Крымское Эхо
Знать и помнить

Затмение в Крыму-3

Затмение в Крыму-3

ИЗ «СЕМЕЙНОЙ КНИГИ ВИКТОРА ГАЛКИНА

Окончание. Начало здесь

…Длительная болезнь требовала лечения, а напряжения партийной работы организм не выдерживал. Александр Иванович принял вынужденное решение, которому способствовала и нависшая угроза, перейти на хозяйственную работу. Ему снова повезло, что судьба не втянула его в этот адский водоворот, как других, по чужой или по своей воле оказавшихся в то страшное время на руководящих должностях.

Уход с должности позволил ему подвести итог и своей работы за 1938 год[1]. Президиум Горсовета и горисполком проводил свою работу под руководством горкома партии, секретарем которого был А.И. Галушкин (на фото). Отчет горсовета предварительно рассматривался и обсуждался секретарем горкома и членами бюро вместе руководителями Горсовета, который возглавлял член бюро горкома Иван Константинович Тихомиров. Председателем горисполкома работал Баранов.

527 депутатов и кандидатов в депутаты в системе управления городом играли вспомогательную роль, так как практически решения принималось в исполнительных органах. Наказы избирателей в декабре 1934 года — документ выражал реальные запросы горожан середины 30-х годов — подписал городской комитет партии (вероятно, Павел Надинский), и он же направлял и контролировал работу Горсовета через депутатов — членов ВКП(б) и КСМ.

 Пленумы Горсовета проходили нерегулярно (всего 4 раза в 1938 году) и с нарушением сроков. Явка депутатов была традиционно низкой, как и до революции у гласных Симферопольской Городской Думы. Постоянно участвовало в работе 217 человек. Но работы, начатые Симферопольской городской управой в начале века, получили свое продолжение в другой экономической системе, в том числе усилиями Горсовета XI cозыва (1935-1938 гг.).

С целью приближения к населению в 1938 году были образованы и постепенно формировались 3 района — Железнодорожный, Центральный и Новогородский. Соответственно появились там райкомы партии (объяснить эту необходимость при такой малой численности населения, кроме как экспериментом, невозможно).

Непросто сравнивать городской бюджет Симферополя, строившийся на разных фундаментах. Но все же характерные черты двух периодов развития накануне 1-ой и 2-ой Мировых войн в какой-то мере сопоставимы. Отчеты Симферопольского городского управления и Городского Головы В.А. Иванова, Симферопольской городской Думы за четырехлетие 1909-1912 годы сравнимы с Отчетом Симферопольского Горсовета XI созыва 1935-1938 годов.

Численность населения в 1910 году оценивалась 66 тыс. человек (провести перепись не удалось). В пределах округлений: дворян, духовенства, почетных граждан и купцов — 6 тыс. чел, мещан — 23 тыс., крестьян и поселян — 25 тыс., цеховых — 4 тыс., военных — 3,7 тыс. и пр. Численность великороссов и малороссов составляла приблизительно 2/3). Рост доходов городского бюджета за 4 года составил 28% и достиг 555 тыс. руб. Пособие городу от казны вместе с новыми налогами выросли с 9,2% Сметы до 14,2% в 1912 г. Главная масса доходов, поступивших с городского имущества и городских предприятий, шла с базара и боен — 60-63,6%, чем и определялись возможности развития. Значительное место занимали доходы с трактиров, достигшие в 1912 году около 23 тыс. руб. Задолженность города возросла эти годы с 1 071 689 руб. до 1 357 217 руб.

Мост им. лейтенанта Шмидта
с трамвайными путями в парк. 1938

Точную площадь собственно городской земли установить не смогли и считали ее равной 2 266 дес., несмотря на то, что она являлась доходной статьей сметы. Пахотные земли города сдавались в аренду под посевы хлебов, баштаны и табак по цене от 6 до 55 руб. эа десятину и давали в доходы городу 6 тыс. руб. Также пополняли доходы на 2 500 руб и пастбища — по 75 коп. в месяц с крупного рогатого скота (в т.ч. 25 коп. плата пастухам).

Принадлежащие Городскому управлению здания приносили доход от сдачи в аренду 12 тыс. руб.

Расходы на благоустройство увеличились до 37 тыс. руб., народное образование до 83 тыс. руб., на медицину до 61 тыс. руб.

