Крымское Эхо
Архив

Английская рыбалка

Английская рыбалка

СУББОТНЕЕ ЧТИВО

Темнота рассеялась под светом фар подъезжавших машин.

Ослепительно мерцающие маячки и рыканье переговоров полицейских по рации, которые раздавались всюду, не оставляли сомнения, что проблем уже не избежать.

К берегу водоема подкатила еще одна машина, наверно, хозяина. Его большой, старинный дом находился в полумиле и светился всеми окнами.

Ролик и Семен лежали за кустами, в двадцати метрах от осматривающих берег полицейских и громко лающих собак.

Несколько минут ранее они только успели закинуть две сетки, как сработала скрытая сигнализация, огласив пустынный берег и окрестности пронзительным воем. Со стороны дома вспыхнул прожектор, и стало светло как днем. Оторопев от неожиданности, застигнутые врасплох рыбаки бросились прятаться в ближайших кустах. Через полминуты показались фары несущихся к берегу пруда машин.

— Быстро работают!

— Семен, что делать будем? — прошептал на ухо Ролик.

— Сваливать надо, б…! Сорвалась рыбалка. Сетки жалко, новые совсем! Да, не дыши ты в ухо, как конь!

— А с машиной твоей что будет?

— Да, ничего! Скажу, угнали. Вернут.

Люди в фуражках освещали фонариками местность, отыскивая непрошенных гостей, посягнувших на самое святое в английском королевстве — частную собственность.

Раздались возбужденные голоса, и было видно, как тянут на берег полные трепещущейся рыбой найденные сети.

— Come on, pull, Stew!

— So much wish, I’ve never seen so much fish!

Полицейские топтались вдоль берега, освещая улов фонариками. Защелкали вспышками камеры.

— They must be nearby.

— Harry search their car.

В Опеле Семена открылись двери, и в осветившемся салоне появилась фигура полицейского.

— I’ve found some documents here…

Столпившиеся легавые рассматривали найденные в машине Семена документы, которые лежали в бардачке.

Семен от злости заскрипел зубами и ударил кулаком о землю.

— Вот, теперь, пиздец! Запалились!

— Что, делать, Семен? Теперь найдут нас и депортируют. Влипли, б..!

— Отодвинься от меня, а то еще обоссышь с испуга!

Семен повернул свое лицо к Ролику и зашептал:

— Я пошел сдаваться! Скажу им, что просто приехал воздухом подышать. А про рыбу ничего не знаю. Ты сваливай. Доползешь до дороги, позвонишь кому-нибудь, пускай приедут за тобой. Мобила у тебя?

Ролик похлопал себя по карману штанов и радостно закивал головой.

— Давай, отползай. Если поймают, не вздумай колоться. Скажешь, что ты лунатик, ночью по дороге гуляешь.

Семен дождался, пока товарищ отполз на приличное расстояние, и поднялся из укрытия. Лучи фонариков сразу ударили ему в глаза.

НА БЕРЕГУ Ла-Манша все время дует противный ветер, который не дает выглянувшему на минуту солнцу согреть обнаженные тела редких купальщиков. Крупная галька выворачивает босые ноги, а выброшенная после отлива морская трава издает тошнотворную вонь.

Кое-как доковыляв до воды, падаешь животом на воду и, царапая кожу на животе, руками перетаскиваешь тело на глубину. Вода очень мутная и никогда не бывает достаточно теплой, но и совсем холодной тоже бывает редко. Гольфстрим, что еще сказать.

— И все равно, хорошо! Десять лет здесь, а все не привыкну!

Семен вышел из воды, доковылял до оставленных резиновых шлепанцев и, уже выпрямившись, направился к Роланду и Арвиду, которые сидели на брошенном лежаке.

— Сема, как водичка? Не замерз?

Роланд протянул ему пластиковый стаканчик с водкой.

— Ты ему больше не наливай! — указал Семен в сторону развалившегося с закрытыми глазами Арвида. — Нажрался, уже!

