Крымское Эхо
Интервью

В России еще много чего нужно поменять

В России еще много чего нужно поменять

ОБСУЖДАЕМ ВОЗМОЖНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В КОНСТИТУЦИЮ РФ

Мы сейчас находимся перед новыми выборами: уже на этой неделе — в республиканский Госсовет и местные органы самоуправления. Понятно, что это период, который заставляет людей, которые так или иначе причастны к политике, подумать о том, всё ли у нас правильно организовано, всё ли мы учли в наших реалиях, слаженно ли работает весь механизм принятия и выполнения властных решений?

Совсем скоро, всего лишь через два года состоятся выборы в Государственную Думу. Не за горами и выборы Президента РФ. Как будет осуществляться власть в новых условиях? Появляются предложения об изменении нашей политической системы, точнее, ее корректировке — раньше, на мой взгляд, их было явно поменьше, а сейчас заметно растет неудовлетворение действующими механизмами: например, идет снижение интереса к партиям как политическому инструменту, а следовательно и к выборам.

Не далее как в середине июля спикер Госдумы Вячеслав Володин выступил с программной статьей «Живая Конституция развития», в которой предложил внести некоторые изменения в Основной закон РФ. Зачем они нужны, какие, поддержит ли их депутатский корпус? На наши вопросы отвечает известный правовед-государственник, который участвовал в написании фактически всех вариантов крымской Конституции еще при Украине и Конституции, по которой мы живем с 2014 года, Григорий Демидов.

— Григорий Викторович, какие положения российского Основного закона, на ваш взгляд, требуют вмешательства? И надо ли в нем что-то менять? Может, вообще заново его написать?

— К этому вопросу нужно подходить очень взвешенно, разумно, без популизма, который всё-таки присутствует в некоторых предложениях. Иначе можно наломать дров. Председатель Госдумы В.Володин сначала инициировал обсуждение возможных изменений Конституции, а затем выступил со статьей. В ней он совершенно обоснованно сделал акцент на том, что базовые принципы, закрепленные Конституцией, например, о том, что «РФ – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» не подлежат изменениям. Речь идет о создании таких механизмов, которые гарантировали бы выполнение органами власти этих принципов.

Вот вы обратили внимание на выборы местных и региональных Советов: партии на эти выборы идут со своими программами, депутаты по мажоритарным округам — со своими; те партии и кандидаты в депутаты, программы которых получили большинство голосов избирателей, получат мандат.

Но что происходит далее, каковы их полномочия по реализации своих предвыборных программ и обещаний? Не здесь ли кроется какая-то, мягко скажем, нестыковка?

Чтобы разобраться, нам нужно вернуться в 1993 год. Тогда, если помните, случился конфликт между президентом РФ Борисом Ельциным и Верховным Советом — вы помните, как из танков тогда обстреляли здание парламента, арестовали его руководство.

В чём состоял конфликт и почему на референдум прошла та редакция проекта Конституции РФ, которую после подавления протестов парламента команда президента Ельцина внесла на голосование? Практически все представленные ранее на обсуждение проекты Конституции предусматривали полномочия парламента по формированию правительства, определению политики и контролю за его деятельностью. Но в последнем варианте, вынесенном на референдум, полномочия парламента как представительного органа, отражающего интересы всего российского народа, были существенно ограничены, урезаны по самое не могу полномочия Госдумы по отношению к исполнительной власти — к правительству РФ.

Согласно этой редакции партии и депутаты лишены механизмов для реализации этих предвыборных программ! Ведь Госдума — представительный орган, а не исполнительный.

— То есть этот перекошенный механизм действия власти был заложен во время политического кризиса и в интересах одной из ее ветвей?

— Именно так! Окончательный проект редакции Конституции РФ совершенно ограничил полномочия парламента.

— Это самая большая ошибка?

— Да. Есть ряд важнейших функций и полномочий любого парламента. Вся история государственного строительства состоит в том, что представительные органы добивались полномочий по формированию состава правительства, программы его деятельности и контролю за ее реализацией. То есть это не проблема только Российской Федерации.

Но загляните в действующую ныне Конституцию Российской Федерации — у Госдумы есть право согласовать кандидатуру премьера. Всё! По отношению к остальному составу правительства нет таких полномочий. Но авторы этой редакции, грубо говоря, обошли и президента в части формирования правительства, и крайне ограничили полномочия самого президента.

