Крымское Эхо
Архив

Анатолий Могилёв хочет вернуться

СЕГОДНЯ ОН РАССКАЗАЛ ЖУРНАЛИСТАМ ИНТЕРЕСНЫЕ ПОДРОБНОСТИ СВОЕЙ ОТСТАВКИ

Идея пресс-конференции, как очень скоро стало ясно, возникла внезапно. Журналистов подхватывали, что называется, на лету, вылавливая в кулуарах очередной пленарки сессии Верховного Совета Крыма. И о чем же захотел поговорить на весь Крым полуотставленный начальник крымского главка милиции Анатолий Могилёв?

Для кого лен читать наш материал с предыдущей его пресс-конференции от 3 января, коротко напомним сюжет. 28 декабря минувшего года в главк приехал сам министр Юрий Луценко вместе с народным депутатом Украины, в достопамятные времена работавший в автономии главным милиционером Геннадием Москалём

На совещании с личным составом, куда были приглашены и журналисты, было объявлено, что Анатолий Могилев написал рапорт об отставке, потому как замечен в криминальных связях. Сам Геннадий Геннадиевич продемонстрировал замершему залу запись телефонного разговора, в которой голоса, похожие, как сейчас принято писать, на голоса Могилева, спикера Анатолия Гриценко и члена президиума Верховного Совета Крыма Александра Мельника, обсуждают, можно ли некоего товарища назначить на некий пост в главке.

Спустя несколько дней Могилев собрал пресс-конференцию, на которой заявил, что запись, кстати, незаконно сделанная, полностью сфальсифицирована, он в отставку не уйдет, а в данный момент находится в отпуске.

Теперь вот вторая пресс-конференция — в продолжение истории. Поскольку история с милицейским главком еще не закончена: Ильичёв, присланный на смену Могилёву, «изъят» из отставки, ему нарисована приставка «и.о.», которую он, по словам самого Луценко, должен носить не менее трех месяцев. За это время он должен, по наказу министра, показать супер-достижения в труде — и тогда он лишится этой неполноценности, которую дают эти две буквы перед нынешней его должностью.

Александр Рудяк и Анатолий Могилев
были убедительны


Дабы избежать обвинений в пристрастности, пойдем по избранному нами пути — дадим стенограмму встречи Могилёва с журналистами, лишь несколько ее сократив. Но вначале, чтобы многое стало понятным, процитируем последний рапорт начальника главка, направленный министру внутренних дел Юрию Луценко (перевод с укр. наш): «24 декабря 2007 года я подал рапорт о предоставлении мне очередного отпуска с последующим увольнением меня с должности заместителя министра внутренних дел Украины — начальника ГУ МВД Украины в АРК и органов внутренних дел. На данный момент в соответствии с приказом МВД я нахожусь в отставке.
В соответствии с пунктом 10 части 3 статьи 29 закона Украины «Об утверждении Конституции АРК» мое увольнение с должности согласовывается с ВС Крыма. В этом рапорте я не указывал даты моего увольнения, поскольку знал, что в соответствии с вышеуказанными требованиями Конституции АРК для моего увольнения с должности необходимо согласование с ВС АРК, а указал лишь дату, с которой я хотел бы пойти в очередной отпуск.
На данный момент ходатайство о моем увольнении в ВС АРК из МВД не поступало. То есть МВД не применило предусмотренных действующим законодательством действия, касающиеся освобождения меня от должности.
На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.38 Кодекса законов Украины «О труде», я уведомляю, что не имею желания увольняться с должности и из органов внутренних дел, так как данное решение мною было принято под давлением народного депутата Украины Москаля Г.Г., который на данный момент заявляет, что в государстве Украина он не занимает никакой должности.
Написанный мною рапорт не содержит моего волеизъявления, а был написан в связи со сменой руководства МВД и под давлением вышеуказанного народного депутата Украины.
После окончания отпуска готов приступить к выполнению служебных обязанностей на занимаемой должности.

