Крымское Эхо
Архив

Без «Царя» в голове

Без «Царя» в голове

И СНОВА О НОВОМ ФИЛЬМЕ ЛУНГИНА

Стоило Лунгину заявить о своем намерении снимать фильм об Иване Грозном и митрополите Филиппе, как напряглись все, кого волнуют вопросы православия, истории России и её настоящего. Дела давно минувших дней отчего-то не дают покоя современникам и вызывают яростные споры. Должно быть, народ истосковался по твердой и властной руке, которая освободит от груза постоянного выбора и укажет, где черное, а где белое.

Любому школьнику Иван Грозный знаком как полусумасшедший царь, страдавший от мании преследования и расправлявшийся с предателями с ужасающей жестокостью. Мол, детство у него было тяжелое, времена темные, а бремя власти — непосильным. Вот он и бесновался.

Некритически настроенная и неподготовленная публика восприняла Мамонова в роли царя именно таким. Остальная публика разделилась на три лагеря. Первые тычут пальцем в беззубого маньяка и кричат: вот она, российская государственность, вот её кровавое лицо! Вторые уже обвинили Лунгина и в том, что он продался американцам, и в том, что он богохульник, и в том, что он русофоб. Третьи (наиболее разумные, на мой взгляд), не спешат с выводами и размышляют по-христиански: пусть и тех, и других Бог рассудит.

Для тех, кто «Царя» еще не видел, объясняю, в чем состоит конфликт. Мамонов в своем привычном образе полуюродивого-полусвятого проливает кровь собственного народа, полагая, что это для его же блага. Он уверен, что народ любит его и без него не сможет существовать. По большому счету, так и есть: ослабь он свою хватку – бояре растащат державу на куски и продадут чужеземцам. Царь одинок на своей недосягаемой вершине власти. Он фанатично верует, но чувствует, что Бог покидает его. Его мучают демоны и призраки им убитых. Но исправить он ничего не в силах.

В надежде облегчить собственную ношу и услышать от кого-нибудь оправдание собственных грехов, царь призывает к себе друга детства, игумена Филиппа (последняя роль Олега Янковского, настоящая последняя роль, в которой он сказал все) и делает его митрополитом. Филипп не может оправдать царскую жестокость, пытается повлиять на Ивана Грозного, просит его умерить жажду крови. Однако Филипп лишь осуждает поступки царя, но не может ему помочь, не предлагает альтернативы. Он лишь говорит: «казнить нельзя, помиловать». Но не ему отвечать за последствия помилования.

Когда царь заставляет митрополита судить воевод, проигравших битву, чтоб он на собственной шкуре почувствовал всю тяжесть выбора, Филипп не оправдывает их, но и не велит казнить, он просто отказывается выносить приговор. Филипп – духовник, он может воспользоваться такой роскошью. Но как быть Ивану Грозному? Поверхностный зритель с легкостью осуждает царя — или режиссера, видит лишь черные и белые краски. И немногие заметили истинную проблематику «Царя»: как быть человеку, на которого возложена огромная ответственность, который не может миловать, чтоб сохранить государство, но и не может спать по ночам, потому что помнит всех, кого ему пришлось убить?

Тут, кстати, мы видим следы «Острова» — рассказа об искуплении вины. В результате герой Мамонова обращается во тьму, впадает в маниакальный психоз, убивает направо и налево и губит самого митрополита, так и не получив от того благословления. Последняя фраза царя в этом фильме такова: «Где мой народ?» Иван Грозный остался один со своими демонами, убив единственного равного духом. А народ не ответил благодарностью.

Во-первых, «Царя» нельзя рассматривать однобоко хотя бы потому, что в нем содержится чисто русская проблематика. Всю эту достоевщину можно приписать лишь русскому царю: только что отдав приказ об убийстве, он идет и молится до исступления. Такие рефлексии приписывают обычно именно непостижимому русскому характеру. Это не взгляд извне, который позволил бы людям сказать: «А, это опять американцы изобразили нас медведями!». Это фильм человека, которого Медведев, кстати, лично поздравляет с днем рождения.

Обвинять Лунгина или Мамонова в русофобстве, как это сделали некоторые СМИ, – значит поступать так же, как поступал Иван Грозный, то есть казнить без разбирательств не только предателей, но и тех, кто мог бы ими быть. Русский имеет право размышлять о судьбе своего народа и государства критически, по крайней мере, последние лет двадцать пять.

Судить чужие грехи – это на самом деле не по-христиански. Но люди судят и часто теряют объективность от ярости. Например, читаем, что пишут о картине Лунгина в СМИ. Писатель и журналист Вячеслав Манягин, являющийся автором исследований о царе Иоанне Грозном, обратился [url=http://www.manjagin.ru/content/view/65/] с открытым письмом к Дмитрию Медведеву[/url] в связи с выходом на экраны фильма Павла Лунгина «Царь» — предлагает запретить показ этого фильма. Причина – фальсификация истории. С тем, что «Царь» не историчен, согласны все, и даже его создатели. Право автора – использовать лишь те факты, которые служат для раскрытия основной идеи.

