Крымское Эхо
Архив

Белое пятно на карте коммунальных реформ

Даже если кто-то до зуда в мозгах озабочен устройством мира, он не может не замечать вещи куда более прозаические — например, проблему формирования жилищно-коммунальных тарифов. Сессия Керченского горсовета в очередной раз преподнесла «подарок» горожанам в виде очередного их повышения, стараясь не отстать, а то и сыграть на опережение растущих цен. В элементы затрат не ограниченные рамками фантазии коммунальщики включают все, что способно повысить себестоимость их услуг. Например, керченский водоканал закладывает в стоимость воды и стоков банковские услуги по перечислению платы абонентами.

Но когда эти самые абоненты оплачивают немалые суммы водопотребления и канализования, то все без исключения банки и отделения связи взимают с них стоимость своих услуг на том основании, что … местный водоканал не заключил с ними договор. Вот эта двойная бухгалтерия обходится плательщикам водоканальских услуг ежемесячно в дополнительные две гривны.

С не меньшим буйством фантазии закладывают элементы затрат в себестоимость своих услуг предприятия по обслуживанию жилого фонда. Только знакомясь с этими финансовыми документами, узнаешь, какие же все-таки работы должны выполнять коммунальщики, чтобы иметь право требовать с жильцов квартирную плату. Депутатам Керченского горсовета одно из таких предприятий, «Аршинцевокоммунсервис», представило расчет для утверждения растущих тарифов, в котором производитель услуг заложил уборку подвалов и чердаков дважды в месяц. «Покажите мне хоть один дом, где бы подвал убрался раз за десять лет», — просит депутат Керченского городского совета Татьяна Черевкова. Мне бы тоже очень хотелось оказаться рядом с ней и воочию убедиться, что такое в принципе возможно в Керчи, где состояние подвалов на протяжении десяти лет считается одной из самых горящих проблем в коммунальном секторе.

Не познакомившись с расчетами стоимости услуг этого коммунального предприятия, никогда бы не догадалась, что расчетная штатная численность слесарей-сантехников, дозваться которых практически невозможно в виду их отсутствия, аж 59 человек. Понимаете, в наличии их никогда нет, зато услуги этих мертвых душ априори заложены в тарифе квартирной платы! А скольких квартиросъемщики оплачивают кровельщиков, плотников, маляров, каменщиков, которые числятся только в расчетных финансовых документах предприятия! Оказывается, в тарифной сетке стоимости квартплаты заложена оплата труда 158 рабочих, которые нужны коммунальному предприятию для проформы, чтобы побольше содрать с жильцов. Честно говоря, у меня мечта увидеть воочию этот строй рабочих, которых мы, жильцы, содержим, слыша при этом постоянные стоны и плач жэковской Ярославны на то, что рабочих нет, материалов нет, а бензин вновь бессовестно подорожал. Подорожал — с очевидным не поспоришь, но коммунальщики скромно умалчивают, что у них в тарифы заложена мифическая численность рабочих, которых наберется от силы десятка два да и тем не платится зарплата.

Некоторые жильцы наконец-таки начинают понимать, что квартплата – это зря выброшенные на ветер деньги и судятся с коммунальщиками, требуя или выполнения заложенных в тарифы работ, или отмены незаконно взимаемой оплаты. Однако их на общем фоне единицы, что косвенно подтверждается размером собираемой с жильцов квартплаты: этот процент по городским жэкам держится в пределах 85-95 процентов.

Но это не самый большой парадокс из коммунальной жизни керчан. Ни у кого из них нет на руках договоров с коммунальными предприятиями по обслуживанию жилого фонда. А зачем париться, составлять договоры, тратиться на типографские расходы, выслушивать претензии, судиться за невыполнение своих обязательств, когда люди и так, толкаясь у окошков касс, перечисляют им плату? И «спасибо» за это надо сказать советской власти, что приучила людей платить не за дело, а потому что так испокон веков повелось. Так мало того, коммунальщики в судебном порядке требуют с квартиросъемщиков плату, свысока плюя на закон, что абсолютно однозначно трактует: все жилищно-коммунальные услуги оказываются исключительно на договорной основе.