 

Заместитель министра внутренних дел Украины –
начальник ГУ МВД Украины в Крыму,
генерал милиции А.В. Могилёв»

А теперь прямая речь отдохнувшего Могилёва:
— Порядок увольнения с моей должности оговорен в законе еще, и оно возможно только с согласия ВС Крыма. И даже написанный мною рапорт без этого согласия не является основанием для моего увольнения. На сегодня я специально обратился к Анатолию Гриценко (крымский спикер — ред.): в ВС такой запрос из МВД не поступал, и естественно ВС никакого согласия не давала. Поэтому я на сегодняшний день в отпуске, который заканчивается 6 марта.

Я сегодня заходил в главное управление к штатскому и.о.начальника главка (а Ильичёв находится в отставке и официально не восстановлен в рядах МВД, он как госслужащий исполняет обязанности начальника главка, он звания милицейского не имеет, он генерал-майор милиции в отставке). Я обратился к нему с рапортом, чтобы его зарегистрировали в главке, потому что я житель Крыма, и направили его министру. Потому что в соответствии с действующим законодательном, если я не настаиваю на своем увольнении, то уволить меня никто не имеет права. Поэтому такой рапорт я и написал.

Он вызвал бурную реакцию у товарища Ильичёва, паническую, он отказался его зарегистрировать и сказал, что не имеет на это права. Я сочувствую такому начальнику главка. Если в кабинете генерала рапорт мой не принимают, то представляю, что сейчас они делают с остальными жителями Крыма, которые обращаются в милицию! А ведь, по закону о милиции, заявления от граждан, проживающих, скажем, в Керчи о краже в Москве в Керчи обязаны принять, зарегистрировать и направить по принадлежности. Тем не менее, мой рапорт отказались регистрировать. Придется мне вас просить сообщить, что я такой рапорт написал.

Теперь о мотивах написания такого рапорта. Я, генерал, сначала писал рапорт «увольте», а потом «не увольняйте». Помните ту эпопею с этой записью якобы моих разговоров, которые опубликовал товарищ Москаль и который говорил, что «туфту не гонит»? Вот у меня лежит официальный ответ от СБ Украины. Когда мы разбирались, Москаль говорил, что данный материал (запись телефонного разговора — ред.) он получил от СБУ. Вот я вам читаю ответ, это СБУ отвечает на обращение председателя Верховного Совета Крыма Анатолия Гриценко (перевод наш — ред.):

[left]»Бумага» из СБУ[/left]

«Ваше обращение в Генеральную прокуратуру по поводу неправомерного использования по отношению к вам технических устройств для негласного получения информации Службой безопасности Украины в рамках компетенции рассмотрено.
Сообщаем, что оперативно-техническими подразделениями СБУ предусмотренных законодательном устройств по снятию информации с каналов связи по отношению к вам и обозначенных в обращении граждан Украины не проводилось.
В рамках проверки фактов возможного нарушения ваших конституционных прав проводятся мероприятия по уточнению обстоятельств изложенной в обращении информации, выясняется способы возможного прослушивания разговоров, озвученных на совещании в ГУ МВД Украины в Крыму 28 декабря 2007 года, и проводятся мероприятия по установлению круга лиц, причастных к осуществлению противоправных действий…»

На меня вылит ушат грязи без всяких на то оснований. Думаю, Генпрокуратура примет решение о возбуждении ли невозбуждении уголовного дела по этому факту, который негативно влияет на мою репутацию. Меня обвинили вообще неизвестно в чем. Я ушел, чтобы не создавать у подчиненных впечатление о том, что я держусь за свое кресло, а они из-за этого страдают. Вместо этого — помните, было такое громкое заявление о «билете на войну» (его, билет, выписал тогда Луценко для Ильичева, привезенного на неостывшее еще место Могилёва — ред). Так вот, билет, получилось, дали на войну с крымской милицией. Безосновательные обвинения, незаконные попытки увольнения отдельных лиц приводят к тому, что милицию Крыма в настоящий момент громят. Громят по полной программе. Я не хочу комментировать, чей это заказ исполняется, или по чьей злой воле делается, но факты говорят сами за себя.

