Крымское Эхо
Архив

«Адмирал Лазарев: личность на фоне эпохи»

.

Сергей Горбачёв


 «Адмирал Лазарев: личность на фоне эпохи»
Жизнь и деятельность Михаила Петровича Лазарева подробно описана. О конкретных их этапах и направлениях более подробно будет рассказано в выступлениях на нашей конференции. Вместе с тем, считаю необходимым хотя бы кратко напомнить об основных страницах его биографии.

Михаил Петрович Лазарев родился 14 ноября (по новому стилю) 1788 г. во Владимирской губернии в семье помещика Петра Гавриловича Лазарева. В 1800 г. он поступает в Морской кадетский корпус. Через три года производится в гардемарины. В это время начинаются его первые выходы в море. С сентября 1803 по апрель 1808 г. он в качестве волонтера зачисляется в английский флот. Вернувшись на Родину 5 мая 1808 г., он, задним числом, получает чин мичмана.

Затем начинается период его плаваний на кораблях Балтийского флота. Участвует он и в боевых действиях на Балтике. С октября 1813 г. по июль 1816 г. Лазарев совершает свое первое кругосветное плавание в должности командира корабля «Суворов» по маршруту Кроншадт–Русская Америка и обратно. С июля 1819 г. по июль 1821 г. – второе кругосветное антарктическое плавание в должности командира шлюпа «Мирный» совместно со шлюпом «Восток» под командованием Фаддея Феддеевича Беллинсгаузена, завершившееся открытием Антарктиды.

С августа 1822 по август 1825 г. – командование фрегатом «Крейсер» и третье кругосветное плавание. В 1827 г., командуя линейным кораблем «Азов», он принял участие в боевых действиях на Средиземном море, в т.ч. в Наваринском сражении в составе русско–франко–английской эскадры, уничтожившей турецко-египетский флот. «Азов» впервые в истории Русского флота удостаивается Георгиевского кормового флага. Сам же Лазарев производится в контр-адмиралы. В 1828–1830 гг. он – начальник Русской эскадры в Средиземном море.

С нею Лазарев возвращается в Кронштадт, выйдя с Мальты, при этом не заходя в иностранные порты. В 1831–1832 гг. участвовал и председательствовал в комитетах по улучшению флота, кораблестроения и вооружения, по исправлению штатов вооружений и запасов. В 1832 г. вступил в исполнение должности начальника штаба Черноморского флота. В 1833 году возглавил объединенную Черноморскую эскадру с целью защиты Турции от восставшего ее вассала Египта. Тогда был заключен Ункяр-Искелессийский договор, который позволил России получить преференции при плавании через Черноморские проливы.

В 1834 г. Лазарев вступил в исполнение обязанностей главного командира Черноморского флота и портов и военного губернатора Николаева и Севастополя. В 1835 г. в Севастополе было начато строительство адмиралтейства, заложен первый из сухих доков. Начиная с 1838 г. под руководством Лазарева проводится ряд операций у черноморского побережья Кавказа, в т.ч. с высадкой десанта. В 1843 г. произведен в «полные» адмиралы. В целом 30–40-е годы XIX века – период активного строительства в Севастополе, создания системы базирования на Кавказском побережье и т.д. 23 апреля 1851 г. адмирал скончался в Вене, 19 мая похоронен в Севастополе…

Казалось бы, подобного рода «сухие» строчки из послужного списка и биографических событий особого удивления могут и не вызвать. Особенно, если учесть, что речь идет о карьере адмирала, достигшего высокого поста командующего Черноморским флотом. Может быть, действительно, это кому-то так и покажется. Но я хотел бы отметить несколько примечательных, на мой взгляд, моментов.

Михаил Лазарев вместе с братьями Андреем и Алексеем, ставшим, кстати, соответственно вице- и контр-адмиралами, рано потерял мать. А к моменту зачисления в Морской кадетский корпус не стало и отца. Отмечу: по сути, мальчишке на тот момент исполнилось всего лишь 11 лет. В 14 лет он уже – гардемарин, и в это же время как один из лучших отправляется в Англию. Офицером он становится в неполные 20 лет.

Следующий факт: в течение 12 лет он совершил 3 кругосветных плавания в качестве командира корабля. Больше никто из русских офицеров такого в командирской должности не повторил. Кстати, отправился он, командуя кораблем, в первую кругосветку в 24 года. Из всех командующих Лазарев фактически пребывал в должности больше всех «первых лиц» флота – 17 лет, плюс два года, когда он руководил флотом в отсутствие Грейга. Задумайтесь, способны ли нынешние моряки к подобного рода восхождению по крутому трапу командирского мостика, к адмиральским «орлам»?

