Крымское Эхо
Архив

Алкоголизм — это попытка убежать от себя

Алкоголизм — это попытка убежать от себя

Истории алкоголизма столько же лет, сколько существует человек. Считается, что люди начали производить алкоголь 9000-8000 лет до н. э. Вначале его использовали для ритуалов под контролем шаманов. Когда же употребление алкоголя стало неконтролируемым, начались попытки борьбы с пьянством. Первый запрет на алкоголь вышел в Китае в 1220 до нашей эры, попавшимся во время попойки, угрожала смертная казнь. Римские законы разрешали употребление вина только с 35 лет. Самые известные антиалкогольные кампании ХХ века — такие, как «Сухой закон» в США (1919-1933) и кампанию по борьбе с пьянством 1985 года в СССР, приходилось прекращать, так как, несмотря на строжайшие запреты, подпольную торговлю алкоголем искоренить не удавалось.

Так можно ли излечить алкоголика или алкоголизм непобедим? Как формируется алкогольная зависимость? Как жить трезво среди пьющих? На эти и другие вопросы мы попросили ответить специалистов, практикующих в этой области: врача-психиатра, нарколога, кандидата медицинских наук, психотерапевта и психоаналитика Сергея Яновского и психоаналитика, кандидата культурологии Ольгу Тихонову.

— Борьбе с алкоголизмом, как мы видим, уже более 3000 лет. Почему за все это время не удалось его победить?

Сергей Яновский: После того, как алкоголь стал производиться в промышленных масштабах, его продажа стала весьма прибыльной сферой экономики. Бюджет царской России на треть строился на доходах от продажи спиртных напитков. Питейный доход в России в конце 19 века был одним из самых высоких в Европе.

К сожалению, с тех пор значительных успехов в борьбе с алкоголизмом не наблюдалось. Даже самые известные алкогольные кампании были непродолжительными. Для достижения стабильных результатов необходим полный запрет на производство и употребление алкоголя, который должен захватить, по меньшей мере, жизнь двух поколений, чтобы изменились традиции. Даже после таких антиалкогольных кампаний, как «Сухой закон» в США и антиалкогольная кампания 1985 года в СССР, уровень потребления быстро восстанавливался.

Значит ли это, что алкоголь – неизбежное зло?

Сергей Яновский: На самом деле антиалкогольная кампания 1985-1987 годов имела позитивные результаты. К концу 80-х годов алкоголизм стал причиной роста смертности, травматизма и пр. Это время называли «запойным»: потребление чистого алкоголя на душу населения дошло до 10 литров в год. Госкомстат СССР в то время проводил секретные исследования на предмет самогоноварения. Выяснилось, что самогон давал прибавку еще в размере пяти с лишним литров.

В результате принятых мер с июня 1985 г. по май 1986 г. потребление алкоголя снизилось до 3.2 литров на душу населения в год, число несчастных случаев сократилось на 25%, смертность от отравления алкоголем уменьшилась на 32%.

К сожалению, сейчас потребление алкоголя населением Украины, Беларуси и России приближается по официальным данным к 19 литрам в год.

Ольга Тихонова»
Алкоголизм — это попытка убежать от себя
— Если антиалкогольная кампания давала такие результаты, почему же все вернулось на круги своя?

Ольга Тихонова: В условиях перенаселения, когда мировые ресурсы ограничены, наркотическая, как и алкогольная, культура стала своеобразным способом выбраковки населения, аналогом естественного отбора. Есть много данных о том, что она возникла не стихийно, а была спланирована и смоделирована Римским клубом в 70-80 годах прошлого века. Алкогольная и наркотическая культура способствует формированию зависимости чаще всего у подростков, когда способность предвидеть свое будущее и планировать свои действия, еще неразвита. Но для формирования зависимости должны быть предпосылки. Давайте подумаем, кому угрожает алкогольная культура? У какого подростка угроза формирования зависимости будет высокой?

Ребенок рождается беспомощным и зависимым от родителей. Если родители слишком опекают ребенка, они не будут способствовать развитию автономии. В этих случаях развивается конфликт «зависимость – независимость». Родители из лучших побуждений окружают ребенка заботой, делая его зависимым от себя, своего мнения, но в подростковом возрасте конфликт «зависимость-независимость» обостряется. Проявляется он в протестном поведении подростка с одной стороны и отсутствии ответственности и самостоятельности с другой.

