таковой детским одеялом, под которое можно спрятаться и от бабайки, и от невыученных уроков и вообще от всего на свете, что представляет собой угрозу. Когда же одеяльце сдёргивают (всегда неожиданно), после чего холодными твёрдыми пальцами за ухо вытаскивают из уютной постельки на холодный пол, выясняется: это и есть реальное положение вещей. И за невыученные уроки перед кем-то всегда нужно отвечать.

Нерадивый ученик рискует разве что собственной задницей, зарабатывая себе отрицательную карму в плане благополучного будущего. Чем рискует нерадивое государство? Оно рискует жизнью и благосостоянием своих граждан, территориями, ресурсами. Ну и, естественно, собственным будущим.

Вспомним, как возникла Украина в виде «незалежной державы». Абсолютно бескровно. Огромный кусок территории, с плодороднейшими почвами, с мощной промышленностью вплоть до авиакосмического производства, с готовой научно-технической базой и развитой инфраструктурой, за который в своё время были положены миллионы людей, в развитие которого вкладывались миллиардные суммы, был отпущен безо всяких условий, без сопротивления и борьбы. Однако в качестве доминирующего государственного мифа было положено не это мирное отделение, а кровавая вакханалия, развязанная местными националистами в Галиции.

Всякий, кто хоть раз участвовал в дискуссиях с апологетами мифа об «славных лыцарях ОУН-УПА» прекрасно знает их аргументацию:

— на наши земли пришли чужаки, которые заставляли нас жить по своим правилам;
— всякая борьба за родную землю священна, что бы ни вытворяли те, кто взял на себя функции «защитников»:
— одна страна, одна нация, один язык. Все, кто недоволен – «чемодан-вокзал-Россия».

Не прошло и четверти века, как возникла ситуация, когда за невыученные уроки пришлось заплатить. Усиленная героизация бандеровцев привела к тому, что возникла абсолютно зеркальная ситуация – теперь против «чужаков» восстал Донбасс, антипод Галиции. И теперь не УПА, а армия Донбасса ведёт борьбу за свои дома, за свои семьи. В общем, делает всё то, что делали воспетые в мифах бандеровцы – защищает родину от чужаков, заставляющих жить по чужим правилам.

И что удивительно: никто из украинцев этой аналогии видеть не хочет. Отказывается её осознавать! Для них любой боец ВСН – террорист и бандит. То есть, они отзываются о них ровно в тех же выражениях, в каких выражались относительно ОУНовцев советские граждане. И воевать с ВСН, бороться с «сепаратизмом» украинцы пытаются в точности так же, как против них воевали и боролись МГБ и Советская армия.

Есть, правда, один нюанс, который сводит на ноль все усилия Украины. Галицию в своё время встраивали в развивающуюся систему. Избавляли от голода, унизительной работы, бедности. Строили дороги, города, промышленность, открывали институты и университеты. Встраивали жёстко и без сантиментов. Куда пытаются встроить восставший Донбасс идейные потомки бандеровцев? В государство, уничтожившее весь свой потенциал, уверенно преодолевающее хронологическую дистанцию от космического завода «Южмаш» до хат с соломенными крышами, ручной косьбы и вышиванок?

Кровавый миф обернулся кровавой расплатой. Кровь, которая была пролита в Галиции, не была прощена, уроки не пошли впрок. Борьба с безграмотностью на Юго-Западе Российской империи, замена народных диалектов на единый литературный русский язык обратилась при большевиках в первую волну жёсткой украинизации. Потом последовал довольно мягкий откат, который в среде украинцев принято считать «русификацией». Затем новая, ещё более свирепая украинизация, результатом которой стала война на Донбассе.

Наши уроки выучены – Крым, ускользнувший от реформаторов с майдана, не запретил украинский новояз. Не запрещён он и в Донецке. Но осознать то, что было осознано нами, Украине не под силу: там русский язык фактически полностью запрещён, при том, что не менее 80% населения постоянно использует только его. Истинная ценность украинского языка проявилась сразу же, как только он был отпущен в свободное плавание в Крыму и в ДНР-ЛНР. Он оказался никому не нужен и, лишённый специальной государственной поддержки, практически исчез из оборота. Точно так же он исчезнет из обращения на всей остальной территории Юго-Западной России, как только его перестанут искусственно поддерживать – в течение нескольких лет.