Картина не была заявлена как документальная или историческая и лишь использует знакомые с детства образы, чтоб разыграть вечный конфликт добра и зла. Но Манягина больше всего возмущает не это. Он считает, что фильм роняет престиж России в глазах всего мира. «Авторы фильма старательно создают образ кровавого Апокалипсиса во главе с царем-Нероном, сидящим над деревянным Колизеем, где медведь рвет на части живьем верных и праведных слуг царя. Вместе с царем наслаждается кровавым зрелищем и простой народ: вопит от восторга, машет руками, пучит глаза – вот-вот начнет делать ставки. И это не единственные в фильме кадры, где русский народ выглядит как дикое кровожадное быдло. Таким же его изобразили в сцене поставления на митрополию святителя Филиппа, когда толпа бежит ловить брошенные монеты». Но это проблема не русского народа, а всего человечества. Зачем сгущать краски? Где вы видели подданных, которым царь будет в честь великого события бросать деньги, а они их не будут ловить?

Чувствую, после этих слов многие читатели уже начнут сочинять гневные комментарии на автора этого текста, но не спешите с выводами. Многие сегодня хотели бы видеть Ивана Грозного канонизированным. Это те, кто с легкостью оправдывают грехи царя (приводя даже статистку, кто из европейских монархов того времени сколько душ загубил) и прощают ему жестокость за то, что он положил начало России в сегодняшнем её виде, присоединил огромные земли и, кстати, подавал подданным пример своей религиозностью.

Но ведь была и опричнина, и ни один серьезный историк с этим не поспорит, а не один настоящий православный не возьмет на себя грех оправдывать убийства людей, тоже православных, будь они хоть тысячу раз предатели. Царь Мамонова оправдывает себя тем, что он грешный человек — но праведный царь, что любая власть дана Богом, что на все Воля Божья, а его, царя, судьба — исполнять эту волю. На что Филипп ему отвечает: «Свою волю творишь, а не Божью».

С последним тезисом наверняка согласна автор материала [url=http://www.unian.net/rus/news/news-347876.html]«Фильм «Царь»[/url]: интеллигентное сопротивление путинизму»: «Не только сам фильм является образчиком проявления недовольства властью. Диссидентством можно считать даже положительный отзыв о нем в российской прессе, который служит сигналом между знающими людьми: если мне нравится фильм «Царь», значит, меня уже достал Путин…» Заметьте, в самой картине нет никаких аллюзий на предыдущих или последующих русских правителей, нет даже размышлений о русской государственности.

«Кому-то может не нравится монархия и народные порывы к ее возрождению, но факты – упрямая вещь. Первый Русский Царь разгромил армии и присоединил к России царств Казанского, Астраханского, Сибирского, Ногайской орды и Пятигорья, более чем вдвое раздвинул пределы своей державы. За почти полвека своего царствования по приказу Царя Иоанна IV казнено, по сведениям архивов, около пяти тысяч человек, включая уголовных преступников. Даже по свидетельству иностранцев Иван Грозный был одним из самых образованных и благодетельных владетелей Европы того времени» — это слова [url=http://www.rusk.ru/newsdata.php?idar=185958]протоиерея Вячеслава Пушкарева[/url] («Русская линия»).

А вот мнение [url=http://www.rusk.ru/st.php?idar=185914]протоиерея Геннадия Беловолова[/url], высказанное в том же издании: «Иван Грозный был очень глубокой духовной фигурой русской истории, безусловно, он был глубоко верующим человеком, и этому свидетельство не только синодики, которые говорят о его покаянии. Нет больше таких примеров покаяния, я бы сказал, на государственном уровне. Можно ли представить, чтобы, например, Сталин вспомнил поименно тех, кого он загубил?» Пока в СМИ идут споры, на улицах Москвы слышатся вполне конкретные призывы: [url=http://www.kp.ru/daily/24387.5/566810/]«Фильм «Царь» — на костер!»[/url] Участники демонстрации даже переиначили картину Репина «Иван Грозный убивает своего сына»: вместо головы сына – голова самого Репина.

После того, как русский народ увидел, что такое слабая власть, и каково оно жить, когда не знаешь, зачем и как, ностальгия по железной крепкой руке стала почти болезненной. Поэтому-то Иван Грозный и представляется сегодня эдаким отцом народа, национальным героем, взявшим в кулак всех предателей и слабаков. Поэтому люди так болезненно переживают, когда им показывают, как царь мучается и страдает, как он остается один на один со своей слабостью и со своими призраками. Ведь хочется-то видеть не такого царя, хочется видеть мудрого патриарха, который не сомневается и не боится.

Лунгин своим фильмом попал в болевую точку, но не оправдал ожиданий людей, потому что не ответил им, что лучше: сильный деспот или слабый либерал. А как бы кстати сегодня пришлась картина с такими сильными актерами, которая оправдала бы любые преступления, которые совершаются во благо Отечества! Даже у нас, в преддверие выборов, она пришлась бы очень кстати. Интересно, как бы поступил Иван Грозный с боярином, проголосовавшим за палку колбасы? А с тем, что, отрабатывая американские деньги, внедряет идеологию, в которую не верит? Но Лунгин не собирался оправдывать ни жестокого царя, ни нас с вами.

Потомки решают, канонизировать того или иного деятеля истории, или плевать на его портреты и сжигать их по праздникам. Так они отвечают на свои собственные вопросы, история для них – лишь повод. Потому что, сказать по правде, мало кого волнует, горит ли Иван Грозный в аду за свои грехи во имя народа или там, наверху, ему все прощено, или ни ада, ни рая нет вовсе, а есть лишь сегодняшний день и обязанность вечно выбирать из двух зол, а также тоска по таким «грозным», которые освобождают своих подданных от тяжкого выбора

Фото с сайта all-pages.com

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Гомосексуализм как зеркало европейской демократии

Михаил КИРИЛЛОВ

Сигнал к началу репрессий дан

Софья БАСАВРЮК

Затратный пункт

Ольга ФОМИНА