По Конституции, президент только по предложению премьера вправе назначить или освободить члена правительства. По своему усмотрению, даже при наличии оснований, он не может этого сделать! Поэтому сейчас приходится возбуждать уголовные дела, чтобы освободить члена правительства от должности. Эта команда сыграла в интересах исполнительной власти.

— Может, спикер Володин и прав, что нужно скорее вносить изменения в Конституцию?

— Безусловно прав! Он именно об этом говорит! Володин — опытный государственный деятель. Вы помните ситуацию, когда министр экономического развития выходит на трибуну Госдумы по вопросу, который внесён в повестку дня, и оказывается не готов раскрыть тему и ответить на вопросы депутатов! Что делает спикер парламента: он просит его лучше приготовиться и выступить в следующий раз — и это максимум возможностей, которыми обладает Госдума по отношению к члену правительства. Максимум!

— Парламент еще бюджет утверждает…

— Бюджет — это не программа развития! Это в программе можно закрепить объекты, этапы, сроки и ответственных лиц и ведомства. Но Госдума лишена полномочий по утверждению программ социально-экономического и культурного развития. То есть Госдума не может, опираясь на Конституцию, поручить правительству учесть предвыборные программы в его деятельности.

Больше того, в этой редакции Конституции отсутствует само упоминание о таких программах! Нет того, благодаря чему страна из отсталой аграрной целенаправленно была преобразована в передовую индустриальную державу — в те времена для власти существовали ориентиры.

Опять же, откройте Конституцию: там закреплено, что именно к полномочиям премьер-министра отнесено определение основных направлений деятельности правительства — и всё! А парламент не имеет конституционных полномочий влиять на выбор премьера. То есть с премьером либо нужно договариваться, чтобы какую-то предвыборную программу запустить в работу, либо он может, опираясь на Конституцию, отказать: извини, это мои полномочия! И на такую модель ориентированы власти субъектов федерации. Так постепенно по всей вертикали к исполнительной власти приручаются парламентские партии и депутатский корпус.

Эта модель формы правления ведёт к постепенной деградация политических партий, политической системы и гражданского общества. Поэтому избиратели такую низкую активность и проявляют: они не видят результата от выборов, они голосовали за предвыборную программу, а в результате что получили? Все решает чиновник. Ещё слава богу, что в Основном законе за президентом закреплено руководство внешней и внутренней политикой — и Владимир Владимирович стремится восполнить пробелы в Конституции и создать компенсационные механизмы, пользуясь этими полномочиями. Он своими указами поручает правительству формирование национальных проектов, чтобы как-то двигать страну вперед.

Но президент не имеет своей вертикали власти. А внутриведомственный контроль в системе исполнительной власти не срабатывает. Поэтому он и создал федеральные округа, использует Государственный совет и подключает губернаторов. Он – единственный, кстати, в мире глава государства, который сформировал систему обратной связи с избирателями через свои ежегодные конференции.

Но в Конституцию заложили проблему. Ведь президент не вправе освободить от должности члена правительства, не справляющегося со своими обязанностями. А потому зачастую и его указы, и национальные проекты не исполняются или выполняются спустя рукава. Это стало уже очевидным. Через Конституцию не перепрыгнешь.

 И это не «пробелы»: это осознанно избранная в 1993 г. командой Б. Ельцина концепция государственного устройства, в которой полномочия парламента и президента, избираемых народом и представляющих его интересы, существенно ограничены. То есть два высших института власти: президент и парламент, избираемые непосредственно народом — лишены действенных конституционных полномочий влиять на деятельность правительства и исполнительной ветви власти. А Конституция говорит, что суверенитет принадлежит народу, который и является источником власти.

— Понятно, что нужно вносить изменения в Конституцию, но для этого нужны сторонники этой идеи. Они у спикера Думы есть?

— Исправить можно. Но… сложно. Вы же понимаете, что с 93-го года на этой основе в системе исполнительной власти по сути сложилось новое сословие с особым социальным статусом и соответствующей ментальностью, которое ощущает себя сувереном, а не «какой-то» народ. Вы же регулярно читаете в СМИ о том, как, с одной стороны, чиновники относятся к социальным проблемам простых граждан, а с другой – сколько украдено чиновниками в системе исполнительной власти.

— Вот поэтому статью Володина многие так скептически восприняли, я бы даже сказала — в штыки…

— Именно по этой причине! В свое время именно дворянство как служилое сословие государства тормозило отмену крепостного права и проведение реформ. Зачем им с кем-то согласовывать программу социально-экономического развития, а потом отвечать за ее выполнение? Вообще, зачем для них эта программа!