Ветер трепал целлофановый пакет, в котором лежало две бутылки смирновки и упаковка баночного пива.

— Давай сегодня за рыбой съездим! Я вчера по навигатору нашел пруды с форелью, и ехать недалеко.

—И я с вами поеду! — приподнялся с земли Арвид.

— К жене своей поедешь, а не с нами! Ты сетку мою распутал, что прошлый раз я тебе давал? — Семен надвинул ему на глаза козырек бейсболки.

— Ну, так получилось! — Арвид сделал жалобное лицо.

— Допиваем и поехали, а то заснете здесь!

Ролик прямо в мешке разлил по стаканчикам остатки водки и раздал в протянутые руки. Допив водку и пиво, компания поднялась и, покачиваясь, направилась к новому опельку Семена.

Передав жене пьяного в стельку Арвида, Семен поехал в сторону своего дома.

Рыбалка в Англии развлечение дорогое. Пруды, где разрешается за хорошие деньги ловить рыбу, обозначены в путеводителях как места досуга. Любители английской рыбалки, покупают лицензию и на удочку ловят рыбку, получая от этого процесса громадное удовольствие. Но, самое интересное: поймав рыбину, рыбак бережно выпускает ее обратно в водоем. Вот такая странная английская рыбалка!

Разумеется, платить, а тем более выпускать рыбу, Семен и Роланд даже не думали. Обычно, приехав ночью на пруд, они забрасывали сети и уже через час упаковывали в большие черные бинсы богатый улов. В этом был азарт, адреналин и бесплатная вкусная пища.

— Надо кого-то еще взять, чтобы нас отвез, а то мы уже нормально выпили.

Семен и Ролик сидели за столом на кухне и прикидывали, кому позвонить для помощи. На столе стояла начатая бутылка Абсолюта.

— Давай Баху позвоним, он давно просился! Правда, я телефон его не знаю, но можно у Гены Комбата узнать. Сейчас я его наберу!

— Только ты сам с этим старым козлом разговаривай, я его не перевариваю.

Ролик нашел нужный номер и нажал на вызов.

— Гена, привет! Подскажи номер…

Не дав договорить, в ответ послышалась пьяная отборная брань.

— Вы, мудаки гребанные… пошли на хер, суки конченные… Еще позвоните, будете сосать…,бля…

И отбой.

Ролик так и остался сидеть с вытянувшимся от удивления лицом.

— Ты слышал!?

Семен вскочил и схватил ключи от машины.

— Поехали! Сейчас покажем этому уроду, кто будет сосать.

Машина остановилась возле дома, где жил Комбат.

Ролик выскочил из машины первым и позвонил в дверь. Его всего колотило от злости. Послышались шаги, дверь открылась, и показалось сморщенное и опухшее от ежедневных пьянок, лицо Гены Комбата.

— Ты чего сюда нарисовался, а? Не понял, что я сказал тебе, вонючка драная…

Договорить он не успел. Подбежавший Семен с размаху приложил Гену по плечу бейсбольной битой. Корчась от боли, тот упал на спину и начал отползать назад.

— Ты, что гнида, охренел!

Ролик ударил, корчившегося от боли Гену ногой в живот. Ворвавшись в гостиную, Семен увидел следующую картину: посередине комнаты стоял стол, сервированный пластмассовыми тарелками с закуской и пластиковыми стаканчиками с водкой. За столом сидело трое мужиков, возраст которых был от сорока и выше. Они замерли со стаканами в руках и испуганно смотрели на ворвавшегося человека с битой.

Чтобы еще больше нагнать жути на присутствующих, Семен с размаху ударил битой по накрытому столу. В разные стороны полетела посуда с салатами и тарелки с закуской. Сидевшие за столом мужики в страхе отпрянули от стола. Ужас застыл на их лицах.

— Сидеть, уроды! Ноги переломаю! На колясках милостыню просить будете!

