Крымское Эхо
Библиотека

Как я не стал хирургом

Как я не стал хирургом

(записки бывшего следователя)

Пройдя весь трудовой путь, мы невольно задумываемся над тем, правильно ли он был нами выбран. Почему мы избрали именно этот, а не какой-либо другой? Как приходит к нам желание получить специальность, которая станет всем смыслом жизни и будет приносить не только материальные блага, но и моральное удовлетворение?

…В статье хочу рассказать, как я стал работником милиции и был ли доволен избранным путём. В детстве я ничем не отличался от других детей, не относился к плеяде вундеркиндов. Почему-то заведено: едва ребёнок научиться говорить, как взрослые, родные и незнакомые люди у него обязательно спрашивают, кем он хочет быть.

В довоенное время дети постоянно слышали по радио о необыкновенных подвигах пограничника Карацупы, который со своими, им же обученными сторожевыми собаками, сумел задержать более трёхсот нарушителей границы и около двухсот уничтожить. Поэтому дети тех лет очень хотели быть пограничниками.

 Когда подросли и посмотрели нестареющий фильм «Чапаев»  — конечно, все хотели быть похожими на героя Гражданской войны. С началом покорения космоса мальчишки мечтали быть космонавтами, как Гагарин.

Сейчас, когда взрослые и дети окунулись в рыночную экономику, где в её основу заложены деньги, у нынешних деток поменялись взгляды на жизнь. Мальчики хотят быть банкирами, а девочки — знаменитыми топ-моделями.

…Окончив седьмой класс, решил поступить в металлургический техникум. Почему пришло такое решение, не знаю. В школе я очень не любил изучать точные науки. А на экзаменах в металлургический техникум надо было сдавать, уже точно не помню, то ли геометрию, то ли тригонометрию. Перед экзаменами я вынужден был зубрить эти ненавистные предметы.

Мне очень не нравилась одна теорема, которая в учебнике была напечатана мелким шрифтом. Конечно, я о ней не имел никакого понятия. Билет вытащил именно с этой теоремой. Финал понятен. Пришлось оканчивать среднюю школу.

***

После окончания средней школы решил поступать в военное училище связи по разнарядке военкомата. В последний момент не прошёл медицинскую комиссию из-за воспаления уха — результат ныряния в море. Мне ещё не исполнилось восемнадцати лет, но я уговорил военкома призвать меня в армию.

Отслужив, вернулся в свой город. Достигнув зрелого возраста, я никак не мог определиться с выбором профессии. Родители моей девушки, у которых были крепкие связи в строительном институте Харькова, настаивали, чтобы мы поступили в этот институт. Я категорически отказался, так как никогда не собирался строить дома. Таким образом, я не стал металлургом, военным связистом и мирным градостроителем.

 Родители уговаривали, чтобы я стал хирургом, поступив в медицинский институт Симферополя. Как оказалось, врачом-хирургом меня видела моя мама. Мне не хотелось её обижать, и я начал посещать платные курсы по подготовке абитуриентов к экзаменам.

Наша семья выписывала городскую газету и «Крымскую правду». Читали их в основном родители. Честно говоря, в молодости пресса меня не интересовала. Всё время я посвящал занятиям на курсах и танцам на бульваре. Танцы тогда были единственным развлечением для молодых людей.

 Однажды я обратил внимание на одно из многочисленных объявлений, помещённых в газете «Крымская правда». До этого на разного рода объявления я никогда не обращал внимание. Прочёл, что осуществляется набор курсантов в оперативную специальную школу милиции Одессы. До сих пор не знаю, что меня, не раздумывая, заставило тогда отправить в эту школу необходимые документы для сдачи экзаменов.

Вскоре пришёл вызов. Моё сообщение об этом стало неожиданностью для родителей, мечтавших видеть меня кем угодно, но только не милиционером. Спасибо матери с отцом, что не пошли против моего решения. Отец промолчал, а мама сказала, что я сам выбрал свою дорогу в жизни без их участия и если мой путь окажется неверным, то я не буду иметь морального права предъявить им претензии. Так я отказался от мысли стать хирургом.

***

 Одесса поразила своей красотой, своеобразным колоритом, особенно одесским говором с непередаваемым юмором городских аборигенов- евреев.

 Школа располагалась на углу улиц Карла Либкнехта и Пушкина. Там нас разместили в комнатах, в которых проживали курсанты, разъехавшиеся по домам на каникулы. Все ребята, прибывшие на экзамены, в основном были моего возраста, то есть отслужившие срочную службу в армии. Тех, кто не служил, к экзаменам не допускали.

В порядке исключения к экзаменам были допущены после окончания десятилетки два парня: один — сын генерала армии, который по настоянию отца не захотел идти в военное училище, а у другого была семейная династия работников милиции: отец, мать и старший брат были кадровыми офицерами органов МВД.

 Никто из нас не знал да особо и не интересовался, какой был конкурс. Но по количеству желающих поступить в школу, в которую на первый курс отбирали сто человек, можно было понять, что конкурс составлял три или четыре человека на место. В первую очередь брали тех, кто служил в органах милиции на рядовых должностях и не имел специального образования.

 Я подружил с парнем, его звали Анатолий. Он обратил на себя внимание тем, что мог играть на пианино. В дневное время он садился за инструмент, находившийся на сцене актового зала, и наигрывал популярные того времени мелодии, а я с удовольствием слушал. Подготовкой к экзаменам мы оба практически не занимались. Целыми днями до глубокой ночи бродили по улицам Одессы, рассматривая её достопримечательности. Радости от увиденных красот южного города и общения с её жителями не было границ.

