Крымское Эхо
Новороссия

Доживем до урожая

Доживем до урожая

Поддаться, чтобы победить — это также одно из основных правил борьбы дзюдо. А при президенте Владимире Путине принципы искусства дзюдоистов везде, где только получается, стали еще и почерком российской внешней политики. Решено продать комплексы противовоздушной обороны С-400 Турции, а дальше, может быть, и Саудовской Аравии, но это потому, что американцы, хоть и строят кислую физиономию, но драться из-за этого не собираются.

Сложнее с Ираном. На прошлой неделе появились даже целые статьи о том, что поставки новейших систем противовоздушной обороны в страну персов пока надо заблокировать. Потом, правда, пошли опровержения этих известий.

Но по вопросу Ирана Россия, возможно, и поддается, но это оттого, что президент Трамп Тегерану грозит, но на больше, чем на бряцание оружием у иранских берегов вроде посылки туда группы боевых кораблей во главе с авианосцем «Авраам Линкольн», не пойдет. Не слишком оно надо, когда в Америке скоро опять избирательная кампания, уже президентская.

Трампу, как собравшемуся на второй срок, выгоднее было бы нагнуть как-нибудь Иран, не расчехляя пушек, чтобы затем рассказывать американским избирателям и остальному миру, как Соединенные Штаты могут достигать чего им надо простой демонстрацией силы.

Россия при таком представлении не хочет слишком уж связывать себя позицией Ирана, который почувствует себя гораздо более сильным, чем сейчас, если купит комплексы С-400. А там будет видно, что выйдет, если сегодня как будто поддаться.

Но вот на киевском направлении играть в поддавки или применять «мягкую силу», то ли идти «гибким путем», как дословно переводится термин «дзюдо», что-то не получается. Всякие заходы и обходы в виде приема у себя чемпионатов, мировых первенств и разных международно-светских раутов киевскую власть не достают. Из Киева и при Зеленском доносится та же дудка, что и все последние пять лет. Определенные ноты звучат даже резче.

С 1 июня вступил в действие запрет на продажу бывшей Украине российских угля и светлых нефтепродуктов, но на фронте от этого тише не стало.

И это, как видно, потому, что наставники и снабженцы киевской власти на территории, вплотную примыкающей к России, в спортивные игры не играют и светских прогулок не устраивают. Наоборот, еще толком не сформированной администрации Зеленского, что между прочим показала и одновременная высадка в Киеве 30-31 мая министров иностранных дел четырех европейских государств — Германии, Франции, Польши и Швеции — рекомендовано уперто стоять на том же и там, на чем и где киевская политика в отношении Донбасса и России стояла и раньше.

Еще и из Вашингтона было обещано подкинуть Киеву 300 миллионов долларов, в том числе 100 миллионов на приобретение летального оружия. А в американском конгрессе в это же время зарегистрировали проект закона о предоставлении бывшей Украине статуса главного союзника НАТО среди стран, формально не входящих в альянс. Пока это, конечно, бумага, но для киевской власти довольно и ее, тем более, что бумагой и всем, что к ней прилагается, вполне довольна она сама, хотя, понятно, что Киеву хотелось бы большего.

Тут надо также понимать, что подачки в две-три сотни миллионов долларов или даже меньше киевской власти заменяют реальную экономику и то, что в привычном смысле называется экономической политикой. Одно только объявление о таком поощрении действует на Киев, как возбуждающий наркотик. И это, как раз, то, что надо. Ведь еще из опыта классических войн 20-го века известно, что таблетки-транквилизаторы, к слову, не слишком сложные по своему составу и технологии производства, способны замещать воюющим людям все виды довольствия, включая продовольственный паек.

Поэтому естественно, что, непринужденно приводимая к нужной кондиции, киевская власть, кроме прочего, вернула в качестве главы своей делегации на Минских переговорах Леонида Кучму. За свой прежний срок пребывания в этой должности экс-президент бывшей Украины, если что и доказал, так только то, что он специалист тянуть резину, чтобы приводить переговоры ни к чему.