Гастарбайтеры в ужасе полезли под стол и повизгивали от ужаса. Ролик, пробежав по коридору, ударом ноги открыл дверь другой комнаты. С кровати вскочил спящий литовец. Здоровый деревенский парень, килограмм на сто двадцать, не меньше. Засеменив ногами и закрутив руками, Ролик выбирал позицию, чтобы вырубить этого борова с одного удара. Но вдруг тот закрыл по бабски лицо руками и заныл:

— Не бейте! Я все отдам! А-ааа! Шаусмас!

Стало понятно, что клиент скис.

— Закрой пасть и сиди тихо! Понял!

— Лабас, лабас… Сапрот!

Ролик захлопнул дверь и вышел в гостиную. Там продолжался сеанс Кашпировского. Семен внушал сжавшимся от ужаса слушателям, кто здесь хозяин и как надо жить.

— Все понятно?

— Да-да! Да! — раздался недружный хор голосков.

— Вы не в сказку попали, а в Англию, работать приехали! Забудьте, кем вы были! Теперь вы дерьмо!

Семен пошел к выходу. В коридоре, скорчившись на полу, скулил от боли Комбат. Он поднял его за ворот и прямо в лицо прошептал:

— Я тебя, мразь, по стенке размажу, если хоть раз твой голосок услышу! Ты понял меня, гнида!

— Понял, понял! Прости, Сема, пьяный был….

НА УЛИЦЕ БЫЛО уже темно. Семен открыл багажник и достал маленькую болгарку, работавшую на аккумуляторах. Кинув на асфальт кусок брезента, он залез под припаркованный новенький Пежо Комбата. Секунд десять слышалось только жужжание инструмента.

— Смотри, Ролик, это стоит пятьдесят паундов. В Лондоне есть человек, который покупает катализаторы по нормальной цене.

— Нормально! Вон, сколько машин стоит, можно поработать. Хе-хе!

ИНОГДА УТРОМ на улицах города наблюдалась такая картина: спешащий на работу англик усаживается в свою машину, заводит мотор. Раздается жуткий грохот, и он выскакивает из машины, как сумасшедший, пытаясь укрыться в доме. Причина очень проста: ночью катализатор с машины был срезан неизвестными хулиганами и сдан в металлолом. Ничего личного, просто бизнес! Так называемый ответный ход капитализму!

ОПЕЛЬ-АСТРА понеслась по опустевшему ночному городу.

— Ролик, что делать будем?

— Что делать!? Едем за рыбой! И так столько время потеряли!

— У меня две сетки новые, смотри не запутай.

— Все нормально будет, через пару часов с уловом приедем! А здорово мы Гену шуганули! Гы-гы!

Машина, освещая фарами кирпичные дома Хэмптона, неслась по пустым улицам.

ПОДБЕЖАВШИЕ полицейские окружили Семена и повели к стоявшим машинам.

— Your name, please? Is it your car, sir?

— Are these your nets with fish?

— Я не понимаю, что вам надо! Я приехал сюда воздухом подышать. В чем дело? Уберите руки, легавые!

— Now, you’ll have to go with us to the police station!

— Я не говорю по английский! Ай доунт спик инглиш!

К Семену подскочил старик в брезентовом комбинезоне и попытался ударить в лицо.

— You bastard! You’ve stolen my fish!

— Да, пошел ты, урод!

Семен отпихнул налетевшего на него хозяина пруда. Полицейские оттеснили нападавшего старика и попытались успокоить.

— We’ll solve this problem, sir! Calm down!

Тот от злости ударил ногой машину Семена. Послышался звук разлетевшихся стекол. Его, схватили за плечи двое легавых и оттащили в сторону.

— Stop this! It’s illegal!

— Ты что делаешь, скотина!

Семен кинулся с кулаками на старикана. Тут же двое полицейских завернули за спину его руки и усадили в машину. Завывая сиреной и мелькая маячками, машина понеслась в сторону полицейского участка. Рыбалка закончилась.

ОТМАХАВ по-пластунски двести метров, Ролик выбрался на шоссе. Кое-как отряхнувшись от налипшей грязи, пошагал в сторону Хэмптона. Заметив вдалеке свет фар, он тут же бросался в сторону на землю и ждал, пока проезжающий автомобиль не исчезнет вдали. Пройдя несколько километров, он достал телефон и набрал номер.