К сказанному многое можно было бы добавить, включая целый ряд передряг, в которых оказывался Лазарев, включая боевые действия, участие в спасении своих товарищей и даже попадание в плен.

Как представляется, подобного рода путь стал возможным благодаря системе воспитания в семье, в Морском кадетском корпусе, а также прохождение «классической» морской школы во флоте Британии – Владычицы морей.

Считается, что огромное влияние на Михаила Петровича, на становление его личности оказал его учитель в кадетском корпусе Платон Яковлевич Гамалея. База, полученная в корпусе юным моряком Лазаревым, была дополнена и расширена во время стажировки в английском флоте. Именно это сочетание знаний, умений, навыков и приобретенных качеств, в т.ч. повлиявших на характер, позволило Лазареву стать неординарной личностью, моряком-профессионалом высочайшего класса, реформатором, флотоводцем, который не руководил масштабными морскими сражениями, но почитается как именно Флотоводец с большой буквы.

Кроме того, влияние учителей, уклада флотской жизни, морских плаваний, специфики корабельной службы и жизни сочеталось с личными качествами Лазарева как человека. Многие исследователи считают, что он был человеком жестким. И это справедливо. Впрочем, по-другому на море организовывать службу и жизнь нельзя. В то же время он был человеком честным, глубоко порядочным и ответственным, для которого главным было – сделать порученное дело. Он не боялся вступать в конфликты, не поступался принципами. Приведу лишь несколько примеров.

В свое первое кругосветное плавание Лазарев ушел, став командиром «Суворова», в общем-то, случайно. Командир этого корабля капитан-лейтенант П.Н. Макаров перед самым отходом в плавание заявил, что директора Российско-Американской компании вопреки уже подписанному договору должны увеличить его содержание на 2/3 оклада. Макарову в этом было отказано. И тогда обратились к Лазареву, который согласился идти в море на предложенных ему условиях. Однако по возвращении его обманули, хотя обещали выплатить наградные в размере 800 рублей за каждый год плавания. В ответ в сердцах Лазарев лишь воскликнул: «Ну их к дьяволу со всеми их наградами!». Главным для него было служение Отечеству и Флоту.

В этом плавании, будучи в Русской Америке, он вступил в конфликт с ее главным правителем статским советником и кавалером А.А. Барановым. Дело дошло до стрельбы из крепостных и корабельных орудий. Основания для конфликта, говоря современным языком, заключались в коррупционной составляющей со стороны наместника в новых землях. Но, несмотря на все потуги клеветников, Лазарев сохранил свое честное имя.

В будущем со всякого рода несправедливостью ему приходилось сталкиваться неоднократно, но из щекотливых ситуаций Михаил Петрович всегда выходил с честью. Широко известен случай, когда, уже будучи командующим Черноморским флотом, он от капитана 1 ранга С. Милонаса из Измаила получил бочонок сельди. Лазарев отправил селедку обратно с курьером, при этом относил издержки на счет попытавшегося угодить офицера. В другом случае адмирал рекомендовал заменить начальника инженерной команды Богданова, составившего смету в 12.806 рублей серебром на ремонт за казенный счет занимаемого Лазаревым дома, другим человеком, «понимающим свое дело и имеющим более понятия о чести».

Остановившись на примечательных страницах его биографии, основных, знаковых событиях, связанных с Лазаревской эпохой, нам необходимо из объемного информационного массива, документальных источников вычленить моменты, важные для нас с прикладной точки зрения. Почему это важно сделать? Зачем это нам нужно?

Как правило, конкретную историческую эпоху мы олицетворяем с событиями, происшедшими в определенные моменты и периоды времени, а также с именами людей, участвовавших в них. Но бывает и несколько иначе – с именами конкретных людей мы связываем… целые эпохи. Взять, к примеру, личности таких отечественных политиков, как И.В. Сталин, Н.С. Хрущев, Л.И. Брежнев, руководивших страной относительно недавно.

Государство называлось СССР, страна вроде бы была той же, народ – тем же, а жили по-разному. Саму жизнь воспринимали по-разному, хотя социально-экономическое устройство государства было вроде бы одно. Да и в «команды» сменявших друг друга лидеров страны входили одни люди, воспитанные в одной партийно-государственной школе, одним из главных принципов которой было обеспечение преемственности.

