Крымское Эхо
Архив

Алконавты-бухарики

Алконавты-бухарики

Наш дружный класс не изменяет традиции встречаться каждое лето, но это — было особенным: на него пришелся юбилей прощания со школой. Решили отметить не халам-балам, посиделками во дворе частного дома, а серьезно, в хорошем питейном заведении.

Выглядели мы там почти белыми воронами.

Возрастная публика потерялась среди не молодых даже, а натурально юных, плавно перешедших от бутылочки с молочной смесью к алкоголю.

Профессионально занимающийся парусным спортом одноклассник, глядя на энергично вливающих в себя горячительное юнцов и юниц, сказал: «Ребята, а помните, как мы на выпускном приобщались к взрослой жизни в туалете с бутылкой венгерского бренди?» Да, был такой грех, выпитое под бдительным надзором школьного руководства и активных членов родительского комитета шампанское мы «залакировали» принесенным кем-то из мальчишек бренди: 0,75 литра на целый класс, по пробочке на брата.

Попробуйте рассказать эту историю сегодняшним школьникам – скажут, гОните, втираете мозги. Но это не умильная картинка прошлого – не будем до такой степени идеализировать себя тогдашних. Мы учились в обычной школе, в рабочем районе, ребята и курили, и дрались, и выпивали, а две наши одноклассницы, не дотянув до последнего звонка, родили. И на нескольких одноклассников, впервые пригубивших алкоголь на выпускном вечере, приходилось больше тех, включая и девчонок, кто баловался винишком за рупь семь.

Но серьезные, без дуракаваляния, отношения с алкоголем начинались уже после окончания школы. В школьном детстве нам хватало трезвых радостей, занимали нас комсомольской и общественной работой так, что домашние задания делали, клюя носами письменный стол. Даже летом практика на шефствовавшем над школой предприятии и занятия в математическом лагере не давали полной свободы.

Безусловно, нагоняли в студенчестве. Но и тут дико мешал подступивший к горлу дефицит. Не сказать, чтобы он здорово останавливал пристрастившихся, а потому из нашего дружного класса трое до нынешнего юбилея не дожили: серьезные болячки определенно имели алкогольный подтекст.

Но для нынешних школьников, которым еще не один год тянуть лямку до выпускного, наши шалости с алкоголем – полнейший наив. Если, по данным Прокуратуры Украины и Института социальных исследований, каждый второй ученик имеет опыт употребления пива, каждый третий пробовал водку, восемьдесят семь процентов подростков употребляют алкоголь, семьдесят шесть процентов юнцов делают это систематически и не видят проблемы с его приобретением, а заглядывать в рюмку начинают, не достигнув тринадцати лет, то очевидно, что-то в стране изменилось — и не в лучшую сторону.

Украина наравне с Россией и Молдовой и без этой убийственной статистики считается самой квасящей страной, но всё же раньше образ бухарика и алконавта ассоциировался с небритым вонючим подзаборным мужиком, но никак не со школьником-подростком.

Акселерация, как выясняется, бывает не только физическая или умственная, достигнутая при помощи технического прогресса. Алкогольная тоже. И, кстати, опять же не без участия всё того же технического прогресса, внедряемого в частности посредством телевизионной рекламой. Алкогольные забавы детей на фоне распространения заразы наркомании кажутся некоторым взрослым простительными.

Тринадцатилетняя Лена жажду заливает холодным пивом — сидящий рядом папа с одобрением смотрит на дочь: наша порода. Напитки с легким алкогольным градусом в витринах магазинов выставлены на одной полке с лимонадом. Наряду с пивом слабоалкогольные напитки самые доступные для школьников: и стОят немногим дороже булочки, и на их продажу подросткам продавцы смотрят лояльнее.

Наливаек, особенно в летний сезон, и ларьков натыкали на улицах гуще деревьев. Тут же рядом набережная, полная подобных, но более дорогих соблазнов. Манят бары с алкоголем на разлив, малышня гордо ходит с пластиковыми стаканчиками, наполненными вином. Юные пьяные дивы выкладывают смуглые тела на скамейках; взгляды накачанных разгоряченных парней блуждают по девичьим ногам; оголенность никого не смущает, здесь это норма. В состоянии алкогольного опьянения секс, естественно, незащищенный, притягивает, как мед муху.

Это у всех на виду, и никакой статистики не требуется для доказательства очевидного: подростки и молодежь пьют, несмотря на все запреты, что изобретает государство. На учете состоят единицы, а потому любой врач-психиатр с уверенностью скажет, что цифру официальной статистики следует смело умножать на десять. Генеральный прокурор Украины винит в пьянстве подростков и молодежи в основном Министерство социальной политики. Вроде как оно не предпринимает действенных мер по преодолению вредных привычек в подростковой и молодежной среде, не занимается распространением просветительских и культурно-образовательных знаний, не формирует стандарты здорового образа жизни, отрицательного отношения к алкоголю и другим пагубным пакостям.

