Крымское Эхо
Новороссия

Бессрочный кредит

Бессрочный кредит

За недельный срок, с 7 по 13 октября, безвозвратные потери в Донецкой Народной Республике составили три человека. Это погибший 8 октября житель северного пригорода Горловки — поселка Зайцево, отец троих малолетних детей Виталий Дегай и еще двое бойцов армии ДНР. Еще четыре человека, в том числе двое гражданских, были ранены.

Терпит урон и противник. Только по итогам одних суток — 16 октября украинская сторона пожаловалась, что у них убито двое военных.

Конца-края этому растущему списку не видно.

И происходит это в то историческое время, когда уже довольно давно государственные руководители, политические деятели и дипломаты всего мира твердят одно: военного решения у конфликтов, хоть межгосударственных, хоть внутренних быть не может. То есть, не должно быть войн ни между странами, ни гражданских. Что угодно, только не кровопролитие.

Что из этого выходит, однако, в действительности?

Историю десятилетий, минувших с момента окончания Второй Мировой войны, под известным углом зрения можно рассматривать как нарастающую череду замороженных конфликтов.

Китай — и Тайвань, Северная Корея — и Южная Корея, Израиль — и Палестина, Индия — и Пакистан в Джамму и в Кашмире… Возраст этих заглушенных войн уже подходит к 70 годам или даже перевалил за эту отметку.

Более 40 лет существует линия противостояния между Кипром и Республикой Северный Кипр, которую создала Турция, одна она ее и признает.

На постсоветском пространстве конфликту между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха уже почти 30 лет; конфликт между Молдавией и Приднестровьем лишь на пару лет «моложе».

К этому перечню имеет много шансов присоединиться и война, ведущаяся киевской властью против республик Донбасса. Во всяком случае, в вялотекущем режиме она длится уже более трех лет.

Но как тогда понимать «коллективный разум» мировой политики, твердо вроде бы установивший, что война — это не способ решения политических споров? Если уж безоговорочно сошлись на этом, то на основе этакого всеобщего согласия, по идее, давно пора бы найти такую же, приемлемую всеми, альтернативу войне.

Да только где же она?

«Военного способа решения проблемы нет», — говорят по поводу любого межгосударственного или внутреннего конфликта. А какой тогда есть? Или под мирным решением имеется в виду замораживание конфликта с бесконечным сидением в окопах противоборствующих сторон? Но ведь признаком политического, а не военного урегулирования возникшего кризиса как раз и должно быть то, что враждующие стороны перестанут быть таковыми и разойдутся по домам. Окопы тогда опустеют, будут распаханы или зарастут травой. Но такого нет и, похоже, не предвидится ни в одной из зон военной напряженности, которые были перечислены выше.

Уже ведь известно немало переговоров, в том числе Минских, где стороны ни к чему не могут прийти, потому что одна из них, используя к своей выгоде идею самодовлеющей ценности любых, даже бессмысленных, переговорных посиделок, войну считает миром, а мир — войной.

Зато дипломатия все это время изображает бурную деятельность, годящуюся только для того, что бы прикрыть действия, оказывающиеся бесполезными. Или выдает бездействие за не бросающуюся в глаза, но как будто полезную работу. И сколько так может продолжаться еще?

«В гражданских войнах нет ни победителей, ни побежденных», — еще одна ходячая премудрость последних десятилетий.

Раз так, то начать нужно с Америки.

Пусть Конгресс и Белый дом признают независимость 13 штатов, вышедших из Союза в конце 1860-го и в начале 1861 годов и составивших Конфедерацию Юга. После этого Вашингтону надлежит провести с сепаратистами равноправные переговоры о полном урегулировании спора и установить с воскрешенной Конфедерацией обычные межгосударственные отношения.

Китайской Народной Республике, чтобы покончить с гражданской войной, следует признать статус-кво, существовавшее на 2 сентября 1945 года, когда одни регионы страны контролировались Коммунистической партией Китая, а другие территории, причем довольно обширные — Гоминьданом. Благо, что партия Гоминьдан и сейчас действует на Тайване. Потом две равнозначные силы засели бы за переговоры и принялись договариваться о том, какой Поднебесная держава должна быть.

В случае с южным соседом Китая — Вьетнамом второму по величине городу страны — Хошимину следует вернуть его прежнее название Сайгон, чтобы туда на переговоры приехали эпигоны или дожившие до сегодняшнего дня представители американской марионетки — южновьетнамского режима.

 Он был сброшен в море 30 апреля 1975 года, когда Революционные вооруженные силы Южного Вьетнама вошли в Сайгон. Вскоре после этого страна воссоединилась и теперь, 40 с лишним лет спустя, удивляет мир своими успехами во всех областях. А чтобы и эти переговоры велись на равных, то вернувшемуся режиму американских марионеток следовало бы передать под контроль определенные территории на юге Вьетнама. Авось, два Вьетнама когда-нибудь о чем-нибудь между собой договорятся.