— Айвар, ты спишь? Это я, Ролик! Нас с Семеном менты замели! Я слинял, забери меня!

И начал объяснять свои координаты.

— Спасибо, Айвар! Жду!

Роланд сел на землю, достал смятую пачку Мальборо и чиркнув зажигалкой, закурил.

— Да, блин! Что там с Семой?

Через час Роланд увидел медленно двигающийся автомобиль, который явно кого-то искал. Он выскочил из кустов и замахал руками.

— Айвар, сюда! Я здесь!

Машина поравнялась с Роландом и оттуда вышли полицейские.

— Go into the car, sir!

Семена привезли в полицейский участок и закрыли в камере. Повесив на вешалку куртку и сняв ботинки, он завалился на кровать и закурил.

— Надо все отрицать, ничего не докажут.

Он имел опыт в подобных делах и знал, что чистосердечное признание облегчает душу, но добавляет срок.

— Пойду в отрицаловку. Не докажут! Здесь не совок.

Он уже почти заснул, как дверь камеры открылась и появилась улыбающаяся рожа Ролика.

— Сема, и ты здесь!

УРОМ СЕМЕНА повели в кабинет следователя. Здесь было все чисто и стерильно. На окнах висели жалюзи, а на столе возле пожилого мужчины-следователя стоял современный монитор компьютера. Оглянувшись по сторонам, он увидел женщину лет сорока, в бирюзовом платье и дурацкой прической.

— Здравствуйте, господин Семен Воронов! — на не совсем чистом русском произнесла женщина.

— Здравствуйте, товарищи!

Эта фраза немного напрягла переводчицу: она никак не могла точно перевести и заметно занервничала. Семен уселся в предложенное кресло.

— Можно курить?

Женщина перевела, и следователь махнул рукой!

— Yeah, sure smoke!

Через час переговоров стороны пришли к обоюдному соглашению: Семен признает незаконную рыбалку, а следователь отпускает его, обещая небольшой штраф.

Оформив со следователем необходимые бумаги, Семен пошел к своей машине. Ее еще ночью доставили на эвакуаторе к участку. Осмотрев повреждения, Семен остался доволен. Разбитая ногой хозяина рыбной фермы фара очень гармонировала к помятому год назад крылу и треснувшему бамперу. Имея бумаги из полиции, можно смело рассчитывать на компенсацию убытков.

— Ты мне за все заплатишь!

Сев в машину, Семен направился домой.

ОН ТОЛЬКО попытался заснуть, как раздался настойчивый звонок в дверь. На пороге стоял улыбающийся Ролик и в руках держал бутылку смирновки и упаковку пива.

— Сема, ты тоже на свободе!

Они сели за стол и разлили в хрустальные привезенные с родины рюмки водку.

— Я так и сказал, что лунатик. Не помню, мол, ничего! Гэ-гэ! Так мне они чек на лечение выписали! Во, смотри! На пятьдесят восемь паундов в месяц. Мне нравиться эта страна, Сема!

— Ролик, ты молодец! Едем завтра за катализаторами.

ЧЕРЕЗ МЕСЯЦ Семена вызвали в суд по делу о не законной рыбалке. Когда судья увидела, что раньше Семен фигурировал в делах о подделке документов, нелегальном бизнесе и контрабанде, то была удивлена, что следователь хлопотал о таком мягком приговоре, как штраф в сто паундов.

Подойдя к судье, покрасневший следователь, произнес: — Я ему обещал!

Слово в Англии, значит очень много!

И дело успешно было закрыто.

Спустя месяц Семен вырвал со страховщиков положенные ему две тысячи компенсации от причиненного ущерба.

 

Фото вверху —
с сайта tourism-london.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Бурнаши мост подожгли

Пётр КАЧИНСКИЙ

Что хуже: дыра в земле или в бюджете?

Ольга ФОМИНА

Памяти лётчика