На 1.1.1911 работало 25 фабричных заведений (мельницы, консервные, табачные, столярные, ящичные фабрики, механический завод, 2 электростанции Шахвердова и Черкеса, типография) с общим числом рабочих — 1845. Среди них были известные филиалы московских фабрик Абрикосова и «Эйнемъ. Товарищество паровой фабрики шоколадных конфектъ и чайных печений» (потом «Красный Октябрь»), Коркунова (рядом – в доме городского десятника А.Я. Жукова -– проходили детство и юность самого великого, по заслугам перед страной и народом, симферопольца Игоря Васильевича Курчатова), Шишмана, Вихоревых, Кучеровых, Христофорова и др.

Строительная деятельность заключалась в устройстве новых боен, доходных сооружений на базаре и трех школ по 4 класса со столовыми для завтраков в подвалах.

Вопросы сооружения трамвая и электрического освещения обсуждались Думой длительное время во всех деталях проекта и остановились на условиях концессионного варианта договора на 40 лет с правом выкупа городом через 20 лет. Концессионер обязался построить 8 2/3 верст двухколейного пути с развитием до 12 верст, а также убрать телеграфные и телефонные линии на деревянных столбах в поземные кабели. Летом 1912 года работы начались, построен железобетонный мост от Потемкинской улицы (н. Шмидта) к стороне Воронцовской с учетом будущего трамвая. На Набережной (н. Гаспринского) разместились трамвайный парк и дизельная электростанция 2 200 кВт.

Городскую осветительную сеть строить начали, но еще не утвердили. Электрические лампочки общества зажглись перед началом войны.

Началось большие работы по устройству тротуаров и замощению улиц. Благоустоен ряд скверов, в т.ч. Пушкинский с посадкой 380 деревьев.

 Много внимания уделялось развитию водопроводной сети, начатой в 1899 году. Половину сметной стоимости водосборных работ и водоразборы выделила противочумная комиссия. Эпидемии тифа, оспы, холеры (амбулаторно приняли в этот период около 28 тыс. больных, строили бараки на треке и т.д.) вынуждали принимать меры в районах, где проживало беднейшее население. Значительно увеличилось количество домовых ответвлений — до 155, как правило, за счет домовладельцев. Расход воды из водопровода составлял в среднем 90 тыс. ведер в сутки, кроме колодцев. На всех водоразборах установлены счетчики, и продажа воды стала осуществляться смотрителями за наличные деньги. Недоброкачественнось воды в колодцах и водопроводе заставляла уделять внимание этой проблеме.

Вопрос о строительстве канализации оставался на уровне проекта. Ассенизационных бочек нехватало и из города вывозилась только 5% нечистот. Средств на создание организации по удалению мусора с улиц и дворов не находилось, и потому жалобы на зловоние были не редки. Из-за неблагоустройства и загрязнения рассматривался даже вопрос о перенесении Цыганской слободки на новое место.

Медицинскую помощь беднейшему населению в виде сети думских врачебных пунктов организовать не смогли из-за нехватки средств. Пришлось ввести 5-копеечную плату при посещении городской амбулатории, что соответствовало среднему расходу на лекарства.

Народное образование. Построены три школы по 4 класса, устроена учебно-ремесленная мастерская за частные пожертвования. Вводится всеобщее начальное обучение, «в смысле доступности для всех желающих». В 48 классах 13-и училищ начального образования 48 учителей обучали 1909 учеников. В школах при религиозных и национально-религиозных организациях обучалось примерно такое же число учеников. Вечерние классы для взрослых посещало 20-40 чел. Учительницы отбирались преимущественно с 8-классным гимназическим образованием. Выпускники школ направлялись в высшее начальное училище и профессиональную школу А.А.Машковцевой. Из 136 учеников за 4 года выдержали экзамен 73%. Открыть второе такое же училище местные власти и Министерство просвещения были не в состоянии.

Гласные Думы отмечали, что источники доходов для наполнения постоянно дефицитной Сметы исчерпаны, и надеялись на свои ходатайства перед Петербургом. Система не имела будущего. Сложно рассчитать полезность города для страны — какую часть производимой продукции давал он на общероссийский рынок, а какую часть использовал на собственное потребление.