Интересно было бы подсчитать, сколько за время прежнего кучмовского руководства киевской делегацией на переговорах в Минске Донбасс потерял своих людей.

 Ну, а то, что Зеленский в ходе своей первой в качестве президента поездки в Брюссель, которая состоялась 4-5 июня, обсуждал там с чиновниками НАТО и Европейского союза «стратегию возвращения Крыма», лишний раз подсказывает, куда Киев собирается тянуть всю свою прежнюю внутреннюю и внешнюю политику.

Приятные разговоры в Брюсселе еще не успели начаться, когда минометчики украинской армии утром 4 июня обстреляли в Донецке поселок шахты «Октябрьская». Одна из мин калибра 82 миллиметра попала в купол мечети, находящейся на улице Маршала Жукова. В мечети по случаю мусульманского праздника Ураза-Байрам, несмотря на то, что был только восьмой час утра, уже собрались люди, около 20 человек. Никто из них не пострадал лишь по счастливой случайности.

Однако видно, что литературная классика об обстрелах германской артиллерией еще во время Первой Мировой войны Реймского собора, не стареет.

Кроме этого, элементарная тактическая азбука ориентирами и целями для артиллерии и минометов определяет любые объекты, возвышающиеся над общим ландшафтом. Мечеть, с ее куполом и минаретом, попадает в эту категорию также естественным образом.

А по итогам суток 4 июня вышло так, что на донецком фронте погибли трое украинских военных. Совпадение также подозрительное с времяпрепровождением Зеленского в столице Североатлантического альянса и Евросоюза и очередным раундом Минских переговоров с вернувшимся туда Кучмой, что прошло 5 июня.

Кстати, и общее количество обстрелов территории ДНР за сутки 4 июня подобралось к трем десяткам, достигнув 29 раз.

Зеленский словно этого и ждал. Находясь в Брюсселе, он именно 5 июня, поставил перед своим натовскими и европейскими смотрящими вопрос «об открытой демонстрации агрессии со стороны РФ».

В Минске, где также 5 июня, после полуторамесячного перерыва вновь собралась Трехсторонняя Контактная группа, опять вырисовалась знакомая картина. Леонид Кучма предложил заключить перемирие по случаю уборки урожая. Более предметно эту киевскую идею должны обсудить в Минске 19 июня, когда Контактную группу запланировано созвать в следующий раз.

Такие перемирия, еще в первую бытность Кучмы главой украинской делегации, следовали одно за другим: новогодние, первомайские, урожайные, по случаю начала очередного учебного года и прочие. Толку от них только не было никакого.

А предложение заключить новое урожайное перемирие поступило под аккомпанемент брюссельских излияний Зеленского насчет того, что вся цель его жизни — давить на Россию и что, если Украина вступит в Европейский союз, то это будет окончательным крахом «проекта Российской Империи».

И не важно, то ли это — анекдотическое совпадение или сознательный плагиат с того, о чем всего несколько недель назад без устали распространялся предшественник Зеленского в президентском кресле — Петр Порошенко.

Бесконечные, но ничего не меняющие по сути договоренности о прекращении огня киевской власти нужны только для того, чтобы выигрывать время и отвлекать внимание от ее истинных намерений.

Замечено также, что у России, помимо дураков и дорог, есть еще одна постоянная беда — ее границы. Ни одной спокойной, кроме разве что той, что проходит по Северному Ледовитому океану. Моржи и тюлени войн ведь не начинают. К такому выводу пришла как-то еще Екатерина Вторая. Хотя, как видно теперь, и это в прошлом.

С некоторых пор и Арктика рассматривается как зона стратегического соперничества, а следовательно и потенциальный театр военных действий. Недаром же в России сформированы войска, специально обучаемые ведению боевых действий в условиях заснеженной тундры и арктических ледников.