Однако и это еще не все «авторские разработки», имеющие хождение в жилищном секторе Керчи. По словам депутата Керченского городского совета Татьяны Черевковой, работающей в жилищно-коммунальной комиссии, предприятия по обслуживанию жилого фонда города, как показывает практика, работают по вполне определенной схеме и действуют по принципу однодневок. Структуры создаются с нуля, с уставным фондом … сто гривен. Делается это изначально для того, чтобы через годик-полтора их обанкротить безо всякой финансовой ответственности перед жильцами и налоговыми органами. Что с них взять – сто гривен и те проедены. Но за недолгий срок своего существования они успешно собирают с жильцов квартплату, практически ничего не делая взамен, хотя в тарифах заложены ощутимые для кошелька населения суммы.

Деньги с квартиросъемщиков коммунальщики получают очень приличные. Проследить же финансовые потоки расходования не представляется возможным: являясь внебюджетными, они не подлежат финансовой проверке со стороны налоговой и КРУ. Зато на поверку оказывается, что работы по обслуживанию жилого фонда не видно и даже своим рабочим не платится зарплата. Например, счета ровно год назад созданного предприятия «Аршинцевокоммунсервис» уже арестованы, полгода не платится зарплата рабочим, не говоря о том, что по благоустройству жилого фонда ничего не сделано. В скором времени с ним произойдет то, полагает Татьяна Черевкова, что уже случалось: оно ликвидируется, на его площадях создадут новое с теми же руководителем и персоналом и с копеечным уставным фондом. Такой путь керченские коммунальные предприятия проходили уже не по разу.

«И что удивительно, если на государственных, акционерных или частных предприятиях города возникают какие-нибудь проблемы — например, с выплатой зарплаты работникам, то местная власть всегда открещивается от них, мол, мы не имеем рычагов влияния. Но коммунальные-то предприятия городу принадлежат, он им полный хозяин, так в чем тогда причина их финансовой и производственной несостоятельности?» — задается вопросом Татьяна Черевкова. И сама находит ответ на свой вопрос: «Два варианта возможны: или хозяин плох, или предприятия создаются для быстрого денежного оборота».

Весь этот коммунальный бардак возможен, на мой взгляд, потому, что ему нет альтернативы. Теоретически она, безусловно, существует и имеет вполне конкретное название: общества совладельцев многоквартирных домов. Но только не в Керчи, остающейся в республике единственным белым пятном на карте коммунальных реформ. Лет десять поется бесконечная, как у среднеазиатского акына, песня о необходимости их создания, но одновременно все делается для того, чтобы какому-то предприимчивому человечку не удалось вырвать изо рта местных чиновников бесконтрольный куш в виде квартирной платы. Всегда находятся препоны, перепрыгивание которых занимает у берущихся преодолеть коммунальный инфантилизм столько нервов, времени, сил и финансовых средств, что легче плюнуть на этот свой заклятый энтузиазм и пусть остается все как есть.

Известно, что создание обществ совладельцев многоквартирных домов – один из вариантов выхода из той глубокой жилищно-коммунальной ямы, в которой сидит хозяйство города. В многоквартирных домах собственниками являются процентов девяносто живущих в них людей. По «Закону о приватизации государственного жилого фонда» человек, приватизировавший квартиру, одновременно с этим приобретает право общей с соседями собственности на внешние стены, придомовую территорию, коммуникации, подвалы, чердаки, подсобные помещения, лифты и подъезды. Ни город, ни коммунальные предприятия, у которых жилые дома на балансе, а исключительно жильцы. Тем не менее в Керчи во многих домах первые и цокольные этажи сдаются арендаторам безо всякого разрешения жильцов и, естественно, плата за пользование идет в карман чиновников. Жильцов же постоянно убеждают, что они приватизировали «воздух в своих квартирах». Понятно, доказать свое право собственности можно единственным способом – стать настоящим хозяином своего дома. Это начинают понимать «продвинутые» собственники жилья, до которых наконец дошло, что квартирная плата стала фикцией: купить жилищные услуги за нее нельзя, на каждый коммунальный «чих» приходится вызывать частника, а услуги современного Афони — не рубль за прокладку к крану.

