Крымское Эхо
Архив

Анатолий Могилёв: Я могу честно смотреть в глаза любому

ДОСЛОВНО И БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ

Пока страна наслаждалась после- и предпраздничным безработьем, крымских журналистов позвали в здание Верховного Совета Крыма на пресс-конференцию. Проводил ее полуотставленный Анатолий МОГИЛЕВ (на фото) — как он объяснил, у него «все внутри кипело».

Почему кипело — см. наш предыдущий материал о визите Юрия Луценко в Крым. Могилева, начальника крымского главка МВД Украины в Крыму, обвинили в самых тяжких грехах. Ниже мы приводим практически полную стенограмму сегодняшней пресс-конференции.

— Я благодарен Верховному Совету Крыма за предоставленный зал — в это время мы не могли найти другого зала для пресс-конференции. Это я объясняю, почему именно в ВС происходит наша встреча. Я по объективным причинам не мог сразу ответить по тем обвинениям, которые мне выдвинули: просто был болен. Поэтому посчитал необходимым, как только выздоровел, сразу провести пресс-конференцию, дабы поставить точки над «I» по всем этим вопросам.


Я вначале прокомментирую события, которые произошли.
Вопрос первый. На совещании в главке прозвучали обвинения в мой адрес, была озвучена запись якобы моих разговоров по телефону с кем-то, которая, по мнению тех, кто ее создал, меня компрометирует. Эту запись я внимательно изучил — взял ее в Интернете, поскольку не имел возможности слушать ее вчистую.

Могу заявить следующее. Действительно, голос похож на мой. Учитывая то, что я много говорю по телефону и при возможности записи моих телефонных разговоров, можно скомпоновать любую запись. Такого разговора с моим участием не было, я это заявляю официально: эта запись сфальсифицирована! Если кто-то считает, что эта запись аутентична, он должен направить её (тем более, что она прозвучала из уст руководства МВД!) в прокуратуру, где подтверждается ее законность и аутентичность. В случае установления в действиях Могилева каких-то противоправных действий, Могилев готов нести за это ответственность.

Отвечу на любой вопрос по этой теме – но записи с таким разговором не было! Я очень много говорю по телефону, мой мобильный телефон есть почти у каждого из вас, у многих депутатов Верховного Совета как Украины, так и Крыма, а также местных советов, мэров городов; очень многие вы, журналисты, сидящие тут, звоните; звонят депутаты по различным вопросам. Но разговора именно такого не было!

Теперь что касается сути обвинений. Мне поставлено в вину то, что я якобы с кем-то согласовывал кадровые назначения. Я не думаю, что Крым в чем-то уникален, Крым аналогичен любому региону страны – Донецку, Киеву, Харькову. Действительно, к начальнику милиции обращается очень много людей от всего буквально спектра политических партий страны, от депутатов всех уровней с предложением о различных кадровых назначениях.
На все эти обращения ответ был один: изучим данного человека, изучим его профессионализм. Мы не назначили на руководящие должности ни одного геолога, инженера, непрофессионала и не-юриста. Люди назначались по единственному признаку — их профессионализму.

У меня, естественно, были элементы общения со многими людьми. И Мельник тоже знает мой телефон, как и многие другие депутаты Верховного Совета Крыма. Он один из тех, кто звонил мне по вопросам депутатской деятельности. Более того, он бывал и у меня в кабинете, половина ВС Крыма точно была у меня в кабинете, в том числе был и он. Но следствием всех этих встреч с депутатским корпусом не появилось ни одного противоправного указания Могилева. Я готов честно посмотреть в глаза любому сотруднику милиции, который находится в моем подчинении в Крыму. Ни одного! В этом плане совесть моя чиста. Поэтому все инсинуации по этому поводу — чистой воды блеф.

И все [делается] для того, чтобы скрыть одну простую истину.
Я буду говорить несколько абстрагировано. Потому что не считаю возможным говорить: «Иванов — бандит». Иванов будет бандитом в том случае, если он будет осужден за бандитизм. Взяточником Петров будет тогда, когда его осудят за взятку. А вешать на кого-то ярлыки — это неблагодарное дело.
Не буду специально называть название организации, потому что за ее противоправную деятельность еще никого не привлекли. Но на территории Крыма она нелегитимна, потому что не имеет регистрации. Почему не регистрируется — по одной простой причине: ее провозглашенные документы противоречат Конституции Украины. Более того, — подрывают устои государственности Украины, потому что там заложены принципы, которые противоречат основным нормам Конституции. Эта структура имеет собственную иерархию, определенную, она постоянно организует на территории Крыма противоправные действия, за что участники этих действий [не раз] привлекались и к административной, и к уголовной ответственности.

