Крымское Эхо
Культура

Жизнь, застывшая в абсурде

Жизнь, застывшая в абсурде

СТУДЕНТЫ ПОКАЗАЛИ КЛАСС НА СВОЕМ КУРСОВОМ СПЕКТАКЛЕ

Война сама по себе нечто абсурдное: маленький человек, призванный государством, облеченный им же правом убивать, идет на войну и убивает, зачастую не понимая, зачем он это делает и почему он обязан это делать.

Типичный взгляд из Европы, страны которой в свое время сдались Гитлеру кто за неделю, а кто и за два дня, увидев у своих границ полчища фашистов. Одно только это для наших дедов, так дорого заплативших за Победу, было абсурдом: как можно не взяться за оружие, чтобы защитить свой дом, свою Родину?

Впрочем, Гитлер был милостив к европейцам: пожалуй, они и десятой доли не испытали того, что пришлось выдержать нашим предкам и нашей стране. Но прошумевшая над ними Вторая мировая оставила глубокий след в их мозгах, мыслях, памяти. Психологи учат: чтобы легче пережить трагедию, надо о ней говорить, дать выговориться.

Владимир Косов приглашает на спектакль и рассказывает о новой сцене

Фернандо Аррабаль — испанский писатель, сценарист, драматург, в середине прошлого века написал пьесу с незамысловатым названием «Пикник», но рассказал в ней не о только что отшумевшей войне, а еще о Первой мировой. А ведь там для маленького человека еще больше было непонятного и страшного…

Пожалуй, лучше не придумать рассказать о его переживаниях его, маленького человека — булочника или фотографа, кондуктора или учителя — языком абсурда. Ведь на войне всё абсурдно, и самое главное — совсем нет границы между жизнью и смертью.

Границы между прошлым и нынешним, между актером и зрителем нет, а все действие крутится вокруг такой многозначной песочницы

Владимир Косов, главный режиссер Крымского музыкального театра, снова удивил: на этот раз он выступал в качестве преподавателя местного «культурного» вуза (КУККиТ): его группа режиссеров четвертого (предпоследнего) курса сдавала курсовой спектакль по Аррабалю. Как позже пояснил сам Косов, готовили они его сами, режиссуру на себя взяла их однокашница Люда Ким, он лишь «направил мысль в нужное русло», а не «возюкался с группой».

И теперь преподаватели вуза сидят и рассуждают, что же делать с этим спектаклем, поскольку он вполне готов идти к широкому зрителю. Он состоялся!

В бой пошли санитары…

Вопрос в другом: готов ли широкий зритель к такому действу? Неподготовленный, он поначалу решит, что актеры сошли с ума: как совместить то, что на десяти квадратных метрах одновременно идет пикник с вполне современной горой мусора, который оставляют нынешние «пикникующие», с театром военных действий, который развернулся одновременно на этих же самых метрах? Или когда дочь в военной форме тут же признает себя сыном пары, которая приехала на этот самый пикник, — получается какой-то «сынодочь»!

Вот санитары бегут с носилками-афишей спектакля, разыскивая хоть какой-то труп, а мать семейства соглашается сойти за него, потому что порезала пальчик и разрешает себя «панахать»…

По ходу пьесы в действие включаются и зрители

Пожалуй, заниматься пересказом происходившего на экспериментальной площадке, открытой в рамках Года театра в фойе музыкального театра, не буду: гиблое это дело.

Абсурд на сцене нужно смотреть, отключившись от всего, не пытаясь понять сюжет — тогда в тебя само войдет понимание того, что хотел сказать и автор пьесы, и режиссер, и актеры (в данном случае — будущие режиссеры). Спектакль будто рассыпается на тысячи сюжетов, «жизней», вроде бы между собой даже не связанных. Для студентов — великолепная возможность в учебные сорок минут втиснуть все, чему научился, показать своего героя палачом и жертвой, больным психом и здоровым маленьким человеком, пытающимся выжить в страшной мясорубке войны.

Сколько на сцене было персонажей, спросили мы у ребят. Кто-то из них попытался посчитать: семь… Владимир Косов вмешался: «На самом деле здесь миллионы персонажей. Всё время мир воюет, к сожалению. Когда мы думали о курсовой работе, мы искали разные варианты, но нам показалось, что именно эта пьеса актуальна: война идет и сегодня, и никто не хочет остановиться. Ребята взялись за постановку этой пьесы — значит, тема их волнует. И это очень хорошо, что молодежь сегодня думает о мире…»

Экзамен сдан. Будущие режиссеры пока в одной песочнице

Любопытно, что группа в целом очень точно поняла замысел и автора, и главрежа. И, пожалуй, то, как ребята сделали эту свою курсовую работу, достойно только похвалы. Мне даже подумалось, что взрослые, опытные актеры вряд ли смогли справиться с этой задачей: тут нужны горящие глаза, бьющий через край энтузиазм, уверенность, что такая сложная работа по плечу…

Конечно, в конце состоялось обсуждение. Театр абсурда — пожалуй, самый сложный жанр, и ребята его освоили. Но предела совершенству нет, как известно. А пока взрослые думают, куда везти готовый спектакль, на какой площадке его показывать. Не исключено, что и вы, уважаемый читатель, сможете его увидеть. Не пропустите, вам непременно должно понравиться…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Душа и слово слиты воедино

Людмила РУСИНА

Третий Симбиоз открыл дверь Четвертому

Пленэр на стройке века: художники пишут Крымский мост

.