Но внутри России присутствует еще одна проблема, грозящая поставить крест на ее существовании. Не далее, как 3 июня российский миллиардер Виктор Вексельберг признался, что американские санкции, введенные против России, под которые попал и он, для него — тотальный личный кризис. Себя он давно уже ощущает человеком мира, но сейчас вдруг не может поехать к дочке и внуку, которых отправил на постоянное место жительства в США. С родными людьми финансовый магнат, претендующий на фигуру мирового масштаба, может теперь встретиться только на нейтральной территории.

Если Россия даст слабину перед проблемами, обступившими таких, как Вексельберг, то украинский флаг вновь может быть поднят над Донецком и Луганском, а там, словно по эффекту домино, попадает и все остальное.

Тем не менее, и в такую Россию в мире продолжают верить и надеяться, как на последнюю надежду.

В начале мая этого года перед 74-й годовщиной Победы в Великой Отечественной войне в Москву приезжал испанский художник Аугусто Феррер-Далмау, он подарил Министерству обороны России свою недавно написанную картину «Алеппо. Помощь пришла».

Вместе с художником картину представил и его давний знакомый, писатель Артуро Перес-Реверте, автор многих романов, в том числе «Танго старой гвардии» и «День гнева». В 2019 году должен выйти новый роман Переса-Реверте – «Ева». Писатель также не из тех, кто знает о войне только понаслышке — он сам с удостоверением военного корреспондента выезжал в разные «горячие точки» современного мира.

Роман «День гнева» рассказывает о восстании жителей Мадрида против французских оккупантов, которое произошло 2-3 мая 1808 года. Этому событию посвящена известная картина Франсиско Гойи «Расстрел повстанцев Мадрида 3 мая 1808 года».

А на последней странице романа «День гнева» один из его главных героев, лейтенант испанской артиллерии Рафаэль де Аранга, слушает горькие слова своего брата, также участника только что разгромленного восстания, армейского интенданта Хосе: «Ты видишь? Все наши мечты и надежды разбиты и, наверное, навсегда». Но старший брат, глядя в окно на горящий Мадрид, повторяет как бы про себя: «Это мы еще посмотрим, еще посмотрим…»

У художника Феррер-Далмау есть также картина на батальный сюжет «Последняя терция». На полотне запечатлен последний эпизод из разгромной для Испании битвы при Рокруа, происшедшей 19 мая 1643 года. Тогда испанцы потерпели сокрушительное поражение от французов. Терция — это название подразделения, а также боевого порядка, существовавших в армии Испании в 15-17 веках. В состав терции входили солдаты, вооруженные одни — длинными пиками, другие — мечами и третьи — огнестрельным оружием, мушкетами. На поле боя терция выстраивалась в четырехугольный строй – каре, наиболее подходящий для отражения атак кавалерии противника.

На картине Аугусто Феррер-Далмау изображена последняя боеспособная терция, она стоит, ощетинившись пиками после того, как отослала ответ на французский ультиматум: «Мы благодарим герцога Энгиенского за любезное приглашение сдаться, но мы — испанцы, и умрем там, где стоим».

Вероятно, что «последнюю терцию» видят сейчас и в России. Но надеются, что она не погибнет, а выйдет из, казалось бы, безнадежного боя победителем.

Только для того, чтобы выйти победителем из глобальной схватки, разворачивающейся сегодня, России, рано или поздно, придется делать выбор между проблемами денежных мешков и теми, кто вопреки всему остается на поле боя.

Но это — философия и оценка перспектив. А пока доживем до нового урожая, чтобы удостовериться, как из очередного «кучмовского» перемирия выйдет прямо противоположное тому, что декларируется.

Фото — Cxid.info

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Маневры на фронте и в тылу

Игорь СЫЧЁВ

Партия переходит в эндшпиль

Алексей НЕЖИВОЙ

Не надо что-то прятать и самим прятаться

Игорь СЫЧЁВ