Крымское Эхо
Знать и помнить

Академик Толочко: Чувствую, что Украина уже не моя

Академик Толочко: Чувствую, что Украина уже не моя

ВМЕСТО НЕКРОЛОГА

Вот уже и девять дней минуло с момента ухода выдающегося историка, академика Национальной академии наук Украины Петра Толочко. Человека, чье славное имя после смерти стало настоящим индикатором исторической памяти на Украине. Страны, в правдивую и подлинно научную историю которой Петр Петрович внес вклад, который трудно переоценить. И на этом фоне вдвойне символично, что 86-летний ученый, чьи работы среди прочего позволили уточнить возраст украинской столицы, встретил смерть, находясь под домашним арестом из-за подозрения в госизмене.

 «Это медицинский факт!»

Каких только незаслуженных эпитетов не удостоили уже покойного академика украинские информагентства: и «скандальный», и «одиозный»! И все потому, что, как отметил один украинский телеканал, тот «отрицал голодомор» и «поддерживал русский мир».

А проще говоря, как минимум с 1991 года, после обретения УССР «незалежности», Толочко оставался тяжелой костью в горле украинского национализма, чьи апологеты исповедовали откровенно извращенный взгляд на историю Древней Руси, которую Петр Петрович в отличие от этих фашиствующих «панов» знал великолепно. И поэтому с поистине научной основательностью заявлял:

«Древняя Русь, древнерусская этнокультурная общность стали основой для формирования трех восточнославянских и таки действительно братских народов: украинцев, белорусов и русских. От этого никуда не денешься! Это медицинский факт! Популярное сейчас предположение, что украинцы в те времена были, а русских и белорусов еще не было, — чепуха. Не было еще ни тех, ни других, а была единая древнерусская народность».

Историческая правда, которой всю жизнь твердо придерживался и которую самоотверженно отстаивал Толочко, неотступно колола глаза лже-историкам и их убогим адептам, готовым причислить к украинцам и Зевса, и Христа. Оттого при любом удобном случае безнадежно больные тризубом головного мозга свидомиты пакостили ученому.

Например, в 2016 году в Киеве сорвали презентацию его книги «Откуда пошла русская земля». Та должна была состояться в здании Россотрудничества. Националисты тогда нагло забрали себе экземпляры издания «на сувениры», зарисовали табличку Россотрудничества баллончиком, сорвали баннер и герб России. Свои действия новоявленные варвары объяснили тем, что ученый «возвеличивает Россию».

За год до инцидента в Москве на правах одного из авторов академик участвовал в презентации фундаментального труда «Древняя Русь в средневековом мире». Энциклопедический по научному масштабу труд выпустил Институт всеобщей истории РАН и научно-издательский центр «Ладомир» под общей редакцией известных отечественных историков в рамках Федеральной целевой программы «Культура России». Тогда же Толочко обратился к россиянам:

«Между двумя нашими народами или, если угодно, ветвями одного народа, всегда существовали нюансы, которые обусловлены историческим развитием. Советская историография долгое время решала: когда же закончилась Киевская Русь? Ни одна европейская историография так проблему никогда не формулировала. Когда же распался СССР и общее историческое наследие разошлось по независимым странам, получилось, что «разобрали» мы не только настоящее и будущее, но и прошлое.
Политически озабоченные историки начали утверждать, будто государство Киевская Русь создали некие «украинцы», хотя такой национальности тогда и в помине не было. Другие их «поправляют»: Русь
создали русичи, а вот их единственными «чистыми» наследниками являются украинцы. В общем, что в лоб, что по лбу.
Некоторые историки РФ при этом, словно в унисон с украинскими коллегами, начали усиленно искать свою «древнейшую» столицу Древней Руси. Например, в Старой Ладоге, в Рюриковом городище в Новгороде… Белорусы тоже озаботились историческим «самостоянием», утверждая, что «белорусская держава» началась с Полоцкого княжества.
Эти тенденции исторического обособления уже сыграли негативную роль в осмыслении нашего общего прошлого. Стоит подчеркнуть: это не поиск истины, а интерполяция наших сегодняшних дрязг в прошлое. Я надеюсь, что фундаментальный труд, на презентацию которого мы съехались в Москву, станет определенным стабилизирующим фактором в этих баталиях
».

«Как же так?»

Никак не совпадая с украинскими националистами в отношении к происхождению создателей Киевской Руси, Толочко, разумеется, не совпадал с ними и в оценках Богдана Хмельницкого. Как известно, националистов абсолютно не устраивает то, что легендарный гетман выступал за православие, а не за унию и боролся против фактической евроинтеграции под властью польских панов. А главное, то, что созвал Переяславскую раду.

Петр Петрович же, напротив, считал решение Богдана Хмельницкого объединиться с единоверной и единокровной Россией единственно правильным и категорически отрицал популярную сейчас в Незалежной точку зрения на то, что Украина была колонией в составе Российской империи.

«Российская империя созидалась усилиями и украинцев в том числе. Если мы просмотрим всю историю, то окажется, что украинцы были полноправными соавторами, сотворцами империи в том обличии, в котором она явлена миру», — с дипломатической деликатностью ученый пытался объяснить упоротым «укроцентристам» сей незыблемый исторический факт.

И если с ним, стиснув зубы, кто-то из тех еще мог согласиться, то тезис ученого о том, что, не будь Советского Союза, «неизвестно, было бы вообще такое государственное образование, как Украина», националисты принять уже не могли. Как и наверняка не приняли бы трезвого взгляда на Великую Отечественную войну.

