Крымское Эхо
Новороссия

Дураки должны быть правы

Дураки должны быть правы

На Дальневосточном экономическом форуме, отвечая на вопросы журналистов, президент Российской Федерации Владимир Путин ответил в прошлую пятницу, 6 сентября, что в исторической перспективе отношения между Россией и Украиной обязательно улучшатся.

В фильме «Семнадцать мгновений весны» есть такой персонаж — фрау Заурих, соседка Штирлица по коттеджному поселку и гадалка на картах. Правда, для фрау Заурих и для всех своих остальных соседей, Штирлиц — не штандартенфюрер СС и тем более не сотрудник разведки под управлением Шелленберга: они его знают как человека с совсем другими работой и фамилией, для всех окрестных жителей Штирлиц — инженер Бользен.

Как-то Штирлиц-Бользен, наполовину шутя, наполовину всерьез, спросил свою соседку-гадалку, когда закончится война.

— А она уже закончилась, — просто ответила фрау.

В общеисторическом и философском смысле фрау Заурих была, конечно, права. В конце февраля 1945 года, когда происходил этот разговор, любому непредубежденному человеку было понятно, что дни фашистской Германии сочтены.

Но из истории также ясно, что гитлеровский рейх ушел в небытие не по чьему-то логическому велению и не в силу механически-поступательного хода времени. Для того чтобы над рейхстагом взвилось красное знамя Победы, потребовалось проведение еще нескольких крупных боевых операций. Готовиться к ним, а потом проводить надо было со всей серьезностью, не забывая ни на миг, что враг, как и прежде, хитер и коварен и драться будет с упорством и яростью обреченных.

И для тех, кто погиб, очищая от фашистов Венгрию, при взятии Кенигсберга, Вены, Берлина, осаде цитадели в Бреслау, капитулировавшей лишь 5 мая 1945 года, освобождении Праги, война не закончилась никогда — погибшие бойцы на ней так и остались. А потом на Дальнем Востокепредстояла еще и война с Японией.

После событий, изображенных в культовом фильме о советском разведчике Исаеве-Штирлице, прошло много лет — и:

— Представляешь, у меня уже одиннадцать дней нет парня, — также шутливо пожаловалась своей подруге юная дончанка.

«Наверное, тот, что был, улетел на планету Нептун», — иронически подумал автор этих строк, невольно услышавший о проблеме девушки, проходившей рядом.

Законы физики, астрономии, техники, даже биологии сами по себе не запрещают полет представителей человеческого рода на планету, где ледяные горы и торосы отбрасывают фантасмагористически-голубоватый отблеск, так как планета Нептун покрыта замерзшим газом метаном. Для широты эксперимента люди могли бы взять с собой в межпланетный полет еще каких-нибудь тараканов и морских свинок, чему закономерности существования материального мира также не препятствуют.

Дело только за тем, что на планете Земля ее разумные обители пока не изобрели космический корабль, способный доставить экипаж, состоящий из живых существ, на самую отдаленную планету солнечной системы.

Если представить себе космодром, с которого должен стартовать космический корабль на Нептун, то надо признать, что в современных условиях он может быть только совершенно пустым. И там, видимо, еще довольно долго не смогут работать ученые и специалисты-практики. Вместо них по пустующему стартовому полю могут слоняться разве что досужие выдумщики и отвлеченные мечтатели.

Вроде ученых с «Летающего острова» Свифта, куда занесло неутомимого путешественника Гулливера. На острове среди прочего обсуждали, как можно извлечь солнечную энергию из огурцов.

Хотя, правду сказать, возможность и такого ни физика, ни философия категорически не отрицают. Коль уж огурцы в процессе роста поглощают энергию Солнца, то почему бы не быть обратному процессу?

Недаром же по заказу Пентагона уже разработана технология производства кукумберина, горючего, получаемого способом перегонки овощей. В том числе огурцов, причем лучше всего подходят малосольные.

Все дело снова во времени. Только не в том смысле, что в перспективе разное, чего нет сейчас, образуется или возникнет само собой. В любом случае, надо принимать правильные решения и так же действовать.

***

Так обстояло в конце Второй Мировой войны, когда падение Берлина было предопределено уже не в отдаленной, а близкой перспективе, однако произошло в результате заключительной фазы боевых побед. Так есть и теперь. Сценарий современных и будущих для сегодняшнего дня событий может быть разным и не обязательно военным. Но всеобщая закономерность, без чего невозможны исторические изменения, точно такой остается и сейчас.

Но, если витать в самоуспокоительном эфире или надеяться на президента Зеленского, то и по законам физики человеческого зрения, обосновывающим явление оптического обмана, и с точки зрения философского объяснения мира станет понятно, почему как в ближней, так и в далекой перспективе привидятся одни привидения.

