Крымское Эхо
Архив

А хорошо жить – еще лучше

А  хорошо жить – еще лучше

Это естественное желание каждого человека, осуждать которое кто-то возьмется лишь из злобы и зависти. Каждый выбирает свой путь поиска лучшего, хотя из всего многообразия вариантов чаще останавливаются на оптимально доступном: переезде. Стоит ли спрашивать, куда? Думаю, смысла нет: давно известно, что сельские жители стремятся устроить свою жизнь в городе, горожане – в столице, ну а коренные жители столицы обычно устремляются за границу. Правда, в последние годы всё понемногу смещается: жители столицы предпочитают жить за городом, а провинциалы активнее осваивают зарубежное пространство.

Обычная киевская высотка в спальном районе Киева,
где снимают квартиры причисляющие себя
к среднему классу провинциалы

А  хорошо жить – еще лучше
И всё же провинция привычно останавливает свой выбор на столице. Сейчас еще чаще, чем прежде, потому что большой, а уж тем более, столичный город в последние годы стал синонимом работы. Если получать высшее образование в провинции еще можно, экономя родительские средства ради общей кастрюли борща, то вариантов конвертации диплома в профессию в маленьких городах практически нет. То количество специалистов с высшим образованием, что ежегодно выпускают провинциальные вузы, местные промышленность и бизнес, государственные и бюджетные учреждения не втянут в свои более чем скромные мощности.

И дипломированные специалисты встают перед выбором: или податься в продавцы-консультанты, повесив для престижа над прилавком свой диплом, или встать на учет в центре занятости в надежде получить второе образование, или пополнить ряды некоренных жителей столицы. Третий путь при всех сложностях бытового устройства и поиска работы в основном и выбирают.

Осваиваться в большом городе провинциалам непросто: чужое жилье, большие расстояния, выбор работы, недоброжелательность коренных жителей, опасливо посматривающих на амбициозных, рвущих когти провинциалов, подстерегающие на каждом шагу соблазны – всё это поначалу шокирует, сбивает стройность замысла. Что и говорить, столица экзаменует жестко, но если пройти сито ее отбора, то тяготы первых месяцев и лет жизни обычно оправдывают себя, как минимум окупаются достойной работой.

Столица – это иной размах жизни. Именно размах, а не ритм, хотя и ритм в столице тоже другой. Спешащие люди, выныривающие из автомобильных пробок машины, движущаяся реклама – всё это подстегивает, не дает с толком и чувством осмотреться по сторонам. «Поначалу это завораживает, думаешь, боже мой, а как же тогда в Париже, если такое творится в Киеве! – вспоминает свои первые шаги в столице керчанин Дмитрий Силюков. – Но столичная жизнь, скажу я вам, перемалывает быстро. Мне повезло, что я начал ее студентом, потому что, несмотря на свою провинциальную зашоренность, смекнул, что без полезных знакомств с киевлянами мне не пробиться.

А в таких торгово-развлекательных центрах
они любят проводить выходные»

А  хорошо жить – еще лучше
Именно благодаря им я получил первую работу еще будучи третьекурсником. К окончанию института у меня уже имелись опыт работы, деловые знакомства и рекомендации. Это позволило устроиться в хорошую фирму и сделать карьерный рывок. Хуже с жильем. По-прежнему снимаю квартиру, правда, сейчас могу позволить себе стильную студию в хорошем районе неподалеку от работы. К слову сказать, многие европейцы именно так и живут, в съемных квартирах. Но у нас иной менталитет: мы привыкли гнездиться».

Не приобрел собственное жилье и друг детства Дмитрия, Игорь Костюков, приехавший несколько лет назад в столицу по зову приятеля, но никаких страданий по этому поводу он не испытывает. «Я ехал в Киев за работой, и в этом плане столица на пять с плюсом оправдала мои ожидания, — говорит он. – Первое трудоустройство сразу же дало мне тысячу долларов в месяц против тысячи гривен в Керчи. Это был пробный шар, позволивший мне уйти далеко вперед. С работой у меня сложилось так, что лучшего и желать не надо. У жены моей всё тоже настолько удачно, что мы, несмотря на съемное жилье, помогаем материально моим и ее родителям.

Но преимущества столицы не только в возможности иметь хорошо оплачиваемую работу – жизнь в Киеве, я бы сказал так, увеличила зону обзора. Чтобы я мог позволить себе в Керчи на среднестатистическую зарплату? Минимум необходимого и уж, конечно, не смог бы посмотреть те спектакли, побывать на тех концертах, что мы регулярно посещаем с женой, и минимум две заграничные поездки в год. Основная масса моих керченских друзей-приятелей живет, что называется, впритык, по минимуму, особенно те, кто работает в городе. Мне такая жизнь не улыбается – пусть я в столице, как смеются мои родители, и лимитА, но она дает мне жизненное пространство».

