Крымское Эхо
Новороссия

Артиллерийская война к праздникам

Артиллерийская война к праздникам

Жители Донецка и других городов, расположенных вблизи линии фронта, вновь засыпают (по крайней мере, те, кому это удается) под раскаты артиллерийской пальбы. Видимо, сбываются прогнозы относительно того, что весь период майских праздников украинская сторона постарается использовать для максимального обострения обстановки.

Количество нарушений режима прекращения огня еще в последних числах апреля каждые сутки не опускалось ниже 50 случаев, а сейчас ежесуточное количество только зафиксированных инцидентов колеблется в районе семи десятков. Столько раз украинские силовики открывали огонь по позициям ополченцев, например, за период с утра 3 мая до рассвета следующего дня. При этом в 15 случаях нарушения «режима тишины» была отмечена «работа» тяжелой артиллерии.

В течение прошедшей недели расширялась и «география» нарушений украинской стороной обязательств по прекращению огня. Особенно это стало заметно на Южном фронте, где украинские военные, занимающие позиции к западу от Широкино, теперь обстреливают не только этот поселок, но и следующий относительно крупный населенный пункт по пути на Новоазовск – поселок Безыменное. Село Саханка, находящееся в стороне от морского побережья, к северу от Широкино, до недавних пор считалось относительно спокойным местом. Но сегодня снаряды рвутся и там.

Для стороннего наблюдателя ежедневные сводки о боевых действиях в Донбассе уже не отличаются разнообразием. Да и в самом деле, верно, что линия фронта остается стабильной, под огонь попадают почти одни и те же города и поселки, и война, в целом, оправдывает название, присвоенное ей экспертами еще летом 2014 года: тогда военную операцию, развязанную руководством Украины против Донецкой и Луганской народных республик, прозвали артиллерийской войной. При подборе определения специалисты учитывали масштаб применения в развернувшихся боевых действиях каждого рода оружия. Вскоре стало ясно, что в этой войне больше всех других вооружений задействована артиллерия.

Тем не менее, артиллерийская война – это, прежде всего, война, в полном трагическом смысле этого определения. Как и во всякой войне, в ней также могут меняться приемы ведения. Сейчас повседневная, правда, продолжающаяся уже много дней и ночей, тактика командования вооруженных сил Украины сводится к наращиванию различных способов давления на армию и население двух республик Донбасса. Способы эти разные: от внезапных жестоких обстрелов отдельных населенных пунктов или участков линии обороны армий ДНР и ЛНР, до создания дефицита продуктов в торговых точках и препятствования поездкам жителей республик даже в близлежащие населенные пункты, контролируемые украинскими войсками. Для жителей Донецка, например, трудней стало выбраться в Марьинку или Красногоровку, для жителей Луганска – проблема съездить в соседнюю Станицу Луганскую.

С еще большими передрягами приходится сталкиваться тем, кто возвращается в Донецк из более дальних вояжей. Житель Киевского района Донецка ехал на собственном автомобиле домой из Киева. По пути попадались блокпосты украинских военных, но все обходилось без особых задержек. Ситуация изменилась, как только дончанин миновал Курахово и направился в сторону села Георгиевка. Возле этого населенного пункта украинские военные успели оборудовать настоящую «границу».

«Хвост» из автомашин, дожидавшихся своей очереди для проведения «пограничного» контроля, растянулся на несколько километров. А времени было уже часа четыре дня. Оглядев тоскливым взглядом эту картину, житель Донецка стал серьезно раздумывать, как бы ему приткнуться на ночлег где-нибудь в Курахово. Ведь известно, что на украинских контрольно-пропускных пунктах пропуск проходящих и проезжающих заканчивается ровно в 20.00. Кто не успел – жди 08.00 часов следующего утра, а ночуй, где хочешь. В распоряжении дончанина оставались не более четырех часов «пропускного» времени.

Этому жителю Донецка все же повезло. Продвигаясь черепашьим темпом, он со своим автомобилем буквально за пару минут до 20.00 вечера все-таки предстал перед украинскими «пограничниками». Чтобы те сильно не «шерстили» машину и его самого, дал им кое-что в руки. «Пограничная стража» тут же махнула рукой: проезжай, мол. Таким же способом в следующие две-три минуты через «зону пограничного контроля» проскочили еще несколько счастливчиков, после чего «шлагбаум» опустился до следующего утра.

В Донецк человек, возвращавшийся из Киева, в тот вечер решил не ехать. Благо, у него было где заночевать в Марьинке. И только c рассветом, отдохнувший дончанин снова отправился на «штурм» украинского блокпоста. На сей раз находящегося уже к востоку от Марьинки, у линии разделения позиций ВСУ и армии ДНР. На «последнем рубеже» также пришлось простоять в очереди, но уже не так долго. В реальной боевой обстановке украинские солдаты, видно, не рисковали собирать вокруг себя скопище автомобилей.

Но эта история, скорее, карикатурная, проходящая по разряду гримас времени.

