Крымское Эхо
Архив

15 минут правды на фоне политики

Темой пресс-конференции, прошедшей в среду в Симферополе, были объявлены «Проблемы выделения земли крымским татарам». Анонсировалось участие инициативной группы из села Чистенькая: Хатидже Куртаметова, Сафинар Меметова, Ружди Баталов и главы КРО Народного Руха Украины Леонида Пилунского. Поэтому в небольшом зальчике ИПЦ собралось много народа: журналисты, операторы, наблюдатели от крымских татар и от спецслужб.

Сразу все пошло не так, как ожидалось. По какой-то причине из Чистенькой приехала только Хатидже Куртаметова; ожидая ее, в красноречии упражнялся депутат Леонид Пилунский, излагая в собственной интерпретации краткую историю крымскотатарского народа и историю Симферополя. Он сказал все слова, которые от него ожидали, — странным было только то, что, будучи депутатом Верховного Совета Крыма, он совершенно от него отмежевался («это власти виноваты во всем»), сообщил, что не принимал участия в назначении нынешнего крымского правительства, куда его теперь не пускают; говорил «они», а не говорил «мы».

Леонид Пилунский и Хатидже Куртаметова

Вспомнил проект строительства супер-порта на озере Донузлав, сторонником которого он является. Мнение «каких-то экологов», что это строительство погубит Евпаторию как курорт, Пилунский назвал «собачьей чушью». Главным он считает создание в Крыму рабочих мест, не зная, видимо, что для работы на таких объектах в автономии остро не хватает квалифицированной рабочей силы.

Короче говоря, он сделал все, чтобы после его рассуждений, растянувшихся на 25 минут, часть журналистов ушла, не дождавшись выступления Хатидже ханум. А выступление ее было ярким — хотя говорила она о вещах спорных, в ней чувствовалась мощная созидающая сила. После Пилунского ее речь, полная искренности, обаяния и житейской мудрости, воспринималась как свежий ветер после душного помещения.

– Я уроженка Большой Ялты, 1937 года рождения, я свободная гражданка Украины, — говорила она. — Мое заявление о выделении мне земельного участка лежит в поссовете с 1990 года. 12 раз мне дали ответ о том, что земли нет, и я ее никогда не получу. Мы, крымские татары, вернулись на родину ни с чем, но не подошли ни к одному дому, не потребовали его вернуть. Дом моего отца (площадью 185 кв. м) над Артеком цел, в полной сохранности. Его приватизировала нынешняя хозяйка. Я выступаю от лица тех людей, которые по два десятка лет не могут получить клочка земли. Не называйте нас захватчиками, не путайте нас с рейдерами, которые из пистолетов стреляют друг другу в лоб, чтобы овладеть санаториями, где раньше лечились наши туберкулезные дети. Это моя земля, я буду об этом говорить. После себя я оставлю внукам и правнукам завещание: любить свою родину нужно так, как крымские татары. Мы оставили в Узбекистане дома и квартиры и даже не обернулись, не посмотрели. Не надо писать о нас плохо. Мы никого не пугаем ни взрывчаткой, ни газовыми баллонами. Газовые баллоны есть — но ведь жить нам как-то надо?

– Кого вы считаете депортированными? – спросили мы Хатидже ханум. – В этом году исполняется 18 лет детям, родившимся в 1990 году. Большинство из них родились уже здесь, они – тоже депортированные?

– Нет, по закону депортированными считаются крымские татары 1956 года рождения и старше. Нас, депортированных, мало осталось. Остальные – это члены их семей.

– Сейчас тысячи крымских татар стремятся поселиться вокруг Симферополя. Чем они собираются заниматься? Сейчас вас интересует только земля. Но через два года вы заговорите о работе. Что тогда будем делать?

– Работы в сельской местности нет. Кто виноват? Те, кто разворовали совхозы, порезали старые трактора на металлолом. По телевизору что показывают? Извините, но на весь мир скажу: только с… и п… Показывают, что мы доим коров? Показывают, что я сама 200 барашек пасу? Посмотрите на мои сапоги!

– А ваша молодежь хочет пасти барашек? Или хочет высшее образование?

– Моему внуку сейчас 13 лет. Он доит корову и бегает за барашками. Но, конечно, мы хотим, чтобы он получил высшее образование. И получит! А потом пусть продолжает пасти, пусть считает их с высшим образованием!

– Много ли смешанных браков, считаете ли вы детей от смешанных браков крымскими татарами?

– Есть смешанные браки, в последнее время – больше из-за квартир. А ребенок вырастет, в 16 лет сам решит, какой он национальности, мусульманин или христианин, мы против ассимиляции, но ни на чем не настаиваем.

…Кроме нас, никто не имел вопросов к Хатидже Куртаметовой. Она пригласила нас на кофе в свою «хижину», Леонид Пилунский прокомментировал ее слова и закрыл мероприятие.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Если не дано, так это навсегда

Борис ВАСИЛЬЕВ

Крым. 15 апреля

.

Генерал Ласкин: второй раз в Крыму

.