***

Прошло 25 лет. Именно в эти 30-е годы страна реально начала переходить к строительству экономики на основе государственной собственности.

После застоя, вызванного последствиями Мировой войны, революции и Гражданской войны, партийно-советские власти города оказались в новой ситуации. Они продолжали работу по тем задачам, которые не смогли разрешить дореволюционные Дума и Управа. Естественные трудности перехода от стихийного развития к плановому усугублялись небывалым притоком населения. За последние 9 лет его численность увеличилась с 87 до 143 тыс. человек, на которую слабая инфраструктура города не была рассчитана, и потому жилищная проблема оставалась острой.

Бюджет города продолжал расти быстрыми темпами и составил 30,1 млн руб. — 287% к 1936 году. Расходы на коммунально-жилищное хозяйство выросли в 8 раз по сравнению с 1935 г., социально-культурные нужды— в 2,5 раза.

Промышленность. Первый год третьей пятилетки. Большинство предприятий производят товары ширпотреба и пищевые продукты. Вместо мелких фабричных заведений создавались крупные и более производительные заводы и фабрики (такой процесс Англия и другие страны Запада прошли еще в XIX веке). Предприятия ориентировались не только на удовлетворение нужд самого населения города, но и на потребности области и государства. Количество новых и реконструированных предприятий достигло 88, в т.ч. 42 государственных (на них занято 63% рабочих, и давали они 61% валовой продукции) и 46 кооперативных. Годовой план перевыполнен предприятиями обеих форм собственности, в том числе по производительности труда. За 4 года численность рабочих выросла почти на 53% и составила 16 800 человек. На железнодорожном узле работало 2,5 тыс. рабочих и служащих. Всячески поощрялось стахановское движение. Большинство рабочих переведено на 7-часовой рабочий день.

 Зарплата возросла за 1937 г. К 1936 г. На 10,5-11,1%. Количество вкладчиков Сберегательной кассы увеличилось за 2 года на 25% и составило 31 306 человек с вкладами в сумме 18,5 млн руб. (сегодня до 70% населения не имеет сбережений и ценных бумаг)

Ликвидация безработицы способствовала росту текучести кадров. Например, на швейную фабрику им. Крупской прибыло 894 человека, убыло 1015. Тоже происходило на других предприятиях. Этот процесс накануне войны вынуждено был остановлен жестким постановлением Правительства СССР.

Коммунальное хозяйство. Жилая площадь равна 620 тыс. м² (56,9% принадлежало Горсовету, 6,7 % государственным и кооперативным организациям, 36,4% частным лицам). На ремонт в 1938 году затрачено 3,6 млн руб. (372% к 1935 г.). Введено в эксплуатацию в 1937 и 1938 гг. соответственно 18,3 и 5,3 тыс. м² (без 4-го квартала?) и 8 тыс. м² частными застройщиками. Потребность для удовлетворения естественного прироста населения по санитарным нормам и по износу домов составляла 23 тыс. м². Долгострои — Дом специалистов (ул. Жуковского, д.20) строили 3 года, Дом электротранса — 4 года. Масса просьб избирателей о выделении и ремонте жилья. Кто-то с Лазаретной улицы «требовал проверить социальный состав жильцов ЖАКТов (Жилищно-арендные кооперативные товарищества) и Домтреста в целях выселения чуждых элементов».

 Электроснабжение. Потребность населения и промышленности города составляла 25 000 квч. Проектом освещение улиц, на которых установлено 760 фонарей, предусматривалось — 2 400. Освещалась в основном центральная часть города, а Украинка, Жигулина роща, Сергеевка еще не электрифицированы. В 1938 году потрачено на улучшение электросетевого хозяйства 200 тыс. руб. (район 1-й Совбольницы, подстанции Анатра и др.) Все просили электричества, но Крым не располагал достаточными источниками ее производства.

Трамвай. Длина путей по оси улиц составляла 14,3 км. На трех маршрутах работало 52 вагона, в том числе 16 вагонов выпуска 1932 года, приобретенных в 1938 году. Изношенные вагоны часто возвращались с линии на ремонт в парк, на Набережную. Ежедневно перегруженные трамваи перевозят свыше 80 000 пассажиров. Продление маршрута по Севастопольской до Бор-Чокрака планировалось на 1939 год.