Совсем другое дело – артиллерийские обстрелы. Это настоящая беда, даже там, где обходится без жертв. За неполные десять месяцев боев под Донецком украинские военные успели пристреляться к северным и северо-западным районам города. Карты Донецка у артиллеристов ВСУ также есть, при случае всегда можно определить объекты, наиболее подходящие для «обработки».

Так, видно, вышло и в ночь с 2 на 3 мая, когда в Киевском и Куйбышевском районах столицы ДНР редко кому удалось сомкнуть глаз. Собственно, обстрел северной части Донецка начался еще с вечера 2 мая. Пушки, включая тяжелую артиллерию, загрохотали сразу после 16.00 часов. Огонь усиливался и достиг кульминации около полуночи 3 мая. В местах, попавших под обстрел, немало пяти- и девятиэтажных домов. Не под всеми многоэтажными домами есть оборудованные убежища. Жителям района в таких случаях приходится надеяться только на везение и не на слишком высокую выучку украинских артиллеристов.

Но и противник также знает об уровне собственной подготовки. Поэтому надеется не только на прицельные устройства своих орудий. На Киевский район уже опустилась, разрываемая вспышками орудийных залпов, темнота, когда среди улиц и домов послышались автоматные очереди. Как стало известно позже, это служба безопасности ДНР и подразделения полиции республики охотились на установителей «маячков» — электронных приборов почти микроскопических размеров, способных посылать на украинские батареи корректирующие сигналы. Если бы не эта операция, жертв и разрушений в Киевском и Куйбышевском районах Донецка во вторую ночь мая было бы больше.

Но и без того, снаряды и мины, выпущенные со стороны Песок и Авдеевки, взрывались не меньше, чем на десяти улицах самого северного района столицы ДНР, в том числе, на Партизанском проспекте, улицах Благовещенской и Прокатчиков. Одна из мин угодила прямо в крышу продуктового магазина агрофирмы «Шахтер», находящегося поблизости от административного корпуса шахты имени Засядько. Крыша магазина в месте попадания мины провалилась, а окна и стеклянные витрины от взрыва разлетелись вдребезги. Досталось и административному корпусу шахты: его зацепил снаряд.

На Партизанском проспекте взрыв снаряда повредил здание местного отделения «Ощадбанка». В небольшом строении также вылетели стекла, а осколки оставили свои отметины на стенах. На всех улицах, попавших под обстрел, стекол лишились множество квартир на разных этажах.

Сильное повреждение получило здание общеобразовательной школы № 58. Школа осталась фактически без одной стены.

Утром 3 мая в разных местах Киевского района можно было увидеть боевое оцепление из представителей сил безопасности республики. Туда же направлялись и машины «скорой помощи». Автомобиль с красными крестами подъехал и к девятиэтажному дому на улице Благовещенской. В этом доме снаряд пробил стену на уровне оной из квартир третьего этажа.

Уже скоро после обстрела появилась версия ночного обстрела, представленная пропагандистами «АТО». Они на полном серьезе заявили, что Киевский район обстреляли батареи армии ДНР со стороны шахты имени Засядько и Шахтерской площади. Убедиться в том, что это — полная чушь, мог каждый, кто видел пробитую стену девятиэтажного дома на улице Благовещенской. Пролом, оставленный взрывом снаряда, чернел на северной стене дома, и даже неспециалисту была ясна траектория полета боеприпаса: снаряд прилетел со стороны Авдеевки.

Возле школы № 58 около 11.00 часов 3 мая появилась группа наблюдателей ОБСЕ. Иностранные эксперты зафиксировали факт попадания снаряда в школьное здание и сняли на видео для отчетности общую картину причиненных разрушений.

Надо сказать, что доверия к деятельности миссии ОБСЕ у армии ДНР и жителей Донбасса в последнее время поубавилось. Наблюдатели сейчас больше занимаются даже не Донецком, а участком фронта под Широкино. Но большого толку от наездов представителей ОБСЕ в зону боевых действий не видно, область ведения огня со стороны украинских войск у берега Азовского моря даже расширилась.

Такие перемены не прибавляют оптимизма в отношении итогов очередной встречи в Минске Контактной группы по урегулированию конфликта на Донбассе. Руководители ДНР и ЛНР заранее заявили, что в столицу Белоруссии не поедут, так как Донбасс и без того добросовестно исполняет февральские договоренности о прекращении огня, чего никак не скажешь о Киеве. «Мяч» сейчас на украинской стороне поля, и две республики вправе узнать, существуют ли у киевской власти, а также посредников на переговорах в лице ОБСЕ, хоть какие-нибудь миролюбивые намерения. Пока есть все основания предполагать противоположное, поэтому Донецк и Луганск ограничились тем, что вновь напомнили представителям Украины об обязательстве прекратить боевые действия.

А на фронте, тем временем, грохот тяжелых орудий усиливается. Под поселком Широкино в наступившем мае украинские военные уже дважды вводили в действие 152-миилиметровые гаубицы, а также гаубицы Д-30, калибром 122 миллиметра. Артиллерия, чье применение запрещено Минскими договоренностями, поддерживала атаки на многострадальный поселок в ночь со 2 на 3 мая и днем 4 мая.