Я надеюсь, многие понимают, о чем я говорю. Эта организация заявила, что она будет создавать еще и отряды самообороны. Вся деятельность этой организации [имеет] те признаки, [предусмотренные] ст.28 УК — она характеризует признаки преступной организации. Не ОПГ (организованной преступной группы), а преступной организации. И вот лидер этой организации, после известных событий с выборами, заявил, что провел встречу с министром внутренних дел Украины, и это было официально заявлено в прессе, в которой поставил вопрос о том, что необходимо убрать Могилева, который мешает их деятельности, и привлечь Могилева к уголовной ответственности.

Вот первый этап этих договоренностей и выполняется в настоящий момент. Все остальное – навешивание ярлыков, проведение заслушиваний и т.д., это все завеса, которая прикрывает эту истинную цель. Цель — прикрыть действия этой преступной организации, действующей на территории Крыма.

Я, надеюсь, логично объяснил все. Теперь понятно, кто чей заказ выполняет. Не каких-то мифических бандитов, а конкретной организации, имеющей конкретные цели по дестабилизации обстановки в Крыму. Чтоб это было понятно, откуда ноги растут. Чтоб эта ширма была снята.

Есть [в мой адрес] и инсинуации, связанные с отдельными событиями, — там была озвучена какая-то свадьба. Я провел проверку: свадьба та была еще в 2006 году, еще Могилева здесь не было. В то время г-н Москаль — представник президента, начальник главка — тоже другой. Обвинять меня — это значит перекладывать с больной головы на здоровую. Однозначно. В последнее время очень модно стало у нас в МВД безосновательно обвинять кого-то.

Еще мне товарищ Москаль приплел какие-то копанки в Макеевке, где я работал. А в Макеевке копанок априори быть не может! Там уголь на глубине 700 метров, туда прорыться нельзя без спецоборудования. Такое вот безосновательное навешивание ярлыков…

О милицейской статистике. [На совещании] рассказали о диком росте, о диком снижении. Не буду говорить об отдельных видах преступлений, берем самое основное. Когда я принял главк, январь и февраль текущего года, общее число преступлений за месяц — 700-900. Начиная с апреля по декабрь 2007 года мы раскрывали по 1200-1300 преступлений. Рост существенный. Но я поставил перед всеми задачу: ни одно преступление не должно быть укрыто в целях создания благополучной статистики! Естественно, при полной регистрации всех преступлений какие-то процентные соотношения будут ухудшаться. Но надо же иметь объективную картину происходящего, а уж потом делать какие-то движения.

Я скажу о статистике только текущего года и только по убийствам, не буду лезть далеко. Осталось нераскрыто в этом году 19 убийств. В прошлом году было 18. Но из этих 19 всего лишь 8 совершены в этом году. Остальные — я вынужден был поднять материалы прошлых лет, по которым принимались неадекватные решения. Вследствие эффективной работы милиции в текущем году мы раскрыли 29 убийств прошлых лет, из них 20 расстрельных. Это бандитские времена 90-х годов. Мыслить категориями 90-х годов в 2007 году нельзя: преступность кардинально изменилась. Уровень преступности в Крыму соответствует уровню преступности во всей Украине. «Билет на войну», который здесь кое-кому выдается — это ширма, за которой скрывается истинная цель этих «вешаний ярлыков». Это вкратце. Углубляться не буду.
Ваши вопросы.

— Как вы оцениваете решение МВД о расформировании ялтинской милиции и ОБНОН (отдела по борьбе с наркотиками)?
— О реформировании системы МВД. Решать вопрос за два дня о расформирования целого управления — одного и второго, это полный абсурд. Вопросов нет, система МВД нуждается в реформировании, но нельзя же рубить сплеча! Вы помните 2005 год, когда расформировали ГАИ — чем это кончилось? Это привело к дичайшему росту ДТП и к беспределу на дорогах. Точно так же расформирование целого городского управления. Ялта имеет очень большую специфику. Я впервые вижу такой город. Прежде всего, это обслуживание огромного количества охранных мероприятий, приезд охраняемых лиц и так далее; это огромный наплыв граждан в летний период, да и в зимнее время — почти все санатории сейчас и зимой работают. Там нагрузка очень высокая. Плюс большая текучесть населения.