Введены две автобусные линии: ул. Калинина—Воровского и Вокзал—ул. Субхи. Автобусы ломались, но ходили. Избиратели из Крымшофера и на Стеклозаводе требовали запретить быструю езду по городу, ограничив скорость до 15 км/час.

Связь. Идет капитальный ремонт телефонной станции, устанавливается еще 6 коммутаторов, но без АТС проблема не решается. Возросшее число отделений связи с 2 до 8 (еще 3 откроются на следующий год) и 3 в пригороде при одной Почтовой конторе недостаточно.

Увеличенная втрое мощность радиоузла и радиофикация окраин — Красной горки, Бахчи-Эли, Бор-Чокрака и других позволила довести число радиоточек до 11 тыс. единиц. Но 400 повреждений в месяц снижали качество трансляций.

Бани. Единственная Старая баня была перегружена. В 1938 году пущена в эксплуатацию Новая баня, а затем весь банно-прачечный комбинат (прачечная имела пропускную способность 1 500 кг сухого белья в смену, закрывала потребность населения, гостиниц и промышленности). В горсаду оборудован летний душ с 32 душевыми установками и запроектированы на 1939 год два душа по 50 кабинок в других районах города.

Дорожное хозяйство. Большая часть улиц оставалась неблагоустроенной. Из общей площади 2 000 тыс. м² замощено 26%. Из 106 км улиц имели тротуары 61%. Средства на мощение улиц возросли на 120% в 1938 к 1935 году. Они использованы на центральные, с большим движением улицы Желябова, Гоголевская, Толстого, Инженерная, Пионерская, а также свыше восьми окраинных улиц.

За 4 года проведены работы по очистке и выпрямлению русла рек Славянки и Малого Салгира. Запланировано на 1939 год озеленение очищенного нижнего ставка и организация там купания. Подсажено в существовавших парках и скверах 10 тысяч деревьев и кустарников.

Архитекторы в начале 1939 года заканчивали проект планировки города, ибо застраивать свободные участки без учета перспективы далее было нетерпимо.

 Водопровод. С 1935 по 1938 годы протяженность водопроводной сети увеличилась на 11,5 км, в основном за счет окраин. Это дало возможность увеличить число водоразборных колонок с 18 до 24 (Красная горка, Временный поселок Анатра, Украинка, район 1-й Советской больницы). В 1940 году она уже составила 63 км и пропускала 5 млн м³ воды.

Канализация города состояла из уличных магистралей, главного коллектора по берегу Салгира и очистных сооружений между Украинкой и совхозом Красный. Из-за малой пропускной способности очистных сооружений отработанные воды от заводов и бань спускаются в Салгир. Проектировщики предложили устроить поля орошения в 10 км от города по направлению к станции Кара-Кият, куда рельеф местности позволяет спустить нечистоты самотеком. Накопившиеся за десятилетия проблемы со свалками мусора, отводом нечистот, санитарной культурой населения быстро решить было невозможно.

Ассенизационный и мусорный обозы с 50 конными подводами пополнены до 13 автомашин, в том числе одной для поливки и одной для сухого мусора. Город продолжал выходить из грязи и антисанитарии.

Просвещение. Решение о всеобщем начальном образовании выполнено и создана возможность для семилетнего и десятилетнего обучения. Число школ возросло с 6 до 20, а учащихся с 15 тыс. чел. в 1934/35 г.— до 21 тыс. чел. на 1.1.39. Введена школа на 880 чел. (в 1936 — 3 школы на 1680 чел., в 1937 — 2 школы на 880 чел.), но вторая смена еще не ликвидирована. Успеваемость 1-ой четверти 1938/39 г. Составила 66%. Помог пединститут, и за один год вдвое выросло число учителей с высшим образованием. По результатам аттестации 700 учителей, присвоено звание учителя 510 педагогам пожизненно. Обеспеченность учебниками составляла 50-60%. В Симферополе открыты ТЮЗ, детская музыкальная школа, художественное училище и капитально отремонтирован Дом пионеров.

Школы малограмотных окончили 1339 чел., школы неграмотных — 1047. Но неграмотность и малограмотность среди взрослых еще не ликвидирована. (Перепись населения 1937 года показала, что среднее образование в СССР имело всего 4,3% населения, а высшее — 0,6%).