На этой операции, предпринятой украинской армией, стоит остановиться подробнее. В общей сложности, в наступлении на Широкино участвовали до 1,5 тысяч солдат и офицеров ВСУ. Все они были из армейских частей — так называемым территориальным батальонам на этот раз было приказано оставаться в тылу. Артиллерийскую подготовку операции, если брать в расчет количество выпущенных снарядов, можно считать солидной, а вот броневое обеспечение атак оказалось показушным. Кроме десятка бронетранспортеров, на огневые рубежи выдвинулись три танка и столько же боевых машин пехоты. Вся эта техника вела огонь издалека, не больно подставляясь под ответные залпы.

Все атаки на Широкино были отбиты подразделениями армии ДНР и Республиканской гвардии. Потери донецкой стороны составили 5 человек убитыми, еще 8 бойцов получили ранения. Украинская сторона до сих пор скрывает точную численность своих потерь и на это есть веские причины: по подсчетам командования вооруженных сил ДНР, за два дня боев противник потерял не менее 50-60 человек. Ведь только днем в атаку на позиции армии ДНР и Республиканской гвардии были брошены свыше 700 украинских военных. Умело налаженный огонь, причем только из легких видов оружия, сделал свое дело. Все атаки противника, продолжавшиеся до 18.00 4 мая, оказались безрезультатными.

Из боев под Широкино, следуют, по крайней мере, три вывода.

Во-первых, в вооруженных силах Украины продолжается подковерная война командования с карательными батальонами. Эти подразделения, как и прежде, не горят желанием вливаться в состав ВСУ и подчиняться армейской дисциплине. Батальон «ОУН», расквартированный под Донецком, в поселке Пески, на этой неделе вновь открыто заявил о своей «самостийности» от армейского начальства. По всей видимости, поэтому, в районе Широкино тербатам было решено указать их место, дав понять, что в случае чего, армейские части могут обойтись и без них.

Во-вторых, «задвинув» территориальные батальоны, командование ВСУ решило провести «обкатку» на поле боя армейских подразделений. Атаку устроили «по полной программе», однако, людей, при этом, жалели меньше, чем технику.

Наконец, в-третьих, атаки на Широкино носили откровенно отвлекающий и провокационный характер. Бросив в атаку на Новоазовском направлении крупные силы, командование украинской армии рассчитывало, что армейское командование ДНР перебросит на Южный фронт подкрепление, ослабив, тем самым, линию обороны под Донецком или где-нибудь еще. Но, благодаря, возросшей боевой выучке армейских подразделений и Республиканской гвардии, план противника в районе Широкино удалось сорвать местными силами.

Открыв огонь из гаубиц калибром 122 и 152 миллиметра, командование ВСУ также старалось спровоцировать армию ДНР на ответное применение тяжелой артиллерии. Если бы это произошло, то у Киева в преддверии 9 Мая появился явный повод полностью сорвать даже видимость «режима тишины». Это понадобилось бы и для оправдания перед Европой, а то ведь министерство иностранных дел Италии, хоть и с кислой миной, но зато откровенно призвало Киев не морочить головы другим своими военными предприятиями, а сесть за стол переговоров непосредственно с ДНР и ЛНР.

Потерпев очередную неудачу под Широкино, командование ВСУ не отказалось от попыток возобновить огонь тяжелой артиллерии на других участках фронта. Концентрация гаубиц Д-30 замечена под Горловкой и на подступах к Донецку. Обострение артиллерийской войны в период праздников – шаг со стороны Киева вполне предсказуемый. Сейчас снова ребром встает вопрос: как и, вообще, для чего следует продолжать военную операцию на Донбассе? Если киевская власть не сформулирует на этот вопрос сколько-нибудь вразумительный ответ, то рискует остаться без финансовой поддержки со стороны Европейского союза, как это уже произошло 27 апреля на саммите «Украина – ЕС» в Киеве. Политики и дипломаты из Европы лично смогли удостовериться, что их киевские клиенты способны только на то, чтобы клянчить деньги на войну. При таких обстоятельствах европейские гости предпочли Киеву ничего не обещать и поспешили домой на открытие летнего светского сезона.

Но киевская власть и тут обрезала сама себе возможности для маневра. Прекратить артиллерийскую войну для нее означает расписаться в полной несостоятельности. Тогда, может быть, «подобреют» европейцы, зато обозлятся американцы. А тот, кто попадает в немилость у Вашингтона, рискует остаться не только без денег, но и без головы. Поэтому, Киеву только и остается, что продолжать артиллерийскую войну против домов и магазинов, переводя, при этом, стрелки на тех, кто умеет держать оборону, не поддаваясь на провокации.

г.Донецк

 

 

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Легитимно ли нынешнее украинское руководство?

Погибшим за стратегическое терпение

Игорь СЫЧЁВ

Дай миллиард. Ну, дай…

Алексей НЕЖИВОЙ