Не знаю, как насчет Минсоцполитики – вероятно, какая-то часть вины лежит и на нем, но совершенно точно не это министерство виновно в причинах алкогольной зависимости подрастающего поколения.

Спрос тут с родителей и, несомненно, со школы. 1 сентября многие школьники начнут не с парадной линейки, а в каком-нибудь ближайшем грязном закоулке, где они курнут и глотнут за начало учебного года. И так, в подворотне или ближайшем к школе дворе, они будут начинать свой трудовой день весь учебный год. Полагаете, учителя или дирекция этого не знают? Прекрасно осведомлены — но то, что делается за порогом школы и дома, никого не интересует.

Алла Николаевна живет в соседнем со школой доме и видит ее руководство чаще, чем его лицезреет педагогический коллектив. «Под моими окнами каждый день до начала уроков и в перемены ученики устраивают наливайку. Пробовала гнать – побили стекла, расписали стены оскорбительными надписями, — рассказывает женщина. – Не перечесть, сколько раз обращалась к директору, завучу – всё без толку. Говорят, всё им известно, но они не могут водить учеников за ручку в школу и на переменах».

Так же и родители: запросто засадят стаканчик на пару с подростком и безотказно примут от него подношение за первую стипендию в училище. Что тут сможет сделать Минсоцполитики? Разве что субсидировать увеличение сети центров медико-санитарной реабилитации детей, где их психологически и терапевтически будут откачивать после употребления алкоголя и прочей дури.

Для нынешней ситуации это очень актуальная задача. В психиатрической практике известны случаи, когда алкоголиками становятся к шестнадцати годам. Ускоренные темпы поглощения алкоголя омолодили и хроническое пьянство, и приступы белой горячки. Медики, психологи, социологи, педагоги уверены, что детское и подростковое пьянство порождают нехватка родительского внимания и жажда развлечений.

Но в этом случае и реабилитационные центры вряд ли способны изменить ситуацию: после лечения и коррекции молодой человек возвращается в родную среду, где всё начинается по новому кругу. Значит, и здесь от Минсоцполитики зависит далеко не всё. Хотя, нет. Вот тут и начинается его работа. Нехватка родительского внимания и желание казаться взрослым, высосав из бутылки силу, смелость и отвагу, — безусловно, причины раннего пристрастия к алкоголю. Но далеко не единственные.

Молодежь не трудоустроена. Некоторые, у кого родители хоть изредка держат руку на пульсе жизни своих детей, каждый год несут документы в очередное профессиональное училище, потому что оконченное накануне не обеспечило им трудоустройства. Некоторые накопили собрание сочинений «корочек» об окончании ПТУ и различных околопрофессиональных курсов, а с работой так и не определились. «Тут поневоле запьешь, — говорит трижды дипломированная ПТУшница Маша. – Надо же таким, как я, как-то отвлекаться, а то с ума сойдешь от мамашкиных поучений».

Чтобы Маше и ее не знающим, чем и как себя занять, сверстникам окончательно не слететь с катушек и сохранить мало-мальски трезвый взгляд, депутаты и прочие умные люди нагородили ворох ограничений. Не продавать алкоголь до двадцати одного года, уменьшить число точек продажи алкоголя, сократить время торговли, запретить продажу в ночные часы и праздничные дни, укротить рекламу в СМИ, карать за продажу водки и пива малолетним. Результат, может, для отчетов и есть, а эффекта нет. Вот ограничили продажу спиртного в Керчи по праздникам — а наутро после них дворники полдня выгребают бутылки из-под запретных крепких напитков. Устраивали дважды в городе праздник спорта с девизом за трезвый и здоровый образ жизни, а молодежь приходит на концерт, затаренная пивом по макушку.

Никто не возражает против разумных и полезных ограничений. Но на каждый запрет нужна альтернатива: так вот нельзя, а вот так можно. Спиваются от безделья, ничегонеделания, спортом почти не занимаются, книг не читают. Остается или бухать, или сидеть за компьютером. И очень удобно для детей и подростков, что эти занятия отлично совмещаются между собой.

Придумать и установить ограничения легко, а вот альтернативу, как писал Некрасов, жажде православной, дать ни у кого не получалось. И все впопыхах и по случаю придумываемые меры вроде постановки на учет юных алкоголиков, агитационные призывы к трезвому образу жизни и даже трижды усиленное родительское внимание не дадут результатов: измениться должен не менталитет народа, а страны, когда для детей, подростков и молодежи найдутся доступный здоровый досуг и работа.

 

Рисунок вверху —
с сайта original.net

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Опора на постбальзаковских женщин

Ольга ФОМИНА

Постройки на костях (ДОПОЛНЕНО)

.

Русская община Крыма провела IX Собор

.