 Ощущалась острая нужда в грамотных кадрах, которых не могло быть в малограмотной среде города дореволюционного периода. Создание колхозов вызывало большую потребность в высокообразованных механизаторах, агрономах, ветеринарах и животноводах. В 1935 года Крымскому сельхозинституту передано хозяйство «Салгирка», в 1937 году — учебное хозяйство «Возрождение». В 1938 году открылось заочное отделение, сдано студенческое общежитие и столовая. К 1941 году расходы на оборудование института выросли в 10 раз. Рост числа школ, учащихся и необходимость современных знаний привели к созданию пединститута (1925). Расширение медицинской помощи и новые подходы к системе здравоохранения привели к созданию в 1931 году Крымского медицинского института. Сегодня выпускники этих вузов составляют большую часть местного образованного общества ( запутанно с предпринимателями).

Для сравнения, после революции 1991 года современный рыночный капитализм, получив квалифицированные кадры из образованного советского общества, распорядился им по-варварски. Страна, потерявшая половину своего населения и где его плотность, снизилась с 13 до 8,5 чел/км² (180-е место в мире!) растранжирила свой трудовой потенциал.

***

 В 1937/38 г. Построено 5 детсадов и начато еще два. 43 детских сада на 2,5 тыс. детей было недостаточно, особенно для окраин — Бахчи-Эли, районов Цыганской слободки и железной дороги.

Книжный фонд семи библиотек составлял 64 157 экз. (почти вдвое больше 1936 года), а количество читателей в системе ГорОНО увеличилось с 2 378 (1935 г.) до 12 068 чел.

В Симферополе озвучены 4 кинотеатра, расширены — «Спартак», им. Субхи, «Юнг-Штурм», работает дневной кинотеатр «Пионер». Оркестров в кинотеатрах мало. На бюджете находилось 3 стационарных театра и клубы — цыганский, татарский, армянский и клуб на Бахчи-Эли. Такие виды искусства как музыка и эстрада проводятся беспланово, что отражается на единственной летней зрелищной площадке в Городском саду.

На здравоохранение выделено свыше 10 млн рублей (в 2,5 раза больше, чем в 1935). Открыта терапевтическая больница и роддом. Число коек при 5 больницах продолжало увеличиваться (к 1941-му году в 10 больницах оно приблизится к 2 тысячам). Приобретены ценная аппаратура (в т.ч. для четырех рентгенкабинетов) и оборудование. На питание одного больного отпускается 5 руб. (вместо 2 руб.), а в тубдиспансере 7 руб. 20 коп. Станция скорой и неотложной помощи стала располагать тремя машинами.

Торговля

Базарные заведения дореволюционных торговцев, рестораны, трактиры, кофейни, буфеты, шашлычные, чебуречные, бузни и пивные на любой достаток заменяла система общественного питания государственного типа. В то время искренне считали, что она имеет будущее и при избытке продовольствия удовлетворит потребности человека.

19 предприятий общественного питания располагались в основном на двух центральных улицах города. Столовые работали на предприятиях и учебных заведениях. В наказах избирателей (в основном на 1935 год) было много просьб об открытии столовых, о ликвидации хлебных очередей, прикреплении ударников разных организаций к магазину «Ударник», организовать столовую и ночлег для взрослых безнадзорных и т.п.

Неотлаженную расчетно-плановую систему лихорадило и перебои в торговле мылом, керосином, топливом, продуктами были регулярными.

«Зарплата 400 рублей, отдельно за экскурсии по музею. Кроме того, рассчитываю подработать в досужее время экскурсиями по Гурзуфу и лекциями. Предлагают комнату при музее, но я думаю отказаться. Выгоднее все-таки иметь собственную… О состоянии продовольственного вопроса в Гурзуфе, на этом фронте за последние годы ничего существенного не произошло. Для Гурзуфа это величина постоянная… Сахару нет с начала прошлого года. Что касается основного продукта питания – хлеба, то его можно достать без труда, если простоять ночь в очереди. Не знаю, как у вас, а у нас становятся в очередь в 3 часа дня, простаивают ночь, для того чтобы наутро получить 2 кило хлеба. Причем черный хлеб и серый за 1р.50к. достается немногим счастливчикам. Большинство же радуется, получив хлеб за 2р.70к. и 4р.10к. за кило», — писал зимой 1939 года сотрудник А. В. Позднякова из музея Пушкина в Гурзуфе Г.Н. Сатиров.