Однако это явление имеет место быть и в иных, нежели государственные, масштабах. Скажем, в жизни регионов или коллективов, объединений людей. К примеру, в рамках Советского Союза свои особенности имела Белоруссия в период руководства республикой Петра Мироновича Машерова. Часто роль руководителей, в том числе и воинских коллективов – экипажей кораблей, соединений и даже флота настолько велика, что именно с ними связываются все успехи, достижения, победы и, наоборот, беды, неудачи и провалы. Это утверждение относится к коллективам, независимо от их предназначения, состава и масштабов деятельности, в том числе, конечно же, и к Флоту.

За всю историю Черноморского флота им командовало более 70 человек. Но фамилии большинства из них кроме историков мало кто знает. Кому и что говорят такие имена, как Р. Гренквист или, скажем, Н. Языков? Зато имена В.А. Корнилова, П.С. Нахимова, В.И. Истомина известны любому просвещенному человеку. Между тем, они даже не были командующими флотом, а имена формально командовавших флотом их современников (М.П. Лазарев, конечно, исключается) назовут лишь единицы. Общественная память хранит фамилии лишь тех, кто действительно этого достоин.

Многие поколения ученых и политических практиков сломали немало копий относительно роли личности и масс в истории. Одни из них все сводят исключительно к деятельности конкретных людей, не видя в истории никакой закономерности. В результате правители и полководцы становятся великими либо бездарными. Другие умаляют значение чьих-то поступков: мол, всё сущее предопределено Судьбой. На самом же деле происходящее в жизни одновременно и проще и… сложнее.

Не пассивная «толпа», не активный «герой», не злой рок и не капризно-изменчивая фортуна, а мы сами под покровом Свыше творим историю и выстраиваем жизнь своего поколения, планируем будущее и стремимся воплотить задуманное. Причем делаем это в конкретных условиях и с учетом меняющихся обстоятельств. Эти условия люди формируют, а обстоятельства определяют и меняют. Именно тогда и проявляются личности. И пример этого – личность М.П. Лазарева.

На основе анализа хода и характера происходившего на Черноморском флоте и вокруг него в 30–50-е годы XIX века, можно сделать однозначный вывод: исключительное значение в то время приобрела роль людей, находившихся во главе процесса определения флотского настоящего и будущего. А вместе с флотом – и морской крепости Юга России Севастополя, в котором уже 230 лет базируется Черноморский флот, его главные силы. Для понимания тех событий, их динамики, а также оценки происходящего сегодня, почти два века спустя после тех дней, нам следует серьезно задуматься над проблемой персонификации возникающих и происходящих военно-политических, социально-политических, национально-этнических конфликтов.

К моменту прихода Михаила Петровича Лазарева на Черноморский флот Россия находилась на очень ответственном этапе своей истории. Значительный отпечаток на происходящее в стране наложило Восстание декабристов 1825 года и смена императоров. Николай I, оказавшийся в очень непростых условиях, нашел возможность обратить свое пристальное внимание на Военно-Морской Флот, чьи представители, увы, в значительном количестве поддержали декабристов или разделили их взгляды. И в этой связи по достоинству моряками были оценены шаги императора, направленные на подъем авторитета флота.

К таковым можно отнести в том числе и решение об учреждении Кормового Георгиевского флага, чести которого были удостоены в 1827 году линейный корабль «Азов», которым командовал капитан 1 ранга М.П. Лазарев, а в 1829 году – бриг «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта А.И. Казарского, входившего в славную плеяду офицеров «лазаревской команды». Следует также напомнить: Государь в 1826 году официально вернул имя нашему городу, данное ему при его основании – Севастополь – Святой, Славный город. Император любил флот и моряков и они отвечали ему тем же. И это особенно относилось к Черноморскому флоту. Приведу лишь один пример.

К началу 30-х годов XIX века в Севастополе сложилась крайне негативная ситуация, суть которой заключалась в переделе сфер влияния между финансово-этническими группировками. В результате этого конфликта греческая группировка потерпела поражение в противостоянии с еврейской. Вскоре практически весь офицерский состав флота попал к ней в финансовую зависимость в результате высоких процентных ставок на предоставляемые кредиты. В результате подавляющее число офицеров не могли расплачиваться не только по кредитам, но и выплачивать проценты. О ненормальной ситуации было доложено лично Государю. Необходимы были экстраординарные меры, и они Николаем I были применены.