Нужно по всей вертикали включать в формирование исполнительной власти и контроль за ее деятельностью не только федеральный парламент, но и парламенты субъектов федерации, и местные советы. Дополнить этим механизмы, созданные президентом. Чтобы он реально мог выполнить функцию арбитра в спорах между парламентом и правительством, обеспечить сдержки и противовесы и политическую стабильность.

— Можно ли сказать, что система власти, рожденная в 1993 г., пришла в негодность?

— Нет, не в негодность. В нашей Конституции закреплены позиции, докоторых многим нужно еще дорасти. Её нужно дополнять. Реформировать. И предложения В. Володина можно взять за основу. 

Кстати, Володин знаком с нашей, крымской, формой правления — он уже здесь совещание проводил и, разумеется, интересовался нашей моделью, закрепленной Конституцией РК 2014г. При разработке ее идеологи сторонники федеральной формы правления от 93 г. настойчиво предлагали нам подобную же: мол, Госсовет Крыма не должен иметь никаких прав, он лишь согласовывает премьера и не имеет никаких полномочий по формированию правительства — раз; по утверждению программ социально-экономического развития — два; по контролю за деятельностью правительства — три. Представляете, и они ожидали, что крымчане будут соглашаться со всеми подобными предложениями!

 Споры в рабочей группе дошли до откровенного конфликта. Тогда кураторы вызвали на помощь Олега Морозова, ныне сенатора в Совете Федерации. Но Владимир Константинов с порога… нет-нет, там была абсолютно литературная речь, но смысл ее был в том, зачем республике парламент, который не имеет никаких полномочий по формированию правительства и контролю за его деятельностью, по утверждению программ социально-экономического развития?

Напомню, что, по Конституции 1998 г., парламент автономии после выборов согласовывал с президентом страны кандидатуру премьера и назначал его, а затем уже по предложению премьера назначал весь состав правительства, утверждал программы его деятельности, контролировал их выполнение и мог освободить от должности любого члены правительства

Морозов оказался думающим человеком. Он выслушал нас и тут же уловил суть конфликта. Говорит: хорошо, давайте ваши предложения — так мы добились варианта, при котором всех вице-премьеров и двух министров согласовываем в Госсовете.

Вопрос: а как быть с должностью главы республики? У Крыма есть собственный исторический опыт, — вы помните скандалы, конфликты между президентом Крыма и Верховным Советом. Мы учли эти ошибки: ликвидировали должность президента как таковую…

— Ну это не «мы» ликвидировали, это «уважаемый» Леонид Кучма в марте 1995-го ликвидировал!

— Нет, еще в сентябре 1994г. внесли изменения в Конституцию РК и отобрали правительство у президента. А когда Конституцию 1995г. принимали, сами же эту должность убрали. Зачем она: ну наобещает какой-то популист избирателям счастья во время выборов, получит единоличную власть… А что потом?

— Мешков много чего обещал — пенсии и зарплату в рублях…

— Чистый популизм, понимаете! И чем это закончилось? Разгромом той республики, которая в такой тяжкой борьбе создавалась.

— Да, это было полное усечение полномочий автономии.

— Результатом оказалось разрушение автономии: были отменены закон о разграничении полномочий, Конституция Республики Крым 1992 года… Дошло до абсурда: на своей территории Автономная Республика Крым была лишена права собственности на землю, природные ресурсы и пр. И бюджетных прав никаких… Тут и самая идеальная форма правления не поможет.

— Да, Мешков оставил после себя пепел…

— Правильное слово, пепел. Мы ходили по краю пропасти и еле-еле ушли от межнационального конфликта и сохранили автономию. С огромным трудом и большими потерями вышли затем на Конституцию 95 года, которую Конституция Украины 1996г. перечеркнула полностью. В конце концов приняли Конституцию АРК 1998г. с парламентской формой правления, при которой президент Украины согласовывал нам кандидатуру премьера, мог отменять акты Совмина и приостанавливать нормативные акты Верховного Совета. То есть у нас была де-юре парламентская форма правления, но с сильными контрольными полномочиями у президента страны.

— Возвращаемся к Конституции 2014 г. и Олегу Морозову.

— После заявления Константинова Олег Викторович сказал: давайте обсудим, что вы хотите. В конце концов мы вышли на то, что Глава Республики избирается Госсоветом, а не прямыми выборами. Он возглавляет правительство и отвечает за его деятельность. А поскольку его полномочия производны от парламента, он должен учитывать предвыборные программы и позицию Госсовета по тем или иным вопросам.