В Симферополе ситуация с продовольствием было немного лучше, чем зимой в курортных поселках. Но значительное улучшение произошло в Крыму только накануне войны в 1941 году, когда магазины наполнились: «Хлеб есть без очередей, в магазинах много яиц (по 6 руб.), колбас, сала, ветчины, грудинки, сыра, конфет, печенья, сухарей, консервов, единственное чего нет – сахара и масла. Молока много, на базаре не переводится мясо. Таким образом, положение можно назвать блестящим (конечно, в сравнении с прошлым годом, когда ничего не было)». Г.Н. Сатиров из Гурзуфа. Теперь не узнать, во чтобы все превратилось, если бы не война…

Сельское хозяйство за 4 года (1934-1938 гг.). Посевная площадь составила 7836 га, в том числе в пригородных колхозах 2167 га. Зерновыми культурами занято 2/3, эфироносами 145 га (было 36 га), плодовыми садами 455 га (было 384 га). Заложено 6 000 рам парниковых овощей. Урожай с 11 ц вырос по озимой пшенице до 13 ц, овса 12,7 ц (было 7,7 ц), фруктов 60 ц (было 48 ц), овощей свыше 120 ц (было 67 ц). В колхозах заложено 6 тыс. рам парникового хозяйства.

Животноводство в колхозах пригородной зоны:

Бескоровность колхозников в основном ликвидирована. Развивается племенное животноводство.

 Проверка показала, что в трех колхозах вместо 60–70% общей суммы денежных доходов выдано всего 30-40% и только в двух — 58% и 53%.

Государство предлагало человеку отдать все силы работе, взяв на себя ответственность за его учебу, лечение, обеспечение жильем, питанием и т.д., то есть ту функцию, которую теперь называют патерналистской. У этой идеи, нереальной, казалось бы, сохраняется доля осуществимого и разумного, особенно на высоком этапе развития коммуникаций, в критические и военные периоды.

Какими стали бы города, страна, уровень жизни населения при таких темпах развития, если бы не война! Красный проект СССР прервался на взлете 22 июня 1941 года… Коллективизация через создание крупных механизированных агрообъединений, при всем своем беззаконии и насилии над крестьянством, выполнила свою задачу к началу войны, обеспечив стране прорыв по объему промышленного производства к 1-му месту в Европе и 2-му месту в мире после США (о Германии – особо). Сравнивая темпы и характерные черты развития двух 4-летий, невозможно не признать, что без сложившейся в этот период системы экономики устоять в Мировой войне было бы невозможно.

 Результаты управления Симферополем в 1937-38 годах, которым А. Галушкину вместе со Н.И. Щучкиным, бюро горкома и горсоветом пришлось руководить более одного года, история города не помнит. Их успехи и ошибки принадлежат тому времени и находятся в иной системе координат, чем нынешние. Сам Александр Иванович положение дел оценивал критически и без самодовольства.

Передав дела Серафиму Владимировичу Мартынову (на фото справа), он получил предложение перейти на должность директора санатория «Форос» в Ялте, поскольку там местный микроклимат полезен для 

туберкулёзников, но решительно отказался. Хозяйственная среда была ему ближе курортной. Приказом наркома пищевой промышленности СССР В.П. Зотова от 5 марта 1939 года он был утверждён управляющим Крымской сбытовой конторой Главконсерва. Перед назначением съездил в Москву, познакомился в наркомате с руководством, получил наставления. Крымские заводы обеспечивали многие крупные города страны плодовыми и овощными консервами, соками и т.д. Это была одна из ведущих отраслей экономики республики по крайней мере до 1991 года .

Дом отдыха Совнаркома, Ялта. 1939 год

Работа была живой, интересной, и его прежний управленческий опыт в Дулёве, Орехово-Зуеве и Магнитогорске этому способствовал. В ноябре, когда на заводах прошёл пик переработки, поехал в Ялту — больше лечиться, чем отдыхать…  


[1] По Отчету Симферопольского Горсовета XI созыва с 1935 по 1938 год

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Они живут на ужасном острове

Евгений ПОПОВ

Этих дней не смолкнет слава

Валерий БОРИСОВ

Трагедия партизанского Чаира

Валерий БОРИСОВ