Крымское Эхо
Архив

Адью, гуд бай

Адью, гуд бай

Это никакая не примета лета – жара. Появление на местных просторах давно покинувших малую историческую родину – вот примета. У них вместо привета первым делом соскакивает с языка вопрос: «Как вы тут живете?» Только не думайте, что они интересуются конкретно вашей жизнью, и не торопитесь потому выкладывать все новости разом. Они так формулируют свое отношение к увиденному, которое при всей томящей ностальгии мало чем радует и еще меньше вызывает желание бросить все на чужой стороне и вернуться в родной город, который манит теплом, морем, свежей рыбой и сочными фруктами.

Отсутствие стабильной работы, нормальных, достаточных для жизни заработков и перспектив для детей, делает не только Керчь, а и всю Украину непривлекательным местом для жизни. Недавно проведенное социологическое исследование подтвердило то, что каждый из нас видит и понимает: меньше половины опрошенных не хотели бы родиться и жить на Украине. Почти как в старом анекдоте: иностранец покидает родину, чтобы увидеть другие страны, а мы едем за границу, чтобы на время покинуть родину. Мысль очень точная, потому что не только теоретически, в ответах социологам, граждане Украины выбирают для жизни любую другую страну – они осуществляют свои планы в реальности.

Их не останавливают незнание языка, они согласны терпеть трудности поиска работы, жилья, пренебрежительное отношение к себе «принимающей стороны», соглашаются на тяжелую, очень далекую от их квалификации и умения работу. И все из-за того, что в своей стране им еще неуютнее, беднее и бесперспективнее. Если на начальном этапе эмиграции, названном утечкой мозгов, страну действительно покидали талантливые, активные, амбициозные, увозя с собой будущее, то со временем в этот процесс включились умелые и квалифицированные рабочие руки.

На сегодняшний день Украина входит в ТОП-20 стран, формирующих больше половины трудовых миграционных потоков. И хотя отечественные политики по-прежнему стенают об утрате интеллектуального потенциала нации, рабочих рук страна потеряла существенно больше, чем мозгов. При свертывании промышленного производства и научных проектов, ставших причиной роста безработицы в стране, легко объяснимо желание людей реализовать свои умения именно за рубежом. Не от хорошей жизни «делают ноги» наши сограждане. И многих, по правде говоря, жизнь в чужой стране не особо радует.

Повод приехать домой к началу лета у Натальи Шпаликовой уважительный: как-никак полтинник на носу. В Чехии она, инженер-технолог, работает скоро как десять лет и все эти годы – санитаркой в пражской клинике. «Жаловаться, конечно, можно на заграничную жизнь бесконечно, — философски замечает женщина. – Трудно, тяжело, одиноко. Но это ровно до той поры, пока ты там. Как только приезжаю сюда и начинаю сравнивать, Чехия начинает казаться раем, а тамошняя моя жизнь – беспечной прогулкой. Что меня ожидало после потери работы здесь? Рынок, болячки и, возможно, бутылка. А работа там, где меня, надо заметить, ценят, позволила мне дать образование дочери и вместе с ней повидать мир. Ничего этого я бы, работая в Керчи, не видела. Не знаю, хватит ли меня еще на десять предпенсионных лет, но здесь для меня перспектив вообще никаких».

Практически один в один повторяет ее рассказ и сорокалетняя Анна Савинова. «Всем, и мне в том числе, казалось, что экономическое образование не даст мне пропасть. На отсутствие работы и вправду жаловаться не приходилось, но перспектив для себя я не видела, и родственники помогли устроиться в Москве. Не скажу, что легко мне там жить, но реализовалась я на все сто. Прекрасная работа в солидной фирме, где сотрудников умеют ценить и поощрять. Похвастаю: турпоездки к морю зимой, двухмесячный отпуск летом и кольцо с бриллиантом на день рождения – только часть оценки моего труда. Могу позволить снимать в Москве хорошую однокомнатную квартиру и щедро помогать матери. Когда я вижу своих перебивающихся с хлеба на воду одноклассников, мне становится жутко от того, что и я могла бы так жить».

Борис Иванович Налесный уезжать не думал – жена настояла. Отыскались родственники в Испании, они-то и помогли им в конце девяностых перебраться на юг Европы. Правда, семейная жизнь у пары не сложилась, но ему вместе с двумя дочерьми остался большой дом в маленьком городке на севере Испании. Вот уже четыре года как он, квалифицированный сварщик, без работы, получает пособие, которого вполне хватает на жизнь, чтобы, как он рассказывает, «валять дурака, заниматься велоспортом и ходить в горы».

Все, кто когда-либо покинул Украину, вспоминают о родине с ностальгией. Но без желания вернуться назад. Трудно найти страну, население которой не пополнили бы выходцы из Керчи. Аргентина, Израиль, США, Германия, Англия, Франция, Канада, Швейцария, Исландия, Турция, Голландия, Греция, Италия, не говоря уже о России. Недавно приехавшая в отпуск из Рейкьявика Евгения Манющенко перебралась туда с сыновьями следом за мужем, и рада, что вот сумела на старости лет, ей пятьдесят пять, выучить очень трудный язык, чтобы поменять работу уборщицы в офисе архитектора на работу кассира в центральном супермаркете столицы Исландии.