На 1 января 2008 года, по информации Совмина Крыма, в республике создано 342 общества совладельцев многоквартирных домов, что включает около пяти процентов всего жилого фонда. В этом перечне из крымских городов напрочь отсутствует лишь Керчь. Самое продвинутое население в Ялте — там зарегистрировано и действует 127 объединений, 108 в Алуште, 24 в Феодосии, 43 в Евпатории, 19 в Симферополе, 16 в Саках, в районах – от одного до четырех. Причиной их отсутствия Татьяна Черевкова считает противодействие городской власти созданию этих объединений. Жилищно-коммунальное хозяйство – это неиссякаемый финансовый поток, идущий от жильцов в виде ежемесячной квартирной платы в организации, занятые обслуживание жилого фонда, и проследить движение и проконтролировать это практически не представляется возможным. Поэтому сколько тарифы ни повышай, ничего в домах керчан делаться не будет, пока ими занимаются коммунальные службы. Выход только в том, чтобы сами жильцы становились хозяевами в своем доме. Это доказывает опыт всех действующих объединений, потому что отрицательного опыта собственничества ни на Украине, ни в Крыму просто нет.

«Месяц назад я побывала в Евпатории, — делится незабываемыми впечатлениями Татьяна Черевкова. — А до этого в Ялте и Алуште встречалась с председателями ОСМД, посещала взятые в собственность жилые дома, знакомилась с их опытом хозяйствования и скажу честно, городские дома и дома, где хозяйничают сами жильцы, – небо и земля. Причем, например, в Евпатории недавно поднялась оплата за жилищно-коммунальные услуги, объединение совладельцев тоже, естественно, подняло тариф, но у них плата за содержание домов на 10 копеек ниже, чем городская, потому что у них иной уровень хозяйственного достатка. Одно из объединений существует в Евпатории 8 лет, за это время они полностью поменяли все коммуникации и забыли о них лет на 25-30, заменили кровлю, заделали стеновые панели, на которые у нас масса жалоб; придомовую территорию не описать – ее надо видеть: в подъездах порядок полнейший, детская площадка — как игрушечка, скамейки для бабушек. В самом начале своей деятельности они привели в порядок подвалы, которые ничем не отличались от наших теперешних, и сдают подвальные помещения в аренду частным предпринимателям, оказывающим бытовые услуги населению. Цена аренды в два раза ниже средней по городу, поэтому из желающих взять помещения во временное пользование стоит очередь. Совладельцам дома это большое подспорье, за счет арендной платы они выполняют капитальные работы по дому».

В Харькове уже много лет действует объединение совладельцев многоквартирных домов, расположенное в историческом и торговом центре города. Бывший до 1917 года доходный дом его жильцы вновь сделали доходным. Огородив красивой узорчатой решеткой, вписывающейся в архитектурную стилистику района, принадлежащую дому территорию, они устроили там охраняемую платную стоянку, свободное место на которой днем найти сложнее, чем в модном клубе вечером. Причем обслуживанием дома занимаются исключительно его жильцы, среди которых нашлись и сантехники, и электрики, и строители, а пенсионеры отлично справляются с обязанностями сторожей, дворников и консьержей. Объединения совладельцев многоквартирных домов имеют широчайшие возможности в этом плане — устраивать стоянки, сдавать свободные помещения в аренду – и все это задействовать в дополнение к доходам по квартплате.

Обычно первые года два объединениям живется трудно, потому что дома они, как правило, получают в убитом состоянии и начинают доводить полученное хозяйство до ума. По закону дом должен передаваться объединению капитально отремонтированным, и в некоторых случаях люди пользуются этим правом. Они создают объединение, обращаются к городу за содействием в проведении капитального ремонта, и если чиновники отказывают, работы выполняются за счет собственных средств, а затем следует обращение в суд за возмещением затрат. Компенсацию получают всегда – это в рамках закона.

Проходит этот период, когда о подвалах, протечках, кровли забывается лет на двадцать пять-тридцать, и общества начинают позволять себе по нашим рядовым жилищным нормам роскошь: устраивают спортивные залы, оплачивают руководителей кружков и секций, делают общие праздники двора с пирогами — все это на тариф, которого у нас не хватает вообще ни на что.