Разогнать — это неправильное решение. У нас в больницах, все знают, тоже берут — давайте расформируем весь Минздрав! К чему это приведет? Это решение, знаете, революционное: всё давайте разрушим — и тогда будем строить.

По ОБНОНу. Он в Крыму фактически весь был заменен в начале этого года. В текущем году, начиная со второго полугодия, если брать статистику, он начал работать с опережающими темпами по сравнению с прошлым годом. Раскрыты довольно серьезные группы по доставке сюда тяжелых наркотиков. И в производстве ОБНОНа сегодня находятся довольно серьезные дела по разработке лиц, причастных… Но я не буду называть регион и этих лиц, не имею права это делать.

Есть дела, где замешаны, увы, и наши сотрудники. В любой ипостаси мы отследим движение этих дел, чтобы они дошли до логического конца. В этом году ОБНОН основательно пресек поставки наркотиков на известный Казантип — учитывая вольность бомонда, который там гуляет, там довольно высокий уровень наркотизации. Мы пресекли несколько каналов экстази, амфетаминов. Считаю, что ОБНОН в сегодняшнем виде – не идеальный, есть метастазы старых происшествий, но стал работоспособной структурой, и начальник там вполне отвечает требованиям к той должности, которую занимает.

Нельзя огульно целое подразделение обвинять – приведите факты! Вы помните известное дело по Керчи, там группу ОБНОНа обвинили – и то теперь получилось так, что большую часть группы оправдали.

— Ваш сегодняшний статус: вы в отпуске, вы уволены?
— Я нахожусь в отпуске. Меня вызвали в МВД, где предложили написать рапорт об освобождении от должности. Я, честно говоря, под давлением его написал. Мотивация моего поступка была одна: 21-го числа Хоменко (экс-начальник главка, который последнее время работал представителем президента Украины в Крыму, а сейчас возглавляет финансовый сектор в МВД Украины — Н.Г.)) был восстановлен судом в должности начальника управления в Крыму, я не хочу обсуждать это судебное решение, хотя вопросы есть. Но судебное решение есть судебное решение. Я как законопослушный гражданин должен его исполнять.
Поэтому по предложению руководства я и написал заявление об освобождении меня от должности. Но освобождение меня от должности регламентировано целым рядом статей законов Украины, в частности, оно должно происходить только с согласия Верховного Совета Крыма. Я думаю, от МВД поступит запрос на ВС Крыма. Я отчитаюсь. И Верховный Совет будет решать, принимать мой рапорт или нет. Это если делать по закону. Если это делать вне закона — другое дело.

— Каковы перспективы привлечения вас к уголовной ответственности?
— Учитывая, что первый пункт они выполнили, то при их способностях к инсинуациям и вольностям с законом, в принципе, в отношении меня может быть любая ситуация. Я много принимал решений по уголовным делам, по различным действиям наших сотрудникам милиции, и в принципе, отыскать блоху можно.
Но могу еще раз сказать: я законопослушный гражданин, не совершал противоправных поступков, поэтому в случае каких-то попыток слепить какое-то дело в отношении меня… Но я готов себя защищать.

Надеюсь, население Крыма меня правильно поймет: я выполнял задачи по охране их законных прав. Я могу честно посмотреть в глаза любому сотруднику милиции — я никого не назначил по каким-то иным мотивам, нежели профессиональным. Я надеюсь, в конце концов, и на вас, журналистов, — любая инсинуация должна получать огласку, чтобы это не было каким-то кулуарным делом.

Например, это совещание в главке… наверное, меня все же можно было туда пригласить! Я ни в чем официально не обвинен и мог бы сразу объясниться по всем вопросам.

— Намерены ли вы обратиться в суд по поводу тех обвинений, которые вы считаете ложными?
— Учитывая, что это прозвучало из уст руководителя правоохранительных органов, я полагаю, что нужно направить этот диск или документы в прокуратуру, подтвердить его аутентичность, выдвинуть в отношении Могилёва какие-то обвинения, и когда будет принято процессуальное решение, я вам гарантирую, что это не будет решение против меня. И тогда можно будет обращаться в суд по защите моих прав. И чести. У меня, офицера и генерала, самое ценное, что у меня есть, — это честь. А ее задели.

— А какую должность сейчас занимает генерал Москаль и в качестве кого он сопровождает Луценко в поездках по стране?
— Насколько я знаю, он является внештатным советником. Хотя в МВД происходят странные вещи — отдельные совещания с заместителями министра проводит сам Москаль. И у него роль такого заменителя министра.