Вот первый мой заместитель полковник Александр Рудяк, награжденный в 2005, 2006 годах, в том числе и министром Луценко, у него есть хвалебные статьи в журнале «Украинская милиция» за ноябрь, декабрь прошлого года — тем не менее в силу каких-то причин его тоже заставляют писать рапорт об увольнении.

Это один зам. Второй заместитель, по УБОПу — полковник Танчук. Сейчас он находится на больничном. По итогам января показатели по его ведомству у Крыма намного лучше, чем на Украине. Ответственно заявляю. Вы понимаете, что УБОП — это та структура, в которой не появляются показатели за один месяц. Это работы, начатые еще в августе, сентябре прошлого года, а результаты получены только в начале єтого года. Тем не менее полковника Танчука вызывают в главк, ставят ему задачу, чтобы он немедленно написал рапорт, после этого назначают там какого-то, я не знаю этого человека. Вызываются все начальники отделов УБОПа и всем предлагается написать рапорта. Пишут рапорта все – а там «будут смотреть», кого уволить, а кого оставить.

При таком подходе это будет полный разгром крымской милиции, что приведет к одному результату — разгулу криминальных страстей в Крыму. Пока мы эту ситуацию контролируем и сдерживаем, несмотря на громкие слова о «вылазке бандитов». Я сегодня и.о. начальнику ГУ говорил: вы уже два месяца занимаетесь работой, кто из бандитов сел в тюрьму? Вы ведь кричали, что все бандиты!
Мало того: в вину работникам милиции ставится то, что они не умеют подбрасывать оружие и наркотики, чтоб кого-то посадить в тюрьму!.. Такие методы не то что неприемлемы, они преступны. Я обращаюсь к работникам милиции: никто из вас не должен исполнять подобные указания, потому что в первую очередь пострадаете вы сами.

То есть, развернута широкомасштабная кампания по дискредитации крымской милиции. Я дал вам свой рапорт, он будет озвучен в СМИ и тогда будем принимать решение, возвращаюсь ли я в должность или буду в суде обжаловать. Но я хочу, чтобы все понимали, что мы идем вообще-то к краху. Такого быть не должно.

У Могилёва с журналистами давно установлен контакт — они его понимают. Поэтому и вопросов было много, и атмосфера в небольшом зальчике была, скажем так, сочувствующая. Опять же, вопросы даем с небольшим сокращением.

— Чем вы объясняете эту войну?

— У нас модно стало кинуть клич и заявить, что где-то у нас есть какие-то бандиты. Поэтому мы должны объявить, что взяли и уволили 50 человек в УБОПе, а из двухсот человек на сто надели наручники. Вопросов нет: кто может это сделать на законных основаниях — это необходимо делать. Но заявлять, что большая часть крымской милиции — преступники, абсурдно!..

Вопрос «КЭ»: А не политическая ли борьба ведется в недрах милиции — несмотря на закон, по которому милиция отделена от политики? Ведь должность начальника милиции в любом регионе — она же политическая!

— С моей точки зрения, самое страшное, когда правоохранительную систему делают или бело-голубой, или оранжевой, или любой другой. Если кто-то из вас скажет, что я в своей деятельности за год работы в Крыму поддерживал или защищал одну политическую силу… я, во всяком случае, такого факта не знаю. Я могу быть в душе быть за кого-то, но в профессиональной деятельности мне все равно, будет это русский или еврей, или крымский татарин, или украинец, или кто-нибудь еще.

— Уточняем: если бы на вашем месте был бы кто-нибудь другой, но поддержанный той силой, что выдвигала вас, — результат был бы тот же? Или это претензии лично к вам?