Маргарита Червоненко вполне прижилась в Аргентине, где у мужа стабильная работа в судоходной компании, а у нее — удобная жизнь матери троих детей, которой государство обеспечивало до трех лет младших двойняшек бесплатную няню и пособие. Людмила Леонидовна Качурина сумела открыть в Турции свой небольшой магазинчик с товарами для туристов из СНГ. Семья Ворониных перебралась с двумя детьми в Канаду следом за родственниками, и хотя жене пришлось сменить украинскую госслужбу на работу официантки в баре, а мужу переквалифицироваться из мастеров в рабочие, они ни о чем не жалеют.

«Работы в Керчи у меня все равно не было, — говорит живущий в отпуске на широкую ногу Константин Воронин. – Мотался то в Россию, то в Прибалтику, дочка выросла без меня, сына впервые увидел пятимесячным. Там тоже масло на хлеб намазывают не бесплатно, но мы все вместе, купили домик в кредит, дети быстро освоились. Думаю, что если мы с женой и вернемся домой со временем, то дети наши уже никогда».

Семья Житковых проделала извилистый путь к радующему их нынче благополучию. Сначала перебрались в Израиль, где им жутко не нравилось, а затем в Бельгию. Приходилось нелегко, потому что там к мигрантам относятся пристрастно, проверяя каждый их шаг на благонадежность и честность. Зато вознаграждают за порядочность, квалификацию и образованность. Помогли получить новые профессии и очень щедро оценили способности детей. После десяти лет жизни в Бельгии семья получила первую ступень гражданства с правом выезда в отпуск.

Глава семейства работает водителем погрузчика в порту, жена в парикмахерской, а показавшие отличные знания дочери окончили университет, одна преподает там же, другая работает в юридической фирме. Несмотря на то, что дома тщательно сохраняют родной русский и с удовольствием приезжают в Керчь, о возвращении думать не хотят: слишком велик контраст. «Там я человек всегда, и государство заботится обо мне, — говорит глава семьи Артур Игоревич. – А здесь я человек, пока у меня есть деньги, чтобы заплатить государству».

Нет ничего удивительного, что люди, особенно молодые, все чаще принимают непростое для себя решение покинуть родину. Если не навсегда, то как минимум ради заработка, который умудряются находить и в России, и в Европе, несмотря на экономический кризис. «Мы долго думали и все же решились на отъезд в Канаду, — откровенничает Полина Ивашина. – Примеры друзей впечатляли, но мы с мужем до недавних пор и здесь неплохо стояли. Но вот сначала уволили меня с фирмы, потом урезали зарплату мужу, и он настоял на отъезде».

«Помимо чисто экономических причин, — включается в разговор Евгений Ивашин, — меня страшно раздражает то, что в результате выборов наше поколение всегда становится заложником выбора стариков. Я уже устал твердить, что старшее поколение крадет будущее у своих детей и внуков. Мы современники массовой эмиграции креативных, думающих людей. Порылся в памяти — и что? Мои одноклассники, сокурсники, коллеги – в большинстве или уехали на ПМЖ, или живут на два дома, возвращаясь сюда ненадолго и неохотно. Строят планы свалить навсегда и говорят об Украине с плохо скрываемым раздражением. А мы себя не на помойке, скажу я вам, нашли. Окончили хороший вуз, Харьковскую радиоэлектронику, имеем опыт работы, связи с коллегами, не дураки и не самые последние в своей профессии».

Мы и сами видим: уезжают те, кто не видит для себя здесь перспектив. Кого-то, как Евгения Ивашина, тошнит от отечественной политики, поэтому к мозгам и рукам, видимо, вскоре присоединятся умные и независимо мыслящие люди. Без которых Украина, продвигаясь по пути интеллектуального и профессионального банкротства, уж точно в самое ближайшее время перейдет на запасные пути мировой цивилизации.

Но ужас не только в этом. Молодое поколение, чутко впитывающее все прелести современных реалий, четко разделится на тех, кто остро чувствует свою невостребованность и бессмысленность существования в стране внутренне свободных, раскованных, образованных, критически мыслящих, и необразованную бездарность, согласную небрезгливо подтирать за властью и радоваться жирному куску и теплой бабе. Если власть пропустит вперед вторых, одаренные, компетентные профессионалы покинут эту перевернутую вверх ногами страну и вряд ли когда-либо возжелают вернуться поднимать ее из руин.

 

Фото вверху —
с сайта vizantiia.com.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Марракеш, come to Marrakesh…

Елена ГОРНАЯ

И снова о грустном…

Сергей СЕРГЕЕВ

«Взять землю под контроль!»

Ольга ФОМИНА