Крымское Эхо
Культура

Праздник поэтического урожая

Праздник поэтического урожая

Истинная поэзия – это лекарство для души, возможность отрешиться от серых будней и невероятное погружение в миры, созданные творческим воображением авторов. Тёплым августовским вечером в симферопольском «Атриуме» собрались молодые крымские поэты – Анфиса Самойлова, Александр Настасьин, а также гостья из Москвы – поэтесса Надежда Россихина, устроившие для своих почитателей настоящий «Праздник урожая во дворце труда». Именно так называлась их необычная творческая программа.

Урожай, и правда, собрали немалый: несмотря на то, что каждый из авторов обладает своим индивидуальным «почерком», на суд зрителей они представили произведения о чувствах, на которые так живо откликаются души каждого из нас: о добре, о ненависти и о большой любви.

Поэзия Анфисы Самойловой с первой строки заинтриговала слушателей своей парадоксальностью. Ведь порой она звучит по-чеховски трагикомично, а порой – задумчиво-философски. К первой категории можно отнести стихотворение «Сидя дома на карантине, Буратино пишет Мальвине…», рассказывающее о «карантинных» буднях известных сказочных героев. Такая ситуативная интерпретация не случайна: не зря говорят, что «нам юмор строить и жить помогает». И иногда лишь это умение подмечать веселое помогло многим людям пережить психологические сложности периода самоизоляции.

Но не только юмор занимает достойное место в поэзии Анфисы. Есть там и глубокие лирические произведения о любви, когда автор спокойно и зрело пишет о давно прошедшем и «отболевшем» чувстве: «Но сердце не ранит прощенная боль: ты знаешь – лишь память навеки с тобой». И, тем не менее, даже здесь подспудно скрыта некая самоирония. Именно это качество разглядел один из преданных поклонников творчества Анфисы Роман Прокофьев, написав на ее стихотворение авторскую пародию, в которой вместо сердечных мук во главу угла ставятся страдания физического порядка.

Такая поэзия помогает отвлечься, увидеть невероятное в очевидном, рассмотреть самую неожиданную игру слов, как, например, в стихотворении:

Ландыш – финиш, идиш, вкладыш.
Ландыш, ладно гланды гладишь.
Ты на ладан, ландыш, дышишь.
Осязаешь, видишь, слышишь,
Как в шкафу скребутся мыши
И пищат, и пищу ищут.

Пышность пышет,
Писарь пишет.

С ландышем лаванда
Уезжает в Анды

При всей парадоксальности смыслов и средств выражения поэзия Анфисы Самойловой затрагивает и серьезные исторические темы, а именно – тему Великой Отечественной войны. Настоящим откровением для слушателей стало стихотворение «Там, на Синявинских высотах», в котором автор знакомит читателя с суровыми реалиями военного времени:
от Неизвестного Солдата
остался лишь глубокий след:
быть может, то прошел мой дед,
здесь воевавший в сорок пятом…

После неожиданных и многогранных произведений Анфисы Самойловой аккордом истинно мужской и по-своему брутальной поэзии прозвучали стихи Александра Настасьина. Автор активно дискутирует со слушателями, предлагая им честно ответить на каверзные вопросы, а то и просто разгадать необъяснимые, порой глобальные, загадки. Именно так прозвучало для всех собравшихся стихотворение под лаконичным названием «Про неё»:

Ты можешь встретить её
на обочине или в роскошном особняке,
в праздничный, выходной или рабочий день,
с водой или коньяком в руке.

И пока слушатели настойчиво пытались искать ту самую «незнакомку», о которой написано стихотворение, к последнему четверостишию разгадка стала очевидной: речь идет о смерти, которая рано или поздно настигнет каждого, не выбирая места или времени прихода, ибо, по словам автора, ее можно встретить, «гуляя по парку в обыденном или в офисе, надев жакет, ведь только Бог знает, сколько нам выдано дней, недель, месяцев или лет».

Александр Настасьин не обходит своим вниманием и тему, важную для каждого «волшебника слова», то есть поэта или писателя, а именно – тему творчества как неотъемлемой части жизни. В стихотворении «Хороший поэт» он обнажает все стереотипы, связанные с представлениями о поэтах, открыто бросая им вызов:

Не называйте меня никогда поэтом,
Среди цветов поэзии стою предметом,
Поэты – Бродский, Маяковский и Мандельштам,
Я среди них всего лишь зарифмованный штамп.

Вообще, тема поэта и поэзии близка практически всем авторам. Александру Настасьину здесь свойственна вызывающая, порой даже эпатажная самоирония. Анфисе Самойловой, скорее, наоборот – некая элегическая печаль, смешанная с тревогой. Особенно ярко это проявилось в стихотворении «В поэтическом кафе», каждая строка которого свидетельствует о борьбе героини – молодой поэтессы со страхом забвения, неизбежного, как само время:

На салфетке царапаю строчки,
Убегая от страха стереться.
Помоги мне, кафе, одиночке,
Не стереться у зрителей в сердце!