Довольно спокойно я отнесся к первому экзамену — изложение. В средней школе очень любил русскую литературу и писать сочинения. На дух с детства не переносил точные науки. Я всегда ломал голову, где в жизни буду применять знание, что два в квадрате плюс два в квадрате даёт четыре в квадрате, и что собой представляют синус и косинус.

Оценки по изложению сочинения комиссия нам не объявляла. На третий день на доске объявлений были перечислены фамилии абитуриентов, допущенных к сдаче истории страны, которую мы изучали в средней школе. Среди фамилий значилась и моя.

С момента приезда в Одессу я ни разу не открыл учебник по истории, надеясь на свои школьные знания. А напрасно. Надо было хотя бы немного освежить память.

Экзамены принимали два преподавателя, один из которых был капитан милиции Леонид Васильевич Багрий-Шахматов. Тогда он был кандидатом исторических наук. Очень симпатичный, коммуникабельный и толковый молодой мужчина. В аудиторию мы заходили по одному и брали билет. Если готов был сразу отвечать, тебе предоставлялась такая возможность, в противном случае садился за стол и занимался воспоминанием, чтобы подготовиться к ответу на два вопроса.

Все вопросы, касающиеся жизнедеятельности Страны Советов, были так построены, что они неразрывно были связаны с именем творца нового в мире государства, с товарищем Лениным. Я сейчас, по прошествии многих лет, не помню ни одного вопроса. Тогда сразу врубился, что не имею никакого понятия по второму.

Понимая, что ничего не высижу и из памяти не выужу нужную информацию, чётко отрапортовал, что готов отвечать немедленно, показав, что вопросы для меня не представляют никакой трудности. Я надеялся подольше поговорить по первому вопросу, чтобы преподаватели устали от пространного ответа, и не стали бы до конца выслушивать ответ на второй вопрос.

Но Багрий-Шахматов меня обыграл вчистую. Уловив, что я хорошо подготовлен по первому вопросу, через нескольких бойких фраз неожиданно прервал меня и попросил перейти ко второму. Этого удара я не ожидал. Но ни в коем случае, ни голосом, ни лицом, ни жестами нельзя было показать, что я понятия не имею, о чём идёт речь. Я начал отвечать вроде бы по теме, но тут же съехал на вождя международного пролетариата, о ком мог рассуждать, как говорят в народе, два дня и три ночи.

Начал с того, что коротко остановился на семье Ульяновых, дав каждому члену семьи соответствующую оценку, а потом шаг за шагом стал раскрывать всю революционную деятельность великого человека, которому были посвящены фильмы, спектакли, поэмы, стихи, романы и картины знаменитых художников. Прочёл несколько есенинских строк о Ленине из поэмы «Гуляй-поле» и из стихотворения «Капитан земли».

 В аудитории стояла полнейшая тишина. Преподаватели меня не перебивали, а готовящиеся за столом несколько ребят с восхищением смотрели на меня, как обычно смотрят на интересного столичного лектора, приехавшего в глухую деревню, или как на фокусника, вынимающего из шляпы живого кролика.

Меня бы несло и дальше, если бы Леонид Васильевич не остановил. «Братец, — обратился он ко мне, — ты знаешь стихи Есенина?» Я ответил, что Сергей Есенин мой любимый поэт. И тут он меня сразил, сказав, что очень хорошо, когда работник милиции знает не только юриспруденцию, но и поэзию, и разбирается в искусстве.

Не скрывая, Леонид Васильевич сказал, что я больше тройки не заслуживаю, потому что ответ на второй вопрос должен оценить на здоровенный кол, а это значило бы, что должен был с экзамена мчаться на вокзал, чтобы ехать домой. Но он не хотел, чтобы милиция теряла будущего толкового сотрудника, который умеет найти выход из создавшегося неприятного положения.

Ответ на билет, к моему удивлению, Леонид Васильевич оценил в пять баллов.

***

Так я стал курсантом специальной оперативной школы милиции, которую успешно окончил. После окончил еще и юридический факультет Одесского госуниверситета. В обоих учебных заведениях учился с большим удовольствием, так как не надо было забивать голову всякого рода абстрактными формулами и уравнениями.

 Работая в милиции на разных должностях, но большей частью на следственной работе, я никогда не забывал Леонида Васильевича Багрия-Шахматова, благодаря которому был избран для меня правильный трудовой путь в жизни, о чём никогда я не пожалел. Какие бы я не испытывал трудности, нечеловеческие физические и психологические нагрузки, меня никогда не покидало чувство удовлетворения от того, что делал я и мои многочисленные коллеги в работе по борьбе с уголовной преступностью.

Я не знаю, какой из меня получился бы металлург, военный связист, строитель или хирург. Но точно знаю, что благодаря единственному человеку я состоялся как следователь. И если бы можно было жизнь начать сначала, то при выборе профессии я, не задумываясь, избрал бы очень трудную, но самую интересную профессию следователя.

 Это воспоминание я написал в память о прекрасном человеке, умевшим разбираться в людях — Леониде Васильевиче Багрие-Шахматове.

БАГРИЙ-ШАХМАТОВ Леонид Васильевич

Заслуженный деятель науки и техники Украины, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного и административного права Одесской национальной юридической академии, заведующий кафедрой уголовного и административного права, и проректор по учебно-методической работе в области правоведения Одесского национального морского университета. Полковник МВД в отставке.

 Родился 27 декабря 1927 г. Скончался 12 сентября 2007 года.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Спасибо прадеду за Мир и Победу!

Вера КОВАЛЕНКО

Эх, люди, люди!

Игорь НОСКОВ

Летающий подсвечник

Игорь НОСКОВ