В Керчи попытки создания обществ совладельцев многоквартирных домов предпринимались ни единожды. Находились энтузиасты, готовые стать пионерами самостоятельного хозяйствования в жилищно-коммунальной сфере, однако дальше добрых намерений за десяток лет продвинуться так и не удалось. Кто-то не сумел оформить землю придомовой территории, где-то не находилось поддержки большинства жильцов, по некоторым домам проходились жэковские антипропагандисты. Но все причины в той или иной степени завязаны на нежелании местных властей расстаться с сытной кормушкой. Понятно, коль объединение совладельцев создается, у коммунальных служб вырывается кусок хлеба с маслом и черной икрой. Та же Татьяна Черевкова пыталась подойти к созданию общества еще лет шесть назад, но люди оказались инертными, привычно ждущими подачки от местной администрации. Обидно слышать, но многие из часто и подолгу бывающих в Керчи отзываются об устройстве нашей жизни как о зоне. Не зря, наверное, снимавший несколько лет назад в нашем городе фильм Гарик Сукачев назвал Керчь «заповедником коммунизма».

Поднять и растормошить людей поначалу не удалось. Но к 2007-му жильцы 144-квартирного дома № 3 по бульвару Пионеров дошли до края: подвал затоплен, вонь стоит во дворе невообразимая, окна летом открыть невозможно, комары летают в январе, бесконечная грязь и текущая крыша доконали самых терпеливых. Созвали учредительное собрание, подготовили все документы, подали их на регистрацию, и Керченский исполком общество зарегистрировал. Жильцы воспряли духом и уже строили планы по ремонту дома, когда в коммунальном предприятии, на балансе которого находится этот дом, случилась реорганизационная чехарда.

Новый руководитель, очевидно, просчитав ситуацию, сразу же после регистрации общества организовал грязную и некрасивую кампанию: все квартиры дома обошел юрист коммунального предприятия и где шантажом из стандартного набора страшилок типа «ваш дом не подключат к теплу», «не подведут газ», а где — угрозами подать в суд на выселение за долги по квартплате вел «психическую атаку». Большинство жильцов закрыли перед юристом двери, потому что люди уже осознали разницу между жэком и самостоятельным хозяйствованием, но тем не менее нашлись поддавшиеся на угрозы и шантаж. Например, хозяйке одной из квартир снизили оплату за теплоснабжение из-за его некачественной подачи, несмотря на то, что подобными заявлениями жильцы заваливают жэк из сезона в сезон. Организовали несколько жалоб жильцов по поводу того, что в объединение их затащили чуть ли не насильно, хотя их просто распирает от любви к жэку, и вообще все это «проделки» Черевковой.

На основании этих жалоб была замешана густая такая каша из прокуратуры, отдела по борьбе с экономическими преступлениями, исполкомом. Винегрет получился настолько крутой, что Татьяне Черевковой пришлось долго отбиваться, давать кучу объяснений, не вылезая из прокуратуры и ОБЭПа. Фактически объединение даже не успело пикнуть, палец о палец ударить, а только строило планы, с чего начинать, как его председателю пришлось отбиваться от правоохранительных органов, которые состава преступления в действиях Татьяны Черевковой так не нашли.

Тогда предприняли другой шаг: отмену регистрации через сессию и ликвидацию общества в судебном порядке. Сценарий продумали грамотно: прокурор вынес протест на решение исполкома за день до сессии, когда никто из депутатов понятия не имел, о чем идет речь в протесте. В повестке дня работы сессии вопрос не стоял, тем не менее депутаты, хлопая глазами и не понимая сути дела, послушно, как это заведено за десять лет руководства Керчью Олегом Осадчим, подняли руки. Так что все выглядело официально и законно: сессия удовлетворила протест прокурора по отмене решения исполкома, а далее Хозяйственный суд объединение ликвидировал.