Интересно тогда получается с Россией. Если судить по флагу и гербу современной Российской Федерации, то преемники тех, кто проиграл Гражданскую войну 1917-1922 годов, еще в 1991 году взяли реванш. Но еще через десять лет они же вернули музыку «красного» советского гимна. Да и слова главной песни государства если и поменяли, то так, кое-где. Кому же и с кем заканчивать войну красных и белых?

Или обратный пример. В Испании королевская власть — прямой наследник режима каудильо Франко. Для прекращения гражданской войны 1936-1939 годов так, чтобы никто не чувствовал себя победителем — так же, как и проигравшим, королевскому двору надо поскорее съезжать из Мадрида куда-нибудь в Толедо или Бургос, где, кстати, находилась ставка и временная столица франкистов. Над Мадридом пусть опять поднимется красно-желто-сиреневый флаг республиканцев, а страна вместо монархии снова станет республикой.

 Но если уж будет восстановлена Испанская республика, то уж точно возникнет дополнительный повод восстать из пепла помогавшему ей бороться против фашизма Советскому Союзу.

Словом, победы в гражданских войнах надо признать недействительными, давние конфликты, если уж в них по причине того, что они были решены военным путем, не могло быть как победивших, так и потерпевших поражения, извлечь из прошлого, чтобы устроить переговоры по поводу того, как с этим прошлым быть. Кто только на это согласится? Хоть в Испании, хоть в Китае, хоть где…

Нельзя не заметить сходство линии на заморозку военных конфликтов с «бархатными», «оранжевыми и прочими «цветными революциями». «Мы против пролития даже одной капли человеческой крови», — псевдореволюционеры выводят людей на улицы, кроме прочих, и под этим лозунгом. Этим парализуется воля противостоящей стороны к сопротивлению и «цветные» бескровно добиваются всего, чего хотят.

 В умах политиков и дипломатов произошли смещение и подмена понятий. То, что даже при всей своей важности способно служить только инструментом, средством достижения необходимых целей, теперь считается и преподносится в качестве чего-то самоценного и самодовлеющего, перевешивающего все остальное.

Получается так, что те, кто занимается международной политикой и дипломатией, у всех остальных взяли бессрочный кредит во времени на возможность решать военные конфликты. Кредит было обещано вернуть с процентами в виде прекращения всех военных осложнений к всеобщему взаимному удовлетворению и установлению на земле долгого справедливого мира. При этом, однако, не оговаривались не только сроки, но и условия погашения взятых обязательств.

Создав сам для себя такие условия, заемщик уже на протяжении нескольких десятилетий изображает дело так, что он только и знает, что трудится над оправданием оказанного доверия, тогда как в действительности происходит переливание из пустого в порожнее, сопровождаемое рассуждениями, будто надо потерпеть еще, и уж там как-нибудь что-то решится.

В любом военном конфликте бессрочным кредитом времени, взятым как будто для мирного урегулирования ситуации, в своих целях запросто может воспользоваться сторона, в мире не заинтересованная. Нужно быть профессионально непригодным к политике, если не попробовать обернуть себе на пользу фору во времени, которая сама идет в руки.

Пока кто-то ожидает, что киевская власть вдруг образумится и сядет за настоящие мирные переговоры, в Киеве Саакашвили и его компания могут привести к власти партию еще большей войны или действующую власть зажмут так, что она, кроме войны, о чем-нибудь еще и думать позабудет.

«Худой мир лучше доброй ссоры», — возражают еще в ответ на безрезультатность политики бессрочного умиротворения военных конфликтов. Эта поговорка во многих смыслах верна и вроде также выдержала проверку временем. Но только вывод, следующий из такой истины, изначально предусматривает присутствие чего-то плохого. А плохое мало того, что плохо само по себе, так еще будучи погруженным в режим долгого, бесконечно тянущегося времени, приобретает свойство умножаться и распространяться, отравляя и извращая все вокруг, в том числе и самые лучшие намерения.

Народная мудрость, как известно, не с потолка взяла пословицу о ложке дегтя, которой хватит, чтобы испортить бочку меда, однако многолетний человеческий опыт не утверждает обратного: будто бочки или даже реки меда способны затопить вредные свойства портящего все, что есть, дегтя, пусть его всего-то одна ложка.

Политики, также любят напоминать и о том, что они, как и врачи, следуют прежде всего принципу «Не навреди!». Вообще-то, это правило применимо к любой сфере человеческой деятельности. Но если безусловное первенство этого принципа означает подмену им всего остального, то и он превращается в прикрытие бездеятельности. А заодно и в негласное признание того, что кто-то не знает, что делать или боится предпринять то, что вопреки всем рискам делать все-таки нужно. Делай, что должно, и будь, что будет, — это было сказано также не вчера, и не зря.

