Крымское Эхо
Архив

Артерия жизни как фитиль конфликтов

Артерия жизни как фитиль конфликтов

КРЫМ В ПЕРЕПЛЕТЕНИЯХ ТРУБ
Cложные взаимоотношения между мировой нефтяной индустрией и международной политикой начали складываться сто лет назад, когда нефть стала одним из определяющих факторов развития мировой экономики. С тех пор <b>борьба за «черное золото»</b> стала борьбой за деньги и власть. А несколько десятилетий назад столь же важным стратегическим сырьем стал природный газ.<br />
Сейчас существует <b>несколько проектов трубопроводов</b>, которые в ближайшее время могут быть проложены в Черноморско-Каспийском регионе. В некоторых из них фигурирует и Крым.

Обложка книги

Артерия жизни как фитиль конфликтов
Об украино-российских газовых войнах пишут уже не только в СМИ, но и в приговорах судов. Поэтому нам было интересно послушать российского ученого, доктора политических наук Сергея Жильцова, который на днях презентовал в Симферополе книгу «Каспийская трубопроводная политика», написанную им в соавторстве с Игорем Зонном.

— Черноморско-Каспийский регион зачастую рассматривается как единое геополитическое образование образование, — говорит Жильцов, — поэтому книга построена на географических направлениях. В ней даны оценки запасов углеводородов, и, когда работа была закончена, стало понятно, что многие проекты — только бумажные решения. А реализованные — тоже имеют свои специфические особенности, например, прорыв на Восток (в Китай) со стороны Туркмении и Казахстана, очень своеобразен. Уйдя от зависимости от России, куда до 1990-х годов в основном поставлялись ресурсы, эти страны ушли под зависимость Китая, превращаясь в его сырьевой придаток.

Сергей Жильцов»
Артерия жизни как фитиль конфликтов
Нас, понятно, больше интересовала та часть исследований, что посвящена «Южному потоку» и проекту «Набукко». Авторы книги, отмечая, что эти проекты имеют право на существование, не видят путей для их быстрой реализации.»

— Обозначьте основные проблемы, существующие в Черноморском регионе, — попросили мы Сергея Жильцова. — Как в их перечень вписывается Крым?

— Проблем достаточно много: и сотрудничество между государствами региона, и вопросы безопасности, и вопросы трубопроводов. «Южный поток», «Набукко» и «Голубой поток-2» являются между собой конкурентами, поэтому страны Черноморского региона невольно включены в обсуждение этих проектов. Что касается Крыма, то в последние лет 7-8 было выдвинуто много проектов включения Крыма в систему экспорта углеводородного сырья из Каспийского региона, но, к сожалению, все они пока не получили не то что реализации — даже обсуждения. Они, как и другие проекты, опираются в отсутствие свободных ресурсов.

«Белый поток», анонсированный лет шесть назад, не реализован из-за того, что у Азербайджана отсутствуют свободные — на этом акцентирую — ресурсы, которые можно было бы экспортировать. Добыча всех тех значительных запасов, которые есть в Прикаспийском регионе, требует значительных финансовых затрат и технологий, которыми не располагают эти страны. Должны привлекаться западные компании, а в таком случае возможно, Крым и будет включен в новый трубопроводный проект.

 

На презентации книги московских ученых

Артерия жизни как фитиль конфликтов
— Прокомментируйте, пожалуйста, предложение украинского президента Виктора Януковича прокладки Россией «Южного потока» через юг Украины.

— Идея «Южного потока» возникла как раз из намерения обойти территорию Украины. Его предшественником был «Голубой поток», нацеленный на то, чтобы получить прямой доступ российского газа к югу Европы. И «Южный поток» должен миновать транзитные страны, доставить газ в Турцию или Болгарию. Президент имеет право делать такие заявления, но они ничем не подкреплены и, естественно, не встретили положительного отклика.

— Но политика присутствует в газопроводных отношениях не только между Россией и Украиной?

— Да, конечно! Большая часть этих проектов — политические, это касается большинства обсуждаемых и реализуемых проектов для транспортировки каспийских углеводородных ресурсов — и в европейском направлении, и в восточном. Вспомним проект трубопровода Баку-Новороссийск. События в Чечне внесли свой решающий вклад в то, что он не был реализован. Политический фактор в таких проектах, которые способствуют укреплению или уменьшению влияния — как добывающих, так и транзитных стран — безусловно, присутствует.

— Мы поняли, что обход Украины — политический момент, но во что выльется экономическая составляющая этого проекта?

— «Южный поток» — затратный проект, окупится не скоро. Но политическая составляющая и в «Набукко» весьма высока: если он будет реализован, его доля в снабжении газом европейских стран составит всего 5%. Это очень незначительная цифра, а затраты достаточно велики, сопоставимы с «Южным потоком» — оба проекта оцениваются примерно в 30 млрд евро.

— Что может изменить для нас активизация добычи углеводородов на шельфе Украины?

— Черное море содержит достаточно значительные запасы нефти и газа, по крайней мере, для снабжения Крыма и южных областей страны, но все упирается в отсутствие технологий, которые могли бы быть использованы — агрессивная сероводородная среда Черного моря достаточно уникальна. Учитывая динамику, с какой Украина ведет добычу, это наступит, наверное, не скоро. Румыния и Турция действуют активнее, они стремятся значительно продвинуться в этом направлении. При наличии финансовых ресурсов и технологий все возможно.

— А насколько вам кажется реалистичным намерение Украины увеличить в потреблении долю сжиженного газа?

— Идея сама по себе хороша, но, опять-таки, упирается в необходимость ресурсов. Насколько я знаю, существует 5-6 вариантов размещения терминала по приему сжиженного газа, но ни один из них не обсуждался всерьез. Стоимость такого завода составляет в среднем 2-3 млрд долларов, и строительство займет 3-4 года. Есть и свои технические проблемы, не так все это просто.

— Следовательно, Украина в этом отношении еще долго будет зависеть от России?

— Да, с этим стоит согласиться. По прогнозам, через 20 лет доля российского газа и для Украины, и в европейских странах, как минимум, не уменьшится, а, по ряду прогнозов, будет возрастать. Я не вижу в этом ничего плохого — при наличии проработанной законодательной базы договоренностей, которые устраивали бы обе стороны, страна-транзитер получает значительные доходы. Еще лет восемь назад Украина получала и газ по очень привлекательной цене, и доход за транзит — тоже очень немалый. Поэтому в то время никто не возмущался тому, что Украина находится на пути транспортировки российского газа.

Возвращаясь к оценке ситуации в Прикаспийских странах, Сергей Жильцов отметил, что этот регион превращается в зону некоторого соперничества, похожего на конфликт. Общей позиции здесь нет, Каспий в разные стороны растаскивается трубопроводами:»

— Геополитическая ситуация повторяется, как 100-200 лет назад — на другом уровне, с другим инструментарием. Но фактически Каспий становится зоной, где интересы сталкиваются в большей степени, нежели находятся общие точки соприкосновения.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Стяг Севастополя, роза Херсонеса

.

Из Крыма с любовью

.

Особая школа