Крымское Эхо
Архив

Алиби

Алиби

ЗАЧЕМ РЕГИОНАЛЫ ПРИНЯЛИ ЯЗЫКОВОЙ ЗАКОН

Случилось ужасное! Украина в опасности! Рятуйтэ! Вызывайте натовские бомбардировщики – парламент в режиме блиц-крига принял <b>закон о языковой политике</b>, благодаря которому русский, как, впрочем, ромский (цыганский), румынский, венгерский и бог знает, какие еще языки, могут получить статус региональных. Если это одобрят региональные же советы, разумеется. <br />
Нет, оно, конечно, забавно, что правящая партия в кои-то веки исполнила собственное предвыборное обещание.

Правда, не полностью – они ж что-то там о втором государственном раньше бормотали. Но, тем не менее, произошло нечто небывалое. Как сказал один симферопольский пенсионер, «ну теперь хана – точно опять тарифы повысят».

Как минимум, регионалы еще раз доказали, что кидать они умеют лучше всех в стране. Оппозиционеры, которые, помнится, умело когда-то орудовали в парламентском зале дымовыми шашками и слезоточивым газом, даже чихнуть не успели.

Впрочем, как отмечают некоторые эксперты, этим самым оппозиционерам принятый закон только на руку. Вон, сжавшаяся до микроскопических размеров фракция блока НУ-НС уже хорохорится и обещает электорату: в новом составе Рады (если вы, панове, правильно проголосуете) этот закон будет отменен к чертям собачьим.

«Умный кролик» из семьи хасидов гордо скачет перед телекамерами, потрясая виртуальной саблей, и рассказывает, какая это «ганьба» и как он со своим «фронтом» всех того, в смысле, вернет в лоно украинства. Отменим, говорит, этот закон через Конституционный суд.

В общем, во-первых, у оппозиции, которая, так уж получилось, базируется на «национально-свидомой» идеологии, наступило раздолье. Наконец-то в наступающую предвыборную кампанию влили немного энергетика, который взбодрит западноукраинский электорат. А во-вторых, пацаны из ПР теперь могут колотить себя в грудь и орать на каждом донецком перекрестке: «Мы порожняк не гоним!»

Всем политикам хорошо, всем привольно и креативно. А вот о том, закончится ли этот фестиваль после выборов, например, путем признания вышеназванного закона Конституционным судом противоречащим Конституции незалежной, или партия власти реально совершила хоть одно благодеяние, мы спросили у крымских политологов. Уж, как ни крути, а Крыма этот закон, как минимум, дважды касается. По его нормам, региональными могут быть признаны на полуострове два языка – русский и крымско-татарский.

[img=left alt=title]uploads/1/1221896594-1-xjc6.jpg[/img]
Сергей Киселев несколько лет в бесчисленном количестве интервью не уставал повторять: Янукович и верная ему Партия регионов — это еще бОльшие государственники, чем какие бы то ни было укронационалисты, либо сам пан Ющенко. При этом он всегда подчеркивал, что они государственники «проекта Украина» как образования, сам смысл рождения и существования которого – антироссийский. Но и сейчас он считает, что принятие языкового закона вписывается в эту схему:

— Давайте вспомним, что подавляющее большинство граждан в этой стране – русскоязычные. Кроме того, есть некоторые обязательства перед Европой. Закон этот называется «о языковой по-ли-ти-ке», а не «о русском языке». И русский язык по этому закону не так уж много и прав получает. Кое-что более жестко регулируется, зато теперь многое не будет зависеть от произвола чиновников на местах. И теперь любой регионал (ну, не любой, потому что среди них есть и национал-регионалы, как я бы их назвал, которые всегда будут против русского языка), но тот же Колесниченко объясняет: мы выполняем обязательства перед Советом Европы. Несколько раз Венецианская комиссия этот документ правила, там многое выхолощено, многое убрано. Но, тем не менее, я считаю, что эффект от принятия этого закона, в том числе, для Крыма, положительный. И русский язык получает более четкий статус, и крымско-татарский язык получает статус…

Есть такое понятие – «дурная бесконечность». Может нарастать, нарастать проблема, и ее можно использовать, вот именно, что до бесконечности. Кстати, оппозиция пыталась бесконечное количество поправок к этому законопроекту подать, чтобы сорвать его принятие. Но дело в том, что реальная жизнь все будет ставить в рамки.