За десятилетия, минувшие после окончания Второй Мировой войны, уже два поколения политиков и дипломатов ушли на пенсию или в мир иной, будучи облегченными сознанием того, что сполна исполнили свою миссию, переведя горевшие военные конфликты в разряд замороженных или тлеющих. Теперь эту же резину тянет третья послевоенная генерация политических деятелей и тех, кто считается специалистами по международным отношениям.

А по правилу обратной связи, существующей во взаимодействующих процессах, рост перечня приглушенных и притушенных, но от того не погашенных конфликтов в свою очередь увеличивает растяжимость этой резины неопределенности, растягивая ее в сторону дурной бесконечности.

Война, ведущаяся против Донбасса, вспыхнула в исторический период, когда в мировой политике превалирует философия не только бессрочного, но еще и безвозвратного кредита времени, выписанного в целях погашения военных столкновений, средствами, хоть и долгоиграющими, но настолько же, и малоэффективными. По этой причине, конфликту на Донбассе предопределено было стать тлеющим и, надо сказать прямо, во многом именно поэтому затяжным.

Но и тления хватает для того, чтобы на донецкой земле за сутки появлялись одна-две новые могилы. Пусть так бывает и не каждые 24 часа, иногда обходится, вообще, без убитых и раненых, однако череда суток, каждые из которых разрываются несмолкающим смертоносным огнем, остается бесконечной.

В течение суток 18 октября количество обстрелов территории ДНР украинской армией вновь увеличилось и достигло 47 раз. Под огнь различных видов вооружений, включая артиллерию и танки, попали 17 населенных пунктов республики.

Также за сутки минувшей среды украинская сторона подтянула к донецкому фронту шесть танков и восемь самоходных артиллерийских установок марок «Гвоздика» и «Акация».

И также 18 октября, в 17 часов, украинские военные раньше времени прекратили работу контрольно-пропускного пункта (КПП) «Новотроицкое» на мариупольской автотрассе, в 35 километрах к югу от Донецка. Гражданский транспорт престали пропускать потому, что параллельно шоссейной дороге, к блокпосту двигалась колонна военной техники, состоявшая из танков и боевых машин пехоты (БМП).

Все это указывает на то, что военное ведомство, Генеральный штаб ВСУ и, в общем, логистика боевой операции, ведущейся против Донбасса, работают без перебоев, по утвержденному графику. А обозначившийся в Киеве «козлиный майдан» только подстегивает военные приготовления.

Военному командованию бывшей Украины есть перед кем демонстрировать рвение. Ведь «революция козлов» — ни что иное, как выяснение отношений между различными оттенками коричневого, в том числе и по вопросу, кто из них больше привержен ускоренному осуществлению в отношении ДНР и ЛНР варианта «Сербской Крайны», то есть полному военному разгрому двух республик.

Два переворота, совершенные фашиствующими силами в 2004-2005 и в 2013-2014 годах, следовали из борьбы принципиально различных идеологий и подходов к стратегической ориентации тогдашней Украины, что было выразительно видно даже из карты географической дислокации политических предпочтений. Но драка за то, кому «выносить козлов», — это уже склока в стане фашизма, безраздельно захватившего власть. А что касается войны против Донбасса, то тут разница в масти бодающихся «козлов» и вовсе стремится к исчезновению.

«Козлиный майдан» в Киеве может быть и частью кампании, ведущейся против Трампа. Действующий президент США уж больно увлекся Северной Кореей, Ираном, Ближним Востоком и Китаем, куда он в начале ноября собирается даже с визитом. Из-за этого главное направление американской внешней политики сместилось от России, хотя, безусловно, продолжает ее затрагивать во многих ключевых областях. Но тем, кто недоволен Трампом, этого мало. 45-му президенту Америки надо напомнить, против кого надо действовать непременно и в первую очередь.

Собственно, для этого еще с конца 2013 года территория бывшей Украины и была превращена в зону нарастающей военной напряженности, способной в случае, когда это будет признано необходимым, перейти в прямой вооруженный конфликт.

«Киевские козлы» и понадобились для того, чтобы раскачивать ситуацию в эту сторону. А президенту Трампу и его администрации при таком развитии событий волей-неволей придется переключаться с Китая и всех остальных на Россию, иначе кому же еще останавливать ее «агрессию»!

Тут как раз кстати, появились сведения и о том, что спонсор всех «цветных революций» Джордж Сорос обозначил три основные цели, против которых он намерен работать в ближайшем будущем. Это Россия, то, что осталось от Украины, и президент Трамп.

Что ж, Сорос и такие, как он, кредит во времени используют тоже…

г.Донецк

Рисунок вверху — Антифашист

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Полировка» до и после

Игорь СЫЧЁВ

Дураки должны быть правы

Игорь СЫЧЁВ

Новороссия: политика, ошибки и спекуляции

Сергей КЛЁНОВ