«Она у нас (на Украине. — авт.) уже не Великая, и не Отечественная, она у нас просто война (в лучшем варианте война России и Германии), — с горечью удивлялся Петр Петрович и нескрываемой иронией продолжал: — А Украина была в нее втянута непонятно почему и как. Хотя как же она не наша, если война черным смерчем прошла по украинским землям дважды! Первый вал, который прокатился до Волги и обратный, который катился уже на Запад. Война, которая забрала шесть миллионов украинских граждан, оказывается, не наша! Как же так?»

Не могут свидомиты согласиться и с тем, что голодомор 1930-х годов не был геноцидом украинского народа, как бы того ни хотелось бывшему президенту Украины Виктору Ющенко, который осенью 2006-го подписал самолично инициированный «неотложный» закон «О голодоморе 1932-1933 годов в Украине».

«Голодомор действительно был, он забрал несколько миллионов жизней украинцев, но он же был и на Кубани, и в Поволжье, и в Северном Казахстане, — взывал к здравому смыслу академик. — Все зерносеящие регионы потерпели катастрофу в начале 30-х годов. Не может же такого быть, чтобы точечно голодомор уничтожал украинцев, а русских или евреев, или других щадил. Все народы, которые были в составе Советского Союза, испили эту горькую чашу. И мне кажется, даже грешно как-то подчеркивать, что нам украинцев жалко, а других вроде бы и не жалко, потому что они не наши».

Академик Толочко не только не признавал голодомор, всячески противостоял искажению истории и был убежденным противником евроинтеграции родной страны, но и выступал за сохранение на Украине русского языка.

«Язык служит объединению людей и не должен быть источником постоянного напряжения, чего не понимают горячие головы, взывающие к украинскому патриотизму, — с академической непоколебимостью и основательностью подчеркивал он. — Нельзя заставить пожилого человека, который всю жизнь разговаривал по-русски, немедленно перейти на украинский язык. И дело не в принципах, а в том, что не каждому под силу выучить другой язык настолько хорошо, чтобы не стыдно было на нем разговаривать. Надо считаться с тем, что на Украине проживают миллионы этнических русских, для которых отречение от родного языка так же болезненно, как и для украинцев — от своего».

Рассуждая о стратегии развития современной Украины, Толочко не единожды отмечал, что она обязательно должна быть «согласованной с национальной стратегией развития России, Белоруссии и, может быть, шире — стран постсоветского пространства».

«Если мы хотим сохранить себя как нация, наше место не в Европе, потому что Запад — католический и протестантский, а мы православные по тысячелетней истории, по культуре, — пояснял ученый. — И если мы не выберем стратегическое направление восточное, то можем потерять свою идентичность духовную, культурную и совершенно измениться. Хорошо это или плохо — вопрос философский. Многие считают, что ничего в этом нет страшного. А я считаю, что это безнравственно: отрежем себя от корней — и превратимся в перекати-поле».

«Поклоняться факту»

Чтобы избежать заблуждений, историкам прежде всего надо «не грешить», считал Толочко. Что же это значит?

«Они должны поклоняться только факту и правде истории, нравится это современникам или нет, — разжевывал он азбучную, казалось бы, для каждого академического историка истину. — Без конца менять историю в угоду царям или гетманам — путь в никуда. Мой учитель Борис Александрович Рыбаков говорил, что ему поздно бояться, устраивают ли его научные выводы кого-то или нет».

Неудивительно, что для души такого ревнителя исторической памяти, как Толочко, нынешняя Украина, по его же признанию, была «совершенно некомфортна».

«У меня иногда возникает чувство, что я живу вроде как не в своей стране, что-то другое, чуждое мне, не мое происходит, то, что я не разделяю, — с исповедальной интонацией рассказывал он. — Я не могу смотреть, как горят покрышки на «майданах», я не могу спокойно видеть, как кто-то марширует с факелами по Крещатику… Я многого не принимаю в этой жизни. И это, наверное, моя личная трагедия. Вот такое двойственное чувство. Не мыслю себя нигде, кроме Киева, Украины, и чувствую, что она уже не моя».

По словам экс-депутата Верховной рады Украины Олега Царева, в Незалежной Толочко было бесконечно тяжело отстаивать свою точку зрения.

«Мы постоянно пересекались на разных мероприятиях, где я как политик, а он как ученый говорили разными словами, но об одном и том же: русские и украинцы — это один народ, Украина — это часть большой России, — рассказывает политик. — Жизнь и работы академика Петра Толочко — пример другой Украины, которая могла бы состояться на территории бывшей УССР. Но не состоялась из-за Майдана, западного давления и предательства многих из тех, кто претендовал на альтернативу нынешнему курсу».

Не раз интервьюировавший академика журналист Олег Ясинский считает, что его научная жизнь, полная глубоких исследований нашей древней истории, привела Петра Петровича к убеждению в том, что русские, украинцы и белорусы — один народ, «идее, которая не могла понравиться националистам и шовинистам ни одной из сторон»:

«Он был последовательным противником нынешнего переписывания дикарями и невеждами украинской истории, являлся защитником советской эпохи и русской культуры, о чем честно и открыто говорил».

Толочко, по сути, уморили до смерти, убежден российский политолог Сергей Марков.

«Он был под домашним арестом по обвинению в государственной измене, потому что изучал историю Руси и писал о единой истории России и Украины и о едином народе в этой единой истории, — считает эксперт. — И отказывался участвовать в политических русофобских шабашах, в которые превратились все мероприятия по истории на Украине».

Фото из архива «Крымского Эха»

Читайте также:

Пётр Толочко: Американцы и Запад действовали тоньше
Пётр Толочко: Нельзя открещиваться от истории!
Украина на сквозняке
Украина, отрицающая свое прошлое

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.4 / 5. Людей оценило: 12

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Я — или Родина!

70 лет после Нюрнберга

«Все найкраще — диточкам!»

Олег РОДИВИЛОВ

Оставить комментарий