И пока отвлеченные надежды вместе с призрачными видениями порхают, а кого-то и питают, украинская артиллерия на Донбассе сожгла село Розу, а минометный и зенитный огонь, беспрерывно открываемый вооруженными формированиями бывшей Украины, 7 сентября поджег жилые дома в поселке Коминтерново, а 9 сентября — в Ясиноватой. Да, и в общем за неделю, продолжавшуюся с 2 по 8 сентября, количество обстрелов со стороны украинских войск на Донецком фронте, по сравнению с неделей предшествовавшей, выросло в два раза.

Попытка извлечения из президентства Зеленского политического потепления в отношениях Москвы и Киева так же, как солнечный свет из огурцов и экспедиция землян на Нептун с возвращением обратно, похоже, также застревает на уровне чудачеств летающего острова. Проблема тут в том, что киевская сторона опыта на планету с заледеневшим газом хоть и не летала, но за время нахождения в шоу-бизнесе освоила умение фантасмагорически наводить тень на плетень даже в ясный день.

Но из Москвы сейчас стараются этого как бы не замечать и пробуют провернуть с Зеленским тот же фокус, что и с Порошенко в первые два-три года его президентства: выставить действующего президента сторонником мира, который разными способами пробует проводить свою политику вопреки «партии войны».

Для этого в числе прочих «авансов», выписываемых поменявшемуся персональному составу киевской власти, отпустили 24 украинских моряка, задержанных в ноябре 2018 года за попытку незаконного прохода через Керченский пролив.

Но и с этим получилось то, что и должно было получиться. Хотя и слепым видно, что нарушителей государственной границы России отпустили домой исключительно по решению и по доброй воле Москвы; в Киеве бывших задержанных встретили как героев и тут же объявили, что все они получат награды и внеочередные повышения своих воинских званий.

И хотя награждения и повышения шли от имени командования военно-морских сил бывшей Украины, представление происходило в присутствии самого «миролюбивого» из президентов — Зеленского.

Таким образом на бывшей Украине буквально из ничего появилась еще одна группа «героев» очередной «русско-украинской войны». Уже пятой или шестой по счету.

Где же тут мир, а если это «мир», то что он означает на самом деле?

***

Зеленский действительно способен пойти на внешне широкие жесты, которые могут создать впечатление, что киевская власть действует в духе Минских соглашений и в общем хочет закончить конфликт на Донбассе миром.

Но после проведения заранее задуманной инсценировки спектакль закончится. Киев всерьез поставит вопрос о возвращении «оккупированных территорий» и восстановлении полного контроля над всей границей с Россией.

При такой перспективе такая вещь, как обмен задерживаемыми людьми, даже если она означает полное счастье для каждого отпущенного на свободу человека, в другом смысле вредна.

Мелкие шаги, которые как будто должны вести к миру, пусть и по долгой дороге, затушевывают идеологические причины конфликта, обесценивают и подменяют право на самоопределение той части людей, у которых нашлись веские причины порвать со своим прежним государством.

Зеленский и вся киевская власть, что бы о ней ни говорили на любых переговорах — будь то Минск, «Нормандский формат» или что-то еще — позиционируют себя как представители отдельного государства, принципиально отличающегося от России, в таких вопросах, как характер политики и управления странами и народами, понимание прошлого и представление о будущем.

Позиция же России, о чем во Владивостоке, вновь говорил президент Владимир Путин, сводится к тому, что русские и украинцы — один народ. Или во всяком случае две части также единого народа. Поэтому и война между двумя частями одного целого недопустима, так как означала бы катастрофу еще невиданного масштаба.

Сказано хорошо, и в этническом смысле правильно. Но с точки зрения современной политики единого народа не может существовать без общего понимания неделимости своей истории общих героев и как, впрочем, и тех, кого народ, если он един в своем абсолютном большинстве, считает предателями.

Но именно в этом киевская власть и все существующее на сегодняшний день украинское государство составляют проблему, решения которой в России не видят.

Как, в самом деле, вернуть жителям бывшей Украины понимание, что прославившиеся не только в общероссийской, но и в мировой истории государственные деятели, полководцы, революционеры, писатели и ученые — их соотечественники? А Мазепа, Петлюра, Бандера, которым, кстати, недавно открыли еще и аккаунты в социальных сетях — предатели этого общего отечества?

Только когда ответ на этот вопрос будет найден, и такой, что он будет неотразим для любых врагов единства России и Украины, русских и украинцев, философское заключение в стиле фрау Заурих — «А война уже закончилась» — перейдет из разряда отвлеченностей в область реальной политики.

***

Но, похоже, что после нескольких лет позиционных боев, сопровождаемых переговорами, где стороны сами понятия «война» и «мир» толкуют противоположным образом, сделать Россию и Украину одним народом будет необычайно сложно. Куда сложней, чем смастерить космический корабль, способный доставить экспедицию землян на край Солнечной системы, и потом привезти ее обратно.