— Если отдельные представители МВД считают, что меня убирают чисто по мотивам политическим, то это пусть будет на их совести. Я полагаю, и уже говорил по этому поводу, что причина разговоров о моей отставки — заявление Джемилева (лидер нелегального меджлиса — ред.), который заявлял, что Могилева в должности начальника не будет. Этот заказ и выполняется. Причем выполняется …записи озвучивают. Кстати, в них, в этих записях, ничего противоправного нет! То, что это фальшивка, я уже говорил. Но даже если брать этот разговор, то, по закону о милиции и Конституции Крыма, я согласование назначения на некоторые должности должен делать с ВС Крыма — спикером и президиумом. В принципе, с каждым из них должен поговорить. А если кто-то считает , что этот хороший, а этот плохой, это дело его. Тем не менее, эта телефонная запись была преподнесена с таким пафосом!..

— Какова судьба папки с компроматом на вас, которую Яценюк (спикер Рады Украины — ред.) по приезде в Крым обещал передать в СБУ Пшеничному (начальник крымского главка СБУ в АРК — ред.)?

— Первый раз слышу. О моей противоправной деятельности? А кто передал? Я сейчас найду Владимира Васильевича и спрошу его. Я первый раз слышу. Это когда было? 25 января? Ну за почти месяц меня бы уже спросили о моей противоправной деятельности! По Ай-Петри? Так уже четыре месяца прошло, меня ни разу никто не опрашивал, никаких претензий никто не предъявлял. Срок ведения любого уголовного дела — два месяца! Более того, я теперь могу официально заявить, что там та пуля резиновая, которую изымали (в крымской прессе определенного толка было много написано о том, что стреляла милиция, из-за чего один из крымских татар получил серьезное ранение — ред.), оранжевый шарик, у крымской милиции на вооружении нет, а используется цилиндрическая пуля! Белого цвета. А к красному шарику никакого отношения милиция не имеет…

Дальше Анатолий Могилев говорит о том, что «однозначно» обратится в суд за защитой своей части и достоинства. И не позволит «мурцевать» (его слово) крымскую милицию.

— А как вы собираетесь добиваться возвращения на должность?

— Я до 7-го в отпуске и получаю зарплату. А 7-го приду на работу и начну работать. Если мне до этого времени придет документ об освобождении меня от должности, тогда я этот документ беру и обращаюсь в суд. Потому что любой юрист скажет, что, если нарушена процедура моего увольнения, то это решение будет «скасовано» однозначно…

— Ну вот 7-го приходите — а Ильичёв вас не пускает. Будете драться с ним?

— Я так полагаю, мы с ним в разных весовых категориях…

Вопрос «КЭ»: Как помочь тем, кого насильно увольняют из милиции?

— Я через вас обращаюсь ко всем работникам милиции: если вас заставляют написать рапорта об увольнении из органов внутренних дел, никто таких рапортов писать не должен! Сталинские времена закончились…

— В «Первой крымской» был опубликован материал о вашей причастности к банкротству строительного управления…

— Ну этот бред я даже комментировать не буду! Потому что главное строительное управление милиции в Крыму еще до Могилёва в 2006 году было признано банкротом. Если там найдут хоть одну подпись Могилёва, я готов отвечать перед всеми. Это точно так же, как Москаль обвинил меня в организации свадьбы в ИВС! В 2006 году, когда та свадьба была, Могилёва в Крыму еще не было!

— Милицию разгоняют только в Крыму или по всей Украине?

— Наибольшим репрессиям, по моему мнению, подвергается именно крымская милиция. Но замена руководящего состава происходит везде. Мы работаем, как команда на подводной лодке: одна команда ушла, вторая пришла, потом первая вернулась — это ненормально.

Дальше он рассказывает о специфике работы милиции в Ялте, горотдел которой был расформирован по приказу Луценко. «Это абсурдное решение, которое приняли без выезда на место, а только по цифрам отчета».

— А какова роль Геннадия Москаля в этой всей истории?