Прежде всего, в Севастополе было введено чрезвычайное положение. В течение 24 часов все евреи-ростовщики были из города выселены без права не только здесь жить, но даже появляться под угрозой отправки на каторгу. Жандармами были уничтожены все долговые бумаги. Можно представить себе восторг офицеров-черноморцев, для которых имя Николая I стало чуть ли не священным. Его любили не по обязанности, а искренне.

Наведя порядок в Севастополе, император взялся за весь флот, на котором, говоря современным языком, процветала финансово-этническая мафия, которой покровительствовал командующий флотом адмирал Алексей Самуилович Грейг, подпавший под влияние супруги. Образно говоря, процветала «сердюковщина» того времени. По сути, государь затеял грандиозную внутреннюю войну. Обо всех ее обстоятельствах мы говорить не будем. Отмечу лишь, что буквально месяц назад в Москве вышла книга авторитетного писателя-мариниста капитана 1 ранга Владимира Шигина, которая так и называется: «Неизвестная война Николая I». Одной из первых ее жертв, кстати, и стал капитан 1 ранга Александр Иванович Казарский, направленный лично государем на флот для проверки состояния его финансово-хозяйственных дел.

Главной задачей Государя являлось ослабление позиций старого руководства Черноморского флота и портов, давным-давно сросшегося с представителями греческого и еврейского капитала. Именно поэтому новым начальником штаба флота и был назначен с Балтики контр-адмирал М.П. Лазарев. Человек, которому Государь безоговорочно доверял, в чьих организаторских и человеческих качествах не сомневался. Лазарев прекрасно понимал, на что идет.

А потому поставил условие: он согласен ехать на Черное море, если ему дадут возможность взять с собой офицеров, в личной преданности которых он абсолютно уверен. Среди тех, кто отправился на Черноморский флот вслед за ним, был его шурин контр-адмирал Авинов (вскоре он станет начальником штаба флота), кузен супруги Лазарева капитан-лейтенант Корнилов (он станет офицером для особых поручений, а затем сменит ослепшего Авинова), всецело преданные капитан 2 ранга Нахимов (возглавит корабли и корабельные соединения), лейтенант Истомин (станет адъютантом и командиром нескольких кораблей) и многие другие.

Сейчас бы сказали, что Лазарев прибыл на Черноморский флот «со своей командой». Они и стали основой «Лазаревской школы» флотского обучения и воспитания. «Лазаревская эпоха» связана именно с ними. С теми, кто и одержал победу в той «неизвестной войне Николая I».

И в этой «войне» Лазарев действовал неустанно, отдавая все свои силы достижению успеха. Так он действовал и на всех других поприщах – Моряка, Флотоводца, Градоначальника, Дипломата, Ученого, Исследователя и Воспитателя.
Лазарев – Моряк и Флотоводец – это плавания в течение всей своей жизни. Будучи командующим, начиная с 1834 по 1850 год, в море он выходил ежегодно, проводя в нем до трех месяцев.

Организации морской службы отдавался в полной мере, действуя инициативно, не только делая всё так, как его учили, но и проявляя творчество. Именно он разработал штаты судовой комплектации, корабельные расписания, планы различного рода учений, особо обращая внимание на морскую и артиллерийскую подготовку экипажей. Именно им было введено систематическое плавание кораблей, для чего формировались так называемые практически эскадры. Он командовал ими лично, отрабатывая совместное плавание и проводя различные учения.

Именно Лазарев ввел систематическое крейсерство кораблей вдоль Кавказских берегов сначала одиночными кораблями, а затем специально формировавшимися эскадрами под командованием флагманов. Заботясь о пополнении флота новыми кораблями, Лазарев разработал кораблестроительную программу, рассчитанную на много лет вперед. При нем было построено 150 боевых кораблей, в т.ч. 17 линейных, 9 фрегатов, 7 корветов, 11 бригантин, 11 шхун, 8 тендеров, 2 яхты, 8 пароходов, 29 транспортов, 6 лоцманских судов, 25 канонерских лодок. По русским чертежам за границей для ЧФ было построено: 6 пароходофрегатов, 20 пароходов и 4 транспорта. Адмирал внимательно следил за различными нововведениями в морском деле, технике и оружии.

Лазарев – Градоначальник – это «первое лицо» в городе, благодаря которому был благоустроен городской центр и другие части Севастополя. Многое, созданное им, до сих пор не теряет статус городских доминант. Это: знаменитая Графская пристань, Матросский (Мичманский) бульвар, Лазаревские казармы, Владимирский собор – усыпальница адмиралов и многое другое. Как фактический глава города он заботился о порядке и нравственности, для чего был преобразован «Хребет беззакония», закрыты питейные заведения, которых было 240 на 10 тыс. гражданского населения и т.д.