Керчанки Екатерина Сомова и Алена Панасенко в Киеве без особых метаний и поисков нашли работу по специальности. «Выглядело это до обидного глупо: в рыбацкой Керчи технологи по рыбопереработки не востребованы, а Киев буквально всасывает наших девчонок, — рассказывает Катя. – Начинали, конечно, трудно, работали мастерами на участках по сменам, но через полгода меня направили в лабораторию инженером по качеству, а Алену вскоре перевели в коммерческий отдел. Сейчас я руковожу лабораторией в солидной фирме, а приятельница работает в коммерческой службе крупной сети рыбных магазинов.

В Керчи нам в лучшем случае светило безработное замужество, а в столице мы состоялись во всех отношениях. С работой сложилось, обе вышли замуж, имеем собственное жилье и, слава Богу, можем позволить дать своим детям то, чего сами не имели: от изучения китайского языка в детском саду до поездок за границу. Конечно, я скучаю, потому что нет рядом мамы, но зато я без напряга оплачиваю ей и лечение, и поездки в гости, и одеваю ее. Столица проверяет человека на прочность. На мой взгляд, это очень даже здорово, потому что как бы вздергивает, не дает расслабиться и не позволяет опустить руки в расчете на чью-то помощь».

У Ильи Мухина самая модная профессия: он юрист. Казалось бы, дома у него все складывалось вполне успешно. Госслужба, унаследованное от бабушки жилье, заботливые родители под боком, обеспечивающие уют и вкусности, но служебная командировка в Киев стала поводом пересмотреть свою жизнь.

«Я никогда не завидовал людям, живущим в столице и больших городах. Учился в Харькове, но ни малейшего желания остаться там, как сделали многие мои сокурсники, у меня не было. Может быть, и Киев оставил бы меня равнодушным, не поступи мне предложение о новой работе там, — рассказывает молодой человек. – Предложение-то я сразу принял, но, когда вернулся домой, только немой не отговаривал меня от переезда. Все почему-то считали меня наивным провинциальным дураком, решившим поменять, как многим кажется, надежную работу в госструктуре на частную фирму.

Но я не прогадал, переехав в столицу. Понимаете, кроме работы, я почувствовал вкус жизни. Вспоминаю, как я проводил выходные: компьютер, телевизор, летом – море и родительская дача. Сейчас для меня выходные дни сродни праздникам. Смотрю на киевлян и, честное слово, обидно делается за своих земляков, для которых или нет выходных вовсе, а если есть, то пустозвонные.

Столичные торгово-развлекательные комплексы сделали программу выходных насыщенной и разнообразной. Может быть, из недели в неделю это и приедается, но сама возможность пройтись по бутикам известных торговых марок, семейно посидеть в кафе, отвести ребенка на детский праздник и посмотреть новый фильм в хорошем кинотеатре дает ощущение не то чтобы полноты жизни, но чувства собственного достоинства, когда ты спокойно можешь выложить пятьсот — тысячу гривен для собственного удовольствия».

Марину Евгеньевну и Сергея Дмитриевича Зайко такие семейные выходы тоже радуют, потому что было время, когда, приехав в Киев, они просто выживали в нем. «Мы приехали в столицу в конце девяностых, чтобы элементарно прокормить сына и родителей, вспоминает женщина. – Работу нашли без проблем, но жилье по деньгам удалось снять почти в полутора часах езды от работы. Но первые трудности нас с мужем не сломили: мы знали, зачем ехали и на легкую жизнь не рассчитывали. Сейчас всё устроилось: сын окончил престижный киевский лицей при университете, учится в политехе, мужу удалось получить на фирме беспроцентную ссуду, и мы купили скромную, но свою квартирку, помогаем родителям.

Тяготы первых лет, на наш с мужем взгляд, окупились. Мы знали, что переезжаем ради прокорма, но и сами оказались профессионально востребованы. Я никогда не сравню свою унылую работу экономистом в Керчи с перспективами, открывшимися мне в Киеве, стажировками и командировками за границу. И муж, который в лучшем случае оставался бы в Керчи просто хорошим компьютерщиком, сделал в столице успешную карьеру.

При этом не забывайте, мы уехали не в двадцать пять лет, нам было хорошо за тридцать, что нисколько не помешало нашим перспективам. Для человека важно чувствовать свою востребованность не только в молодости, но и с возрастом. Столица дала нам эту уверенность, а желания жить лучше никто не отменял. Я, безусловно, понимаю, что хорошо жить можно и в провинции, но, к сожалению, там в большей степени человек рассчитывает не на себя, свои способности и профессионализм, а зависим от связей и родства. Это, с одной стороны, расслабляет, а с другой вынуждает жить с оглядкой, лишает самостоятельности и инициативы. Между прочим, те, кто пожил в столице и потом вернулся в родную провинцию, чувствуют себя гораздо увереннее».

 

Фото —
с сайта kiev.vj.ua и автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Зачем нам «Рідна Вітчизна» и Али Кылынч

.

Ну и ну…

Кризис, который в тебе