Как бы кто ни относился к личности авторов проекта – Кивалова и Колесниченко, лично я оцениваю позитивно этот закон. Он, во всяком случае, никак не мешает утвердить позже русский язык как второй государственный. Но многие спекулянты сегодня будут отодвинуты от политического корыта, потому что им нечем будет крыть. Я тут такой термин придумал: «медиа-вой». И он начался уже, буквально через несколько секунд после принятия закона.

Они (оппозиция, — ред.) получают второе дыхание. Трудно доказывать, да и люди не очень-то любят всякие экономические цифры, не очень-то им верят, потому что знают, что эти ребята сами хороши. А языковой закон относится к фундаментальным ценностям. И вот эта фундаментальная ценность в глазах националистов подвергается атаке. Во всяком случае, теперь уже так безнаказанно издеваться и измываться над русскими людьми, кажется, не получится, потому что этот язык защищен законом. Кстати, русский особого-то статуса и не получил, он получил статус языка национальных меньшинств.

Но открывается широкое поле для националистов. Они же всегда говорили, что язык не является важной темой для населения. Приводили какие-то данные соцопросов. А тут, вдруг, оказывается, что вопрос мовы встал ребром, если судить по высказываниям тех же националистов. Помните, в Одессе уволили гаишника, сказавшего что-то там о «вашей телячьей мове». Вот и сейчас оказывается, что не на каком-нибудь 30-м месте в списке приоритетов граждан находится русский язык, а вдруг — на первом. И националисты получают второе дыхание.

Но для регионалов это тоже плюс. Хотя бы в такой форме они выполняют свои предвыборные обещания. Это, конечно, не введение второго государственного языка, но это шаг вперед.

В Конституционном суде отменят? А что этот суд будет отменять? Он, конечно, может при желании найти основания, но украинский язык-то остался единственным государственным, и никакие изменения в Конституцию в связи с принятием этого закона не вносятся. Предмета для рассмотрения КС нет. Наоборот, законодательство приведено к европейским нормам. Пока нет решения КС, я не могу тут ничего комментировать.

Я знаю одно: когда отбирают уже данное право, это вызывает очень негативную реакцию у людей, да и по международным обязательствам Украина не может свёртывать права, которые уже имеют ее граждане. Тем более, Украина относится к тем немногим странам, которые признают приоритет международного права над национальным законодательством. Поэтому всё это будет непросто. И надо не забывать, что под боком есть огромная страна, которая может очень серьёзно отнестись к тому, что такая попытка будет предприниматься. Попытка-то будет, но многое зависит от раскладов в парламенте. Если бы оппозиция получила там 226 голосов, это был бы первый документ, который они отменили. Но…

Вообще же, если бы принятие этого закона отложили на осень, избирательная кампания была бы неинтересная. А теперь она будет интересная…

Алиби
Политолог Андрей Никифоров тоже увязывает принятие языкового закона с начинающейся предвыборной кампанией.

— Сочетание языкового закона и Партии регионов напоминает мне анекдот о том, что женщина — как граммофонная пластинка: поставил и играешь. Потом перевернул и играешь снова. Тут главное кроется в таком вот переворачивании. Поиграл языковой закон – перевернул и играй дальше.

