Крымское Эхо
Культура

200 лет назад родился тот, кто задал наш главный национальный вопрос

ОТВЕТ НА НЕГО ОН ИСКАЛ В ТОМ ЧИСЛЕ И В КРЫМУ

Двести лет назад, 28 ноября (10 декабря по новому стилю) 1821 года родился человек, который задал один из наших главных национальных вопросов: кому на Руси жить хорошо?

Помните Николая Алексеевича Некрасова:

«В каком году — рассчитывай,
В какой земле — угадывай,
На столбовой дороженьке
Сошлись семь мужиков:
Семь временнообязанных,
Подтянутой губернии,
Уезда Терпигорева,
Пустопорожней волости,
Из смежных деревень:
Заплатова, Дырявина,
Разутова, Знобишина.
Горелова, Неелова —
Неурожайка тож,
Сошлися — и заспорили:
Кому живется весело,
Вольготно на Руси?

Рядом можно поставить, пожалуй, только Александра Герцена с «Кто виноват?» и Николая Чернышевского с «Что делать?»

Ответ на вопрос: «Кому на Руси жить хорошо?» — Николай Алексеевич Некрасов искал всю жизнь, в том числе и у нас, в Крыму, в Ялте, где он написал последнюю часть знаменитой поэмы – «Пир на весь мир».

Сегодня Некрасов находится как бы в тени других русских писателей – Пушкина, Толстого, Чехова. Это касается его места как в литературе вообще, так и в литературной истории Крыма. Между тем, Некрасов — действительно большой русский поэт, чей грандиозный двухвековой юбилей точно стоит того, чтобы быть отмеченным.

В годы Крымской войны именно у Некрасова в «Современнике» впервые увидели свет знаменитые «Севастопольские рассказы» Льва Толстого.

30 апреля 1855 года Толстой писал из Севастополя Некрасову: «Вы уже должны были получить статью мою «Севастополь в декабре»» и обещал ежемесячно присылать два, три или четыре материала о войне разных авторов.

Николай Алексеевич и сам собирался ехать в Севастополь в дни войны. «Хочется ехать в Севастополь, — писал он Тургеневу 30 июня — 1 июля 1855 года. — Ты над этим не смейся. Это желание во мне сильно и серьезно — боюсь, не поздно ли уже будет?».

Тогда же в рецензии на напечатанную в «Современнике» брошюру «Осада Севастополя» Некрасов замечал: «Несколько времени тому назад корреспондент газеты «Times» сравнивал осаду Севастополя с осадою Трои. Он употребил это сравнение только в смысле продолжительности осады, но мы готовы допустить его в гораздо более обширном смысле, именно в смысле героизма, которым запечатлены деяния защитников Севастополя… Мы решительно утверждаем, что только одна книга в целом мире соответствует величию настоящих событий — и эта книга «Илиада».

Наконец, обратился к теме Крымской войны Николай Алексеевич и в собственном творчестве, в поэме «Тишина», написанной в 1856-1857 годах:

«Свершилось! Мертвые отпеты,
Живые прекратили плач,
Окровавленные ланцеты
Отчистил утомленный врач.
Военный поп, сложив ладони,
Творит молитву небесам.
И севастопольские кони
Пасутся мирно… Слава вам!
Все были там, где смерть летает,
Вы были в сечах роковых
И, как вдовец жену меняет,
Меняли всадников лихих».

Однако жизнь сложилась так, что в Крым Некрасов в конце концов попал только в августе 1876 года — уже будучи смертельно больным. Попробовать полечиться на полуострове ему посоветовал знаменитый доктор Сергей Петрович Боткин, который сопровождал царскую семью на отдыхе в Ливадии, но тем не менее находил время присматривать и за поэтом, поселившимся в ялтинской гостинице «Россия».

«Прибыл я сюда хорошо, здоровье не до отчаянья плохо, но боли те же, сон плох, похудел я, как скелет, ноги едва двигаются. В одном успех – желудок стал лучше работать. Если он наладится, то, говорят, и всё придет в порядок. Посмотрим», — писал Некрасов в одном из писем.

И далее: «Даже я в моем трудном положении нахожу минуты, когда море и здешняя природа вообще покоряют меня и утоляют. Выезжаю теперь по утрам каждый день, всего чаще в Орианду – это лучшее, что здесь пока видел; проходит в езде и прогулке от полутора до двух часов весьма приятно». «Погода здесь и природа — чудо», — характеризовал поэт Южный берег Крыма.

Как уже говорилось, именно в Ялте Некрасов написал заключительную часть поэмы «Кому на Руси жить хорошо», которая называется «Пир на весь мир»:

«Над Волгой, как набатные,
Согласные и сильные
Гремели голоса:

Доля народа,
Счастье его,
Свет и свобода
Прежде всего!

Мы же немного
Просим у бога:
Честное дело
Делать умело
Силы нам дай!»

Увы, исцелиться от смертельной болезни в Крыму Некрасов не смог – у него был рак. Поэт умер 27 декабря 1877 года (8 января 1878 по новому стилю) в Санкт-Петербурге. А ответ на поставленный им вопрос, также, как и на вопросы, сформулированные Герценом и Чернышевским, на Руси ищут до сих пор.

Кстати, напомню варианты ответа на вопрос «кому на Руси жить хорошо?», которые предлагали герои поэмы:

«Роман сказал: помещику,
Демьян сказал: чиновнику,
Лука сказал: попу.
Купчине толстопузому! —
Сказали братья Губины,
Иван и Митродор.
Старик Пахом потужился
И молвил, в землю глядючи:
Вельможному боярину,
Министру государеву.
А Пров сказал: царю…»

В 1971 году, к 150-летию со дня рождения классика, в Ялте появился сквер Некрасова. А в 2021 году – году двухсотлетия поэта — депутаты Ялтинского городского совета приняли решение установить там памятник поэту, однако пока, увы, эта инициатива остается нереализованной.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 2

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Фестиваль моноспектаклей «Таврический пердимонокль»

«КУКАRТ» наш!

Юлия СОЛОД

Есть у безграничности начало, нет у безграничности конца.

Оставить комментарий