— Самая непосредственная. Это он инициировал все эти дела, записи, разговоры… Это он проводил совещание в главке, это он говорил писать рапорта и так далее.

Тут в разговор вступил Александр Рудяк:
— Фактически то совещание (в декабре в крымском главке — ред.) проводил Москаль. В каком статусе он был? Я ему заявил, что я пришел работать не в милицию Москаля, а в милицию Украины. Четко высказал свою позицию: если ко мне по работе вопросов нет, то все, что касается других вопросов, я готов слушать. Я занимал должность начальника уголовного розыска Крыма. Объясняю: я с Москалем лично беседовал только на совещании, после этого я беседовал с начальником отдела кадров. Он говорит: вы понимаете, сейчас складывается такая ситуация! Какая ситуация?! Поэтому в рапорте я четко указал, что рапорт я написал под давлением Москаля. Я этого не стесняюсь и не боюсь, потому что я боевой офицер.

Вопрос «КЭ»: А роль Луценко тут какая-то есть?

— Я не могу комментировать позицию министра, я с министром не имел ни личной беседы, ни встречи.

Могилев: Я уже говорил: у нас есть заместители министра, а есть заменители министра. В данный момент г-н Москаль выполняет функцию именно эту. Он даже совещания в МВД проводит вместо министра!

— Так он же даже не в штате, он только народный депутат!

— Я вам еще раз говорю: я сам присутствовал на совещании, который проводил Москаль. Когда я спросил, в каком качестве он это делает, мне ответили, что ему министр поручил.

— А чем вы насолили Москалю?

— Не знаю. Но на ум приходит случай в Джанкое — помните, это было в сентябре, перед выборами, я еще в ВС выступал, помните? Там Москаль прошел связью по отдельным товарищам. С этим делом нас вызывали в Киев, он нас по нему заслушивал, хотя сам по нему проходил.

— Чьих людей приводят на места уволенных?

— Насколько я знаю, ялтинское руководство, пришедшее на место старого, уже собирается уходить. Принципы подбора людей, которые существуют сейчас, я вам назвать не могу. Крым — автономия, поэтому все назначения должны идти с согласия либо Верховного Совета Крыма, либо его председателя. … Мне комментировать алогичные поступки невозможно. А цель у него одна: доказать, что здесь, в Крыму, криминальная вся милиция, вся криминальная власть, а все вместе они срослись, и теперь их всех громят. Хотя ни единого факта этих криминальных связей и криминальных проявлений нет! Кричат: вот, в Крыму бандитизм. А пример бандитизма очень простой — число убийств, расстрельных дел, пальба из автоматов — это есть в Крыму? О каких бандитах мы тогда говорим?

Вопросы «КЭ»: У нас на сайте один из авторов предположил, что в связи с этой ситуацией в вас зародился политик. Это так?

— (смеется) Я в большей степени считаю, что я милиционер, но должность начальника вынуждает быть публичным, но это вынужденно моя политическая деятельность…

— Но вы пойдете в политики?

— Нет, нет, спасибо, у меня пока такого желания нет и я не собираюсь этого делать, честное слово.

— А как вы относитесь к акции ГАИ?

— Эти меры, которые использовала в последний месяц Госавтоинспекция, нужны, но они должны быть законными. Человек нарушил правила — и его тянут в суд. Если нарушено законодательство, то это можно делать. Но вообще-то человек имеет право на защиту. У меня данные, что 90 процентов дел, которые попали в суды по линии ГАИ, отменены Апелляционным судом. Если это так, то это страшно. … То есть, цель была хорошая, но методы ее достижения… палка несколько перегнута. А на дорогах нужно наводить порядок. Нужно менять правовую базу, дать инспектору права…

А напоследок Могилёв сказал, что он хочет навести таки порядок с земельными самозахватами. Он утверждает, что перед законом все должны быть равны…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Задача на годы

Институт «Магарач»: развал по сложной схеме

Николай ОРЛОВ

Ветераны русского движения вспомнили о Русской партии Крыма

.