Если в семье присутствуют жесткие нормы морали и требования, то подросток обесценивает требования, которые сложно реализовать. Но самое главное, если родители подростка не чувствуют себя довольными своей жизнью и счастливыми, то следовать их советам или требованиям молодой человек скорее всего не будет, т.к. не захочет повторить их судьбу. А можно ли научить ребенка тому, что сам не умеешь? Таким образом, для формирования зависимой личности, кроме алкогольной культуры в обществе, должны быть определенные условия развития ребенка в семье.

– Бытует мнение, что алкоголизм — генетически обусловленное заболевание?

Сергей Яновский: Генетика – это только один фактор предрасположенности к алкогольной зависимости. А. М. Коровин в работе 1907 года отмечает: «Никто не родится алкоголиком, а лишь впоследствии становится таковым в силу условий современной жизни». Этого же мнения придерживались и другие исследователи алкогольной зависимости. Помимо генетического фактора существуют еще и социальные, бытовые, свойства личности, при которых существует предрасположенность к аддикции — темперамент, характер, личностные особенности, а также семейные факторы, фактор среды.

Когда мы анализируем профиль личности зависимого пациента, его семейный сценарий, анамнез, то всегда находим в качестве причин, повлиявших на формирование зависимости практически все эти факторы. Особенности развития личности выделяют в качестве основной причины формирования зависимости как отечественные, так и зарубежные авторы, отмечая значимую роль семейных отношений, формирующих личность, склонную к алкоголизму. Изучая семьи больных алкоголизмом, специалисты установили отклонения в развитии пациентов в периоды детства и отрочества, в частности, разводы, алкоголизм отца или матери, гиперопека и прочее.

Ольга Тихонова: Человек, страдающий алкоголизмом, болен. Он – зависимый. Алкогольная зависимость имеет те же корни, что любая другая зависимость: от наркотиков, игры, курения, экстремальных увлечений, от другого человека, от работы. Исследователи выделяют самые разнообразные формы зависимости, среди них социально приемлемые и не приемлемые. В любом случае этот человек идет по жизни, опираясь на зависимость как на костыль. Могут быть сочетанные варианты зависимости, например, одновременно зависимость от алкоголя и от наркотиков.

Можно заменить зависимость от алкоголя на зависимость от работы, такой человек становится работоголиком. В любом случае мы диагностируем нарушения психического функционирования у зависимого человека, он будет быстрее истощаться, не сможет эффективно функционировать, будет более раздражительным, тревожным или депрессивным.

— Можно подробнее рассказать об условиях формирования зависимости в семье?

Ольга Тихонова: Предрасположенность начинает формироваться очень рано, в течение первых трех лет жизни ребенка. Малыш подрастает и начинает познавать мир вокруг. Мир – не простой. В нем есть опасности. Но мама старается, чтобы вокруг ребенка их не было. Для нее самое главное, чтобы ребенок не упал, не обжегся, не порезался. Она прячет все опасное, поддерживает его на каждом порожке, на каждой ступеньке. Потом принимает за него все решения — в общем, живет его жизнью.

Формируются созависимые отношения. Недавно наблюдала такую картинку: подбежал малыш лет трех к лестнице и прыгнул. Мама неслась наперерез и поймала сына. После она жаловалась, что ее сын так ведет себя всегда, и что же будет, если она не успеет. Так мамы, ограждая своих детей от всего опасного, не понимают, к чему это может привести. Практически всегда гиперопека приводит к очень серьезным проблемам в развитии ребенка, формируя инфантильность. Практически 90% из тех, кто к нам обращается – это мамы зависимых.

Недавно на приеме была мама 15-летнего юноши. Мы с ней говорили о том, что ее сын не хочет учиться, много пьет пива, не слушает ее, а она уже не может реализовать все его пожелания. Когда я сказала, что, на мой взгляд, главная задача мамы — стать как можно быстрее ненужной своему ребенку, она возмутилась. Потом расплакалась: а что я тогда буду делать? Я ведь для него жила.

Так созависимый наполняет свою жизнь смыслом, поскольку жить для себя не умеет. А зависимый воспринимает любого человека рядом, как носителя необходимых для него функций. Такие отношения сложно назвать любовью.

— Так все-таки что такое алкоголизм?

Сергей Яновский: Это психосоматическое заболевание, предпосылкой которого являются психологические проблемы или психическое расстройство. При формировании зависимости мы отмечаем уже явно выраженные заболевания органов и психические расстройства. Чаще всего поражаются сердечно-сосудистая система, печень, поджелудочная железа, мозг. Среди психических расстройств чаще всего отмечаются тревожные, депрессивные, фобические, аффективные, т.е. эмоциональные проблемы.