Фактически именно Лазарев сформировал «лицо» города, он же способствовал созданию градообразующих предприятий, таких как ставший знаменитым на весь мир Севастопольский Морской завод. Без командующего флотом, и это относится не только к Лазареву, ни один мало-мальски существенный вопрос в Севастополе не ставился и не решался. Так продолжалось до начала 60-х годов ХХ века. Всем известны изречения: «Когда русский царь ловит окуньков, Европа может подождать» и «Без разрешения Москвы ни одна пушка в Европе не выстрелит». Примерно то же самое можно сказать о месте и роли первого флотского лица в Севастополе – городе, рожденным Флотом и для Флота.

Лазарев – Дипломат – это человек и политик, повторивший деяния Ушакова. Федор Федорович в 1899 г. взял под свое командование флот Турции – страны, являвшейся главным противником России и воевавшей с ней больше и дольше всех. В 1833 г. Лазарев пришел на Босфор и спас султана от гибели его державы. Подобных случаев в истории взаимоотношений флотов двух стран больше не было. Именно Лазарев способствовал установлению и развитию связей с такой страной как Перу, о которой в России мало что было известно.

Лазарев – Ученый и Исследователь – это человек «колумбового» масштаба, принявший прямое участие в открытии шестого материка планеты. Человек, открывший несколько островов и внесший в морскую науку огромный, по достоинству не оцененный вклад. Это этнограф, коллекционер, экспериментатор.

Лазарев – Воспитатель – это человек и педагог, создавший свою школу морской выучки, подготовки кадров, человек высоконравственный, при всей строгости отношения к службе заботившийся о матросах и тративший на организацию их быта и досуга собственные средства. Об этом также свидетельствует уже в третьем тысячелетии Морская библиотека, в которой проходит наша конференция.

Подчеркивая это сегодня, мы не только даем оценку действий адмирала и в целом сделанного им, но и пытаемся оценить сегодняшнее состояние флота и жизнь в городе русской славы Севастополе. Нынче флот переживает непростые времена, хотя в течение последних лет вполне определенно наметилась тенденция к его развитию и укреплению мощи. Непростая ситуация и в Севастополе, который, к сожалению, теряет свою идентичность, превращаясь из города с высокотехнологичной, наукоемкой промышленностью, с высокой культурой, в заштатное местечко с мелкотоварным производством и четырехсоттысячным населением.

В этой связи юбилей Лазарева, как представляется, нужно воспринимать не только как дань памяти этому Человеку, Гражданину и Патриоту, но и как попытку привлечь внимание к существующим сегодня проблемам. Юбилей Лазарева это не только памятное для Черноморского флота событие. В не меньшей степени юбилей должен привлекать внимание общественности и городских властей. Михаил Петрович Лазарев своей разносторонней деятельностью являет пример и для моряков, и для городских чиновников-администраторов.

Впрочем, как и примеры других флотоводцев и военачальников, которым флот и Севастополь должны быть вечно благодарны. К ним относятся и «отец» Севастополя и флота Светлейший князь Григорий Потемкин, и Главком № 1 Сергей Георгиевич Горшков. Кстати, им в городе нет ни бюста, не удостоились они и того, чтобы в их честь назвали какую-то улицу или площадь, хотя в городе есть памятники Тарасу Шевченко и гетману Сагайдачному.

Вспоминая о Потемкине и Горшкове, а также о других подобных им личностях лишь по какому-то случаю, на деле мы забываем о том, что под их руководством сделали наши пращуры. А о пращурах – наших прадедах, дедах и отцах мы, конечно же, тоже забывать не должны. Таким образом мы лишаем себя исторической перспективы. Подобное просто недопустимо. Особенно с учетом того, что не за горами знаковые события. К примеру такие, как 200-летие открытия Антарктиды (28 января 2020 г.). Открыли и исследовали первыми этот материк русские моряки.

Мы должны помнить об этом, особенно с учетом того, что именно с Антарктикой и Арктикой связывается будущее всего человечества. И подобного рода примеров для гордости и результативных дел немало.

Автор — ученый секретарь
Военно-научного общества Черноморского флота,
кандидат политических наук капитана 1 ранга

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Цитрусовая демократия

Алексей НЕЖИВОЙ

Дети, в школу собирайтесь!

Борис ВАСИЛЬЕВ

Родники вы мои, родники

.