Если «дьявол – обезьяна Бога», как утверждают средневековые теологи, то есть существо, неспособное к творению, имеющее возможность только грубо подражать замыслу Господа, то такой «обезьяной» среди государств является Украина.

Здесь заимствовано абсолютно всё, причём, заимствовано с безапелляционной карикатурностью. Заимствована и чудовищно искажена история. Заимствован и исковеркан язык, щедро насыщенный полонизмами. Даже территория и та собрана из разнородных кусков, собранных в «Украину» отнюдь не украинцами.

Действия на политической арене, в информационной сфере копируются с упорством павиана, передразнивающего посетителей обезьянника. Обвинения в обстрелах мирных жителей артиллерией ВСУ моментально переворачиваются на зеркальные обвинения в обстрелах своих же городов артиллерией ВСН. Наследники ОУН одной рукой сокрушают памятники воинам Красной армии, а второй лепят плакаты, сравнивающие защиту СССР от фашистской агрессии с защитой Украины от «российской агрессии». Откровенные неонацисты обвиняют в нацизме государство, положившее 27 миллионов человек в борьбе с нацизмом. Одной рукой зигуют, второй – тут же пишут: «рашисты».

Министр иностранных дел Украины Климкин и глава МИД РФ Лавров.

Ощутите разницу…

Любые политические заявления Лаврова тут же копирует его антипод, убогий Климкин, с комичной непосредственностью вещающий о каких-то важных геополитических замыслах Украины. Ведущие «политологи» важно рассуждают о скором распаде России, живя в стране, которая уже находится в реальном процессе распада. Люди, живущие полностью взаймы, побирающиеся по всему миру, выдвигают какие-то несусветные претензии к своим же кредиторам. Мы говорим о мире – они нас тут же копируют, совершенно не замечая, что рассуждения о примирении у украинцев прекрасно сочетаются с миномётными обстрелами жилых кварталов. Любой интернет-мем, любая цитата об Украине – незамедлительно оборачивается на свою противоположность, невзирая на очевидную лживость. Во всём – обезьянничание… Абсолютно во всём.

Флаги аэромобильных войск ВСУ и ВДВ России. Копия и оригинал.

День ВДВ на Украине празднуется советский, 2 августа

Характерный пример подмены понятий. Советский праздник.

Красный флаг заменён жёлто-голубым. Вместо звезды – трезубец.

Праздник, который ни по смыслу, ни по сути не имеет

никакого отношения к националистической символике Украины

И никто, за редчайшим исключением, никто даже не собирается отрабатывать уроки кармы. Никто не собирается ничего прощать. Агрессия и ненависть усиленно культивируются. Преподаются детям, выращивая более злобное поколение, более примитивное, более ущербное во всех проявлениях. Это наше отражение в кривом зеркале, возомнившее себя реальностью, а нас, реальных – своим отражением.

Что делать с этим? Изгнать бесов силой, железной рукой снова насадить культуру, закон, порядок, восстановить промышленность. Это можно сделать, мы не раз так поступали в этих краях. От нас снова потребуются многие тысячи жертв. Напряжение всего государства. Усилия миллионов людей. Мы сделаем так. Но только тогда, когда больной хотя бы осознает свою болезнь.

И попросит о помощи.

Пока же этого не произошло – пусть и дальше бьётся в приступах бешенства. Болезнь сожрёт его в любом случае. Иногда проще отнести труп в морг, чем лечить буйного пациента, не желающего выздоровления.

А земля, которая была общей колыбелью наших арийских пращуров, останется.

Это – наша земля. И мы это знаем.

Рисунок вверху — иллюстрация
к басне Ивана Крылова « Зеркало и обезьяна»

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Память о Второй мировой войне и современная геополитика

.

Железный занавес им. Альфреда Нобеля

Россия — это остров

Сергей КЛЁНОВ

Оставить комментарий