Как уже говорилось, у нас парламент республики согласовывает всех вице-премьеров и двух министров — жаль, правда, что не ключевых — министров финансов и экономического развития. Кроме того, Госсовет Крыма утверждает программы социально-экономического и культурного развития. То есть, наделен конституционными полномочиями, которых Госдума РФ не имеет. Но это максимум, что мы смогли тогда закрепить.

— А теперь к нам Вячеслав Володин ездит за опытом?

— Володин по всей стране ездит, изучает, а в разных субъектах Федерации разные Конституции, разные формы правлениякоторые заслуживают изучения.

— Скажите, за прошедшие пять лет наш механизм работы власти, принятия решений по управлению республикой оправдался — или и в Крыму есть пробелы в Конституции?

— В той ситуации мы сумели добиться многого, но не всего, и это нужно как-то восполнять. В крымской Конституции 2014г., как и в федеральной, нет ни одного слова о контрольных полномочиях парламента за деятельностью правительства, об освобождении от должности конкретного члена правительства, назначаемого без согласования с Госсоветом. Ни слова! То, о чем говорит и Володин. Полномочия Главы Республики по определению основных направлений развития и ничем не ограниченное право «вето» обеспечивают, на мой взгляд, доминирующую позицию этому институту власти и правительству и позволяют блокировать любые законные инициативы Госсовета, парламентских партий и депутатов. И это может свести на нет все положительные аспекты формы правления.

— А Счетная палата, скажем? Это не то?

— Счетная палата — это орган при парламенте, Уполномоченный по правам человека — это уполномоченный при парламенте, как и Уполномоченный по правам ребенка. То есть Счётная палата может прекрасно работать, выдавать анализ, где и что неправильно делается, но их выводы упираются в отсутствие контрольных полномочий у самого парламента. И это отражается на эффективности всей работы.

— В общем, понятно. У вас огромный опыт, поэтому наверняка вы знаете, что Володин не просто так это заявление сделал…

— Безусловно!

— На ваш взгляд, до следующих думских выборов-2021 можно успеть провести через Госдуму такие предложения?

— Нужно. Вячеслав Викторович предложил обществу обсудить этот вопрос. Ему нужна поддержка. Кстати, были еще статьи В. Зорькина, председателя Конституционного суда, комментарий С.Шахрая – одного из авторов действующей Конституции РФ.

— Но ведь сколько лет уже прошло, пора пересмотреть положения, которые мешают стране развиваться!

— Вы правы. Время идёт, и пора восполнять эти «пробелы». Если идею Володина разумно объяснить и развить, чтобы люди поддержали, чтобы субъекты федерации поняли и сказали: так, дорогие, а давайте-ка и нам полномочия по формированию наших правительств, программ их деятельности и контролю за выполнением — тогда у Володина появится поддержка.

Думаю, что на сторону этой идеи и Президент встанет.

— Тогда почему до сих пор президент не внес предложения по корректировке Конституции?

— А вы думаете, Володин не обговорил с ним свои предложения? Решение проблемы функционирования власти должно быть комплексным и тщательно продуманным. Помните, недавний крымский опыт и парламентскую вольницу, когда здесь, в этом парламенте, творилась чуть ли не настоящая война — всё власть делили. В 90-е в нашем парламенте через отдельные фракции проводились, в том числе и интересы, извините, ОПГ! И с каким трудом все это нужно было переломить, чтобы сформировать нормальную власть! Отменить депутатскую неприкосновенность. Возвратить деятельность парламента в рамки закона, оградить правительство от парламентского произвола, ликвидировать ОПГ и т.д. и т.п.

В России Президенту, кроме того, о чем мы уже говорили, пришлось ставить на место распоясавшийся олигархат, разгонять «семибоярщину», возвращать государственную собственность в активы корпораций, природные ресурсы и делать много чего еще. Он создал базу для последующих реформ. Идея должна созреть, быть обоснованной, понятой и поддержанной.

Будем следить за ситуацией, вносить предложения. Можем в РК в порядке эксперимента отработать более эффективную модель формы правления. В стране еще многое можно изменить к лучшему. Но без эффективной системы власти, работающей на народ, ничего не получится.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 7

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сергей Донич: У людей в Крымском федеральном сегодня глаза горят!

Алла ГОРЕВА

«Донецкие сепаратисты» победили симулянтов и фашистов

Игорь СЫЧЁВ

Русофобия – это когда слово «русский» считают только прилагательным