Следующий момент – а что этот закон дает? Детальный анализ этого документа в устном интервью вряд ли имеет смысл делать. Но скажу, что в целом, даже без этого закона украинское законодательство довольно либерально в вопросах языка. Нелиберальна практика применения. Нас постоянно на каждом шагу обкрадывают в наших же правах на уровне различных инструкций, подзаконных актов, трактовок и всего подобного, что, в общем-то, и приводит к тому, что у нас, например, телевидение и радио транслируют рекламу исключительно на украинском языке. Это нарушение наших конституционных прав, не описанное ни в одном законе, — но есть такие трактовки.

Или, допустим, пресловутая тема лекарств: нет никаких запретов, никаких препон, которые бы не позволяли давать аннотации к препаратам на русском языке. Но Министерство здравоохранения не требует, чтобы аннотации переводились на русский – вот и всё.

То есть, всё это можно делать, а не делается, потому что есть определенная линия, определенная политика, заключающаяся в том, чтобы замолчать, притупить, притушить…

Теперь появляется новое поле для УКРаинизации. Корень «укр». У нас уже УКРали значительную часть наших прав, а теперь этих прав стало больше, значит, есть больше того, что можно УКРасть.

Вроде бы наивно звучит вопрос: а зачем они это сделали? Понятно, что идет дело к выборам и необходимо как-то пропиариться. Но я начинаю пальцы загибать: крымско-татарский закон (принятый Радой в первом чтении закон о восстановлении прав депортированных, — ред.). Эта акция Партии регионов, казалось бы, никак не прибавит голосов за пределами Крыма. А если избирателям растолкуют, что нас ждет благодаря этому документу, то, думаю, колеблющиеся сторонники за пределами полуострова могут от ПР и отвернуться, не говоря уж о тех, кто живет в Крыму.

В Крыму избиратель, который отдавал традиционно голоса за ПР, мягко говоря, неоднозначно отнесется к этому закону. Крымско-татарские голоса вряд ли эта партия приобретет…

Следующий момент: вот прямо сейчас повышаются тарифы на электроэнергию. И повысились они существенно. Помнится, мадам Тимошенко в сходной ситуации отменила подобного рода решение, заморозив цену на электроэнергию, по понятным причинам.

То есть, нынешняя власть принимает непопулярные решения, а здесь вдруг решила поиграть в популизм в языковом вопросе. Зачем? Пытаться увязать напрямую это с выборами – извращенная логика. Потому что результат выборов будет коваться на избирательных участках не столько в урнах, сколько в протоколах комиссий. Но потом надо будет его легитимизировать. Нужно будет объяснить произошедшее своим друзьям на Западе. Мол, успех Партии регионов – закономерный, потому что регионалы, например, провели языковой закон. На мой взгляд, это единственное логическое объяснение происходящего. Дескать, чему удивляться, когда мы выполнили одно из своих предвыборных обещаний, чего не было на Украине в течение последних 20 лет. «Предвыборное обещание»: исполняется впервые!

Все зарубежные друзья вынуждены поверить, что после ТАКОГО все должны за ПР вприпрыжку голосовать.

Примерно для этого же производится массированная информационная обработка населения. Вряд ли она по-настоящему кого-то склонит в ту или иную сторону, но в какой-то степени она тоже дает какую-то индульгенцию, алиби своего рода. Я думаю, что именно таким образом это является неким предвыборным шагом.

Не думаю, что выборы закончатся оглушительным успехом ПР – вряд ли они нарисуют себе всё, что хотели, но то, что нарисуют, уже легитимизировано. Потом можно будет нивелировать ситуацию через Конституционный суд или как-то еще.

В принципе, подобных законов можно в перспективе еще несколько принять. Например, есть проект закона о применении языков. Он где-то там в Раде болтается, к нему можно вернуться. Потом придумают еще и еще что-то. Вот так мы и будем бесконечно стремиться к некоему абсолюту, никогда к нему не подходя. А абсолют — это признание факта, что Украина — это страна, в которой русский и украинский действуют как языки общения. Кстати, и как языки общения народа с властью…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Дождемся расчетов и экспертиз

Ольга ФОМИНА

Как вашей матери

Ольга ФОМИНА

Первый тайм уже отыграли

.