Обнадеживающе и ободряюще для каждого поэта прозвучали слова нашей московской гостьи – поэтессы (или, как она сама себя называет – стихоблогера) Надежды Россихиной:

Поэты, писатели, верьте, мы будем известны;
Наш век назовут продающим и ярким словцом,
А мы – настоящие, острые, жгучие, дерзкие,
Мы мир украшаем и творчество в массы несем!

Яркая, искрометная подача и современно звучащие тексты – вот то, что поражает в творчестве Надежды с первого взгляда. Взгляд на человека с его неожиданной многослойностью органично сочетается с парадоксальным видением макрокосмоса, окружающего нас с рождения, а потому воспринимаемого как нечто само собой разумеющееся:

Вселенная говорит, у меня чешутся этажи,
меня будут сносить (реновация) через год;
во мне долго жили люди (сказали – вши),
во мне продолжался их человеческий род».

В описываемой Вселенной человек всё же играет не последнюю роль – ведь он сам создает это великое пространство вокруг себя, делает это, как может, как умеет, но оттого – не менее талантливо:
«Вселенная говорит, меня строили из надежд… из кирпичей, поправляют, не привирай». С точки зрения автора, человек — отнюдь не пешка в руках Создателя. Он по-своему глобален, вмещая в себя так называемую «мировую летопись» всего сказанного, написанного и пережитого:

Когда все разбегутся по комнаткам и мечтам,
Одинокие скурят депрессию на балконе,
Больше всех пострадает наш внутренний Нотр-Дам,
И обрушится шпиль у истории с криком: «помню!»

Человек не может восприниматься иначе, ведь только он способен на истинную любовь, способную на самопожертвование и созидание. При этом он сам предстает как Вселенная – огромная и непознанная: «Ты сегодня – мой космос, моя муза; ты сегодня тот, кому я посвящу свое завтра. Ты сегодня будь, пожалуйста, таким же вечным, как небо, и таким же, как море, непостоянным».

На этом празднике поэзии, любви, а также познания себя и мира выступали не только «хэдлайнеры», но и гости творческого вечера. Так, Марина Матвеева представила вниманию слушателей стихотворение «Вновь по улицам города…», вошедшее в книгу автора «Солнечное дно». В нем мастерски передано ощущение одиночества в толпе и потерянности из-за своей отличности от потребительской серой массы: «Не рыдаешь без сумки из крокодила… А всего лишь гердыня – и ищет кая».

Но в этом обществе вечных менеджеров трудно найти настоящую любовь. И даже фляга пуста, и «Нечем даже полить тебя, цвет без сада», то есть трудно отыскать в себе светлое и прекрасное, ибо век потребления намертво выхолащивает душу и «Нечем было б утешиться, кроме вер», и лирическая героиня всё еще верит, хотя близка к тому, чтобы отчаяться, оттого так кричит ее душа: «Вновь на улице города злая Герда раздает нам визитки… «Какого Кая?».

Речь автора очень богата окказионализмами, которые служат цели передать отчаяние мыслящего и чувствующего человека в среде, озабоченной лишь одним – «питаться, а не пытаться», копить материальное, а не духовное. Так интересен словотворческий ряд: «менеджрица» (жрица в «обществе менеджмента»); «менеджируешь» (жировать – «как сыр в масле кататься» в потребительской среде или расти, тянуться вверх ради самого роста, не принося плодов) и «менеджаровня» (даже лето в этом обществе «неандертальцев» не может быть обычным – солнечным и теплым, приносящим простые человеческие радости – оно иссушает, лишая жизненных сил и надежды).

В стихотворении «Литгер», также представленном Мариной, описывается литературный герой, идеальный в понимании автора, сочетающий в себе черты Геракла, Прометея и конунга-завоевателя:

Мой литературный герой в горах.
Там, где я ни капельки не была.
У него заложен в ломбарде страх.
У него две мысли: колчан, стрела.

По горам-лесам комариный писк.
Поплотнее стягивай плащ-шалаш.
Мой литературный герой в степи –
Там, где я хоть капелькой – но была ж!

У него оправою красоте –
пара усьих шрамов через лицо.
У него отравою чистоте –
Дома позабытовое кольцо.

У него в глазах сразу три жены,
На устах одна и в руках по две.
У него в сердцах сразу три страны
И одна, оставленная навек…

Своим творчеством слушателей также порадовали такие авторы, как Юлия Мельник, прочитавшая два стихотворения из своей новой книги «Лунные сказания», а также Эльвира Эмир-али Капнист, представившая поэтическую хронику своего путешествия в Милан. А атмосферности творческому вечеру добавило фееричное музыкальное выступление дуэта крымского музыканта Евгения Громова и певицы Лилиан Фрейзер.

«Праздник урожая во дворце труда» удался на славу! Много было «выращено и собрано»: стихов, песен, аплодисментов. Молодые поэты и писатели Крыма работают, творят и стремятся к новым вершинам. Так держать, друзья!

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4 / 5. Людей оценило: 4

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Искусство без границ

.

«Дети моря» в галерее Айвазовского

.

Творчество Владимира Высоцкого. Детский взгляд

Максим КУТЯЕВ