Таким образом, часть пациентов нуждалась в беспроблемном общении в состоянии опьянения, вторая — в снятии напряжения, тревоги, чувства вины, неуверенности, ослаблении страхов. Общее для зависимых — трудности в эмоциональной сфере, им сложно совладать со своими чувствами, самооценкой, заботиться о себе и выстраивать личные отношения с близкими.

Каждый раз, когда тревога и напряжение от ощущения одиночества, неприкаянности возрастает, зависимый стремится уйти от дискомфорта с помощью алкоголя, который вызывает состояние расслабления, приглушает все проблемы. Изменение состояния сознания, которое вызывается приемом алкоголя как психоактивного вещества, дает ощущение защищенности, принятия, повышения самооценки.

Зависимый старается защититься алкоголем от жизни, с помощью алкоголя уйти от самобичевания, как говорится, они стараются «утопить заботы в стакане». После того, как невротический сверхконтроль с помощью выпивки снят, они становятся естественными, более раскрепощенными, легче реализуют инстинктивные потребности. Если психоактивное вещество принимается долго, то происходит обеднение эмоциональной сферы.

— Вспоминаю откровения сына Риммы Казаковой, который был наркоманом. Он однажды сказал в телеинтервью: «Вот вы всю жизнь стремитесь чего-то достичь, стараетесь, работаете, преодолеваете препятствия, и, наконец, достигнув своей цели, испытываете вот такой вот маленький кайф. А наркоман укололся и сразу без всяких усилий испытал огромный кайф, такой, которого вам и не снилось…». Можно ли такого человека от зависимости излечить? И как?

Ольга Тихонова: Обычно сами зависимые за помощью не обращаются. Их приводят родственники. Как показывает наш опыт, наиболее эффективна помощь, если в работу включаются созависимые члены семьи. Пациент – демонстративный, манипулятивный, лживый, инфантильный – в центре внимания. Он не отвечает ни за свое здоровье, ни за свое поведение. Если на работе зависимые еще как-то сохраняют взрослое поведение, то в личных отношениях патологически безответственны, поэтому психотерапия включает процесс осознания и изменения созависимых отношений.

Тем не менее, никто в детстве не мечтал стать алкоголиком и умереть от цирроза. Все знают, что пить вредно? Знают. Почему пьют? Главное — то, ради чего человек пьет, есть ли у него смысл жизни вне опьянения?

Если у человека нарушенные отношения в семье или на работе, болезненное чувство вины, если есть фобии, навязчивости, депрессия, какие-то заболевания или другие проблемы, человек уходит в запой, он заменяет одну реальность другой. Он не задумывается о причинах своих поступков и причинах той ситуации, в которой он живет.

Для такого человека внешний мир опасный, доверие формируется сложно. Все это вызывает постоянное напряжение, а если еще какой-то стресс? Следует бегство в другую реальность с помощью алкоголя. Смысл такого поведения – сделать невыносимое терпимым, поэтому алкоголь, как и еда – доступный способ избавления от тревоги, напряжения и беспокойства. Ему необходим поиск другого способа и смысла жизни вне опьянения, поиск дополнительных ресурсов.

— Можно ли взрослого зависимого сделать независимым?

Ольга Тихонова: Только в случае, если он этого хочет, и с ним работает профессионал. Есть определенный курс лечения, включающий работу с физическим и психическим компонентами зависимости. Мы этим занимаемся. У человека должна появиться цель. Обычно у зависимого нет долгосрочных целей, нет смысла в жизни вне зависимости. Его не научили жить независимо и быть счастливым.

— Допустим, человек прошел курс лечения. Он стал независимым, а как же физические аспекты? Бытует мнение, что у них происходят необратимые изменения мозга?

Сергей Яновский: При комплексном психосоматическом подходе зависимости успешно лечатся. Проводились исследования с помощью МРТ среди зависимых до и после курса лечения от алкогольной зависимости. Уже через месяц после лечения МРТ головного мозга показывает увеличение серого вещества в лобной доли пациентов. По итогам более чем 30-ти летнего опыта лечения зависимых разработана авторская методика. В нашей практике помимо чисто медицинских методов, таких как дезинтоксикация, курс терапии, мы используем методы психотерапевтического воздействия в работе с зависимым, и его семьей — семейную психоаналитическую психотерапию. Зависимый человек должен научиться жить трезво среди пьющих, и получать удовольствие от жизни без алкоголя.

 

Фото вверху —
с сайта doctorvlad.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Гуляй, Симферополь!

Олег ШИРОКОВ

Потрясающие фигуры истории – в Евпатории

Марина МАТВЕЕВА

За нового президента россияне могут проголосовать в Крыму

.