Из-за того, что философски перспективный взгляд на мир совместить с идущей войной не получается так, чтобы конфликт закончился, как следовало бы, на киевскую власть пробуют воздействовать не высокими материями, а деловыми предложениями поставлять ей что-нибудь согревающее. В первую очередь — природный газ да еще с ценовой скидкой в 25 процентов.

Теперь уже официальному Киеву предлагают пойти на соглашение о том же, о чем был подписан документ непонятного статуса с Виктором Медведчуком и Юрием Бойко, еще в начале июня этого года на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге. К слову сказать, эти два персонажа по приглашению российской стороны съездили на прошлой неделе и во Владивосток, уже на Дальневосточный экономический форум, где, собственно, и прозвучало предсказание насчет будущего российско-украинских отношений в стиле фрау Заурих.

Но в случае с газом, коса также нашла на камень — точно так же, как и в политических и философских подходах Москвы и Киева к всему, что было и что может быть.

Вместо того чтобы повестись на покупку газового топлива по сходной цене, Киев, во-первых, выдвинул требование заключить долгосрочный контракт по использованию своей газотранспортной системы, что для российской стороны при существующих на сегодняшний день условиях, мягко говоря, нецелесообразно.

А во-вторых, киевская власть, выдвинула контрпредложение, касающееся не только сроков продолжения транспортировки российского газа в Европу через подконтрольную Киеву территорию, но также и о месте покупки высокодоходного товара у России. В Киеве хотели бы покупать газ на границе, в момент его поступления в украинскую часть газопроводов. И, поскольку после совершения такой сделки киевская власть стала бы полноправным собственником транспортируемого топлива, то она могла бы торговать им с европейскими странами на своей западной границе по цене, которую назначила бы по собственному усмотрению.

Получается, что тот, кого в Москве хотят перекупить, сам желает стать перекупщиком одной из основных статей российских валютных поступлений и оставаться в таком доходном положении долгое время, лет десять, не меньше. Шулерство и спекуляция среди бела дня и, вообще, независимо от времени суток!

Но так как строительство газопровода «Северный поток-2» сопровождается санкциями, вызывающими известные трудности, из-за чего трубопровод в надвигающийся отопительный сезон в строй точно не вступит, то следует ожидать, что конфликтующие стороны к какой-то сделке придут.

Кредит времени у киевской власти, кто бы что ни говорил, есть.

***

И если президент Зеленский, как он сам заявляет, пока пришел только на один пятилетний срок, то возможно как раз это время и отведено на окончательную доводку бывшей Украины в состояние Антироссии, заточенной под вполне определенные и известные цели.

Процесс, однако, должен проходить не в виде откровенно-зловещего марша нацистов, а под видом шоу-представления, где от сопровождающих представление шумовых эффектов и калейдоскопического мелькания светотеней рябит в глазах и притупляется восприятие.

Но главное, чтобы заказанная работа была сделана, а если еще и способами, дезориентирующими понимание происходящего, тем лучше.

А как быть с Зеленским и не только с ним через несколько лет, будет видно.

***

В Москве же, в принципе, хотят, чтобы проблема с бывшей Украиной решилась путем мелких шагов, разных «точечных» мер и гуманитарных операций.

Получись так, тогда бы несогласным с таким курсом пришлось бы признать примерно то же, о чем сказал незадолго до своей смерти Жорж Клемансо. Бывший премьер-министр Франции, победитель в Первой Мировой войне, на склоне лет был сильно недоволен внутренним положением в своей стране и ее внешней политикой. Поэтому как-то и бросил со злостью: «Дураки оказались правы!»

А сейчас, что касается бывшей Украины, то в роли умных выступают те, кто указывает, что курс, избранный Москвой в отношениях с киевской властью, ситуацию, как минимум, затягивает. Но по сути ничего не решает.

Еще в 90-х годах прошлого века да и в «нулевые» годы нового столетия, популярность имели взгляды будто постепенная, преодолевающая без особых эксцессов, все неизбежные препятствия и противодействия, «регионализация» тогдашней Украины, изменит всю эту страну в устойчивую и полезную для абсолютного большинства демократию. А воинствующий украинский национализм по ходу этого процесса будет оправлен на политические задворки, где окончательно маргинализируется.

 Само собой, подразумевалось, что такое движение будет правовым, конституционным и безусловно мирным.

На деле произошло обратное. На обочину политики скатился приятный вроде бы для многих и во всех отношениях регионализм. Зато и вполне предсказуемо в 2014 году наступил критический момент истины, когда, по крайней мере по поводу Крыма, пришлось действовать нетрадиционно. Но такое действие и было единственно верным.

И также, вполне вероятно, что затягивание и выжидание, вопреки возлагаемым на них надеждам, как раз и приведут к ному кризису.

В такие моменты и становится ясным, кто в какой роли выступает, и кто, в конечном счете, оказывается прав.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Пшик из саммита и донорства

Под прикрытием вируса

Игорь СЫЧЁВ

От Лиссабона до Киева

Игорь СЫЧЁВ