— Ильичев уже заявил, что действия милиции на Ай-Петри были абсолютно неправильными и он «разберется». Время прошло — страсти остыли, поменялась ли ваша оценка действий милиции во время освобождения самозахватов на Ай-Петри?
— Считаю, что действия работников милиции на плато Ай-Петри были грамотными и профессиональными. Это мое личное мнение. Профессиональную оценку этим действиям должна давать прокуратура, надзирающая за действиями работников милиции. Прошло уже два месяца, было заведено уголовное дело по нанесению тяжких телесных повреждений — ждем процессуального решения прокуратуры, которое даст свою правовую оценку.

— А что означает это заявление Ильичева?
— Я не готов его комментировать, мне надо с ним встретиться и поговорить. Я считаю, нельзя так, это все на эмоциях. Любой начальник, особенно юрист, должен давать оценку правовую.

— Мы все поняли, что речь идет о нелегитимной организации — меджлисе крымскотатарского народа. Когда правоохранительные органы привлекут эту организацию к ответственности за противоправные и, как вы говорите, антиконституционные действия? И почему вы лично ничего в этом смысле не сделали?
— Ну если считать, что я ничего не сделал, то кто тогда сделал — покажите мне такого начальника, кто сделал хоть что-то! Любая работа по серьезным оперативным разработкам не длится месяц-два-три. Нельзя ребенка родить за три месяца. Эта работа велась и, думаю, будет вестись и дальше. Потому что это дестабилизирующий фактор в Крыму…
Прошу прощения за то, что не успел сделать все, что мог — слишком маленький был промежуток времени.

— Обращались ли вы в прокуратуру по поводу деятельности незаконной организации меджлис-курултай?
— Прокуратура сама по себе осуществляет надзор за деятельностью всех субъектов на территории Крыма. Материалы, которые были у нас о противоправных действиях организации или отдельных ее членов, направлялись в прокуратуру и получали адекватную оценку.
Организационная структура, которая ведет противоправную деятельность, — это несколько более широкое понятие. И тут нельзя говорить, что мы в прокуратуру что-то направили, а там не приняли никакого решения. Какие-то собираются отдельные факты, идет обширная работа. Я опять же не хочу, чтобы звучало название этой организации, пока она не привлечена к ответственности. То, что вы понимаете, о чем я говорю — это не мои слова.

— Ильичев возмущался, что на Ай-Петри неоправданно много было милиционеров задействовано…
— Но это вообще абсурд! Я получаю от государственной исполнительной службы документ, в котором они во исполнение такого-то решения суда принимают решение о выделении определенного указанного ими числа работников милиции в такое-то время в таком-то месте с применением таких-то средств. Мы обеспечиваем работу по этому письму — я обязан его исполнять. Направить туда на 20 человек меньше я не имею права.

— Большое количество крымчан чувствуют угрозу, исходящую от действий этой нелегитимной организации. И чем дальше, тем больше. Оцените степень этой угрозы. Что можно ждать от этих отрядов самообороны?
— С моей точки зрения, нужно соблюдать этот принцип — закон один для всех, независимо от национальности, вероисповедания и всего остального. А что у нас получается? Отдельные группы присвоили себе особый статус в силу там чего-то, и они считают, что отдельные законы для них не подходят.
Дестабилизирующая угроза действительно существует в Крыму. Учитывая, что у этой организации стоят глобальные задачи, которые подрывают Конституцию Украины и ее устои, опасность для единства Украины очень высокая. Луценко сказал на пресс-конференции, что Крым «можно потерять» — мы его можем потерять не из-за каких-то мифических бандитов, а из-за отдельных действий отдельных дестабилизирующих организаций.

— Луценко в первый свой заход в МВД говорил, что в Верховного Совета Крыма заседает несколько «бандитов». Есть ли сегодня таковые среди крымских депутатов?
— Термин «бандиты» будем лепить к тем, кто осужден за бандитизм. Если вы исходите из того, что депутаты Верховного Совета Крыма — это лица, ведущие противоправную деятельность, у вас должны быть данные об этом, официальное заявление, документы, это подтверждающие — и я вам гарантирую, что будет проведена полная проверка.
В настоящее время мне о таких документах или заявлениях неизвестно.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Куницын обвинил cимферопольскую милицию в бесчинствах

Макс БУТЦЕВ

«Мне не понять, почему Россия так легко рассталась с Крымом»

Лидия МИХАЙЛОВА

Обратная сторона листа-2

.