Зацепку нашли в том, что не использовало при создании ни одно объединение тех же крымских городов. По закону «О приватизации государственного жилого фонда» при выдаче свидетельства о праве собственности определяется уполномоченный собственник, на которого выписывается лицевой счет жэком и с которым заключают договора коммунальные предприятия. Квартира не делится на части и не оплачивается каждым из собственников отдельно, везде по документам проходит один уполномоченный собственник. Исходя из этой нормы, создавались все объединения, когда уполномоченный собственник на собрании представлял всех собственников своей квартиры. В Керчи зацепились за отсутствие доверенностей у уполномоченных от других собственников квартир на представление их интересов при создании объединения.

Не знаю, как в других крымских городах, а в Керчи получение доверенности влетает в копеечку: в жэке берут за ее выдачу 15 гривен, у нотариуса – цена за сотню. Это материально «напрягает» людей, а потом не следует забывать, что в Керчи многие семьи живут на несколько городов и государств, и люди чаще отсутствуют, чем живут дома, поэтому присутствовать лично, что равноценно заменяет наличие доверенности, не могли. На этом основании и ликвидировали объединение, потому что уполномоченные собственники не имели доверенностей.

Мало того, на собрании должны были присутствовать или дать доверенность … умершие, потому что в суде предъявляли список собственников от БТИ и настаивали, что этот список абсолютно достоверен. Но в нем, лишь бегло просмотрев его, Татьяна Черевкова обнаружила по крайней мере пятнадцать давно умерших, наследники которых заявили о своем праве собственности, но нотариально узаконить его не торопятся, потому что это муторно и накладно. По этой причине умершая десять лет назад бабушка все еще числится собственником и должна была или присутствовать на собрании, или дать доверенность. На этом основании едва родившиеся на бумаге объединение «закопали», задушили в зародыше, чтобы не повадно было подавать дурные примеры и никому другому не взбрело на ум следовать по накатанной дороге.

Но на уровне начинания идея оказалась все же жизнеспособной, и еще один энтузиаст торит дорогу созданию объединения. Александр Коровин задумал включить в общество не один дом, а двенадцать и стопроцентно уверен, что ему удастся пробить брешь в коммунальной монополии. Энергичный энтузиаст рассказал о своей затее во всех местных газетах, побывал в прокуратуре, докопался, как ему кажется, до каждой юридической мелочи, которая «сковырнула» объединение Татьяны Черевковой и заверил, в частности, меня, что через пару месяцев объединение начнет работать. Как Александру Коровину удастся собрать либо всех жильцов двенадцати домов на учредительное собрание, либо получить ото всех уполномоченных собственников доверенности, сказать не берусь, потому что это более тысячи человек. Знаю одно, при регистрации нового объединения должны быть соблюдены в точности все требования, что предъявлялись председателю ликвидированного Хозяйственным судом Крыма: или доверенность у уполномоченных собственников, или личное присутствие на учредительном собрании. Но, уверена Татьяна Черевкова, успех ее последователя вряд ли будет объясняться точным соблюдением всех процессуальных норм. Скорей всего, это станет свидетельством того, что Александру Коровину удалось найти общий язык с местной властью, что у нее, неудобного депутата горсовета, который не поднимает послушно руку и не молчит, а нелицеприятно выступает по вопросам коммунальной собственности, земельных отношений, тарифов, которые проходят в городе, по ее мнению, абсолютно незаконно, и получиться не могло.

Однако радоваться будущему успеху Александра Коровина в деле создания в Керчи первого жизнеспособного общества совладельцев многоквартирных домов пока рано. Вполне вероятно, и Татьяна Черевкова этого не отрицает, если удастся доказать, что общество под председательством Александра Коровина при создании не выполнит в точности тех требований, на основании которых было ликвидировано первое, то есть наличие доверенностей у уполномоченных собственников или присуствие всех владельцев жилья на учредительном собрании, то теперь уже она подаст в суд на неправомочность его существования. Тогда уже ее руками «закопается» здравое начинание. «Вполне вероятное и предсказуемое развитие сценария», — согласилась со мной Татьяна Черевкова. Так что очевидный голевой удар по воротам коммунального монополиста Керчи может вновь пролететь мимо… И отметить это событие можно будет очередным повышением тарифов на жилищно-коммунальные услуги.

 

Рисунок — с сайта ikd.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Электоральные настроения в преддверии парламентских выборов

.

Доверие – надежным и нашим!

.

Интеграция и реинтеграция

Софья БАСАВРЮК