Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Необъяснённые загадки в истории татар полуострова Тавриды

Евгений ПОПОВ

Меня давно заинтересовали некоторые нестыковки в истории автохтонности татар Тавриды. В самом деле: если они прямые потомки предыдущего населения полуострова, то почему у Крымского Юрта никогда не было своего флота и, соответственно, даже начатков кораблестроения? Почему в меню народа начисто отсутствуют рыбные блюда?

 Если не выбрасывать из родословной татар самое древнее упоминаемое историками племя тавров, то надо помнить, что оно славилось своими пиратскими наклонностями и государства, сложившиеся на Чёрном море, вели с ними не всегда успешную морскую войну.

«Пиратская деятельность тавров нашла отражение не у одного греческого и даже римского авторов. Геродот, Страбон и Тацит описывали прибрежные племена тавров исключительно в мрачных пиратских тонах. Стоит иметь ввиду, что между описанием тавров у Геродота (484-425-й года до н.э.) и у Тацита (около 50-120-го года н.э.) лежит ни много ни мало 5 веков!»

 Мне трудно представить пиратов, не владеющих навигационным и кораблестроительным искусством, следовательно, хоть какие-то следы этого должны были остаться в культуре или эпосе их потомков.

Аналогично славились пиратством и готы, которые якобы были в числе предтечь татар на полуострове. Чтобы не продолжать, просто приведу в качестве примера сферы действия морских разбойников разных времён и племён.

Карта из книги Е. Ф. Шнюкова «Опасное Чёрное море»

Чтобы не увеличивать размеры статьи, сразу отвечу на упрёки оппонентов, что никаких следов навигационных или кораблестроительных навыков у татар Крымского Юрта никем зафиксировано не было. А раз не было, то и обсуждать «наличие отсутствия» не будем. Сразу перейдём к крымско-татарской кухне.

«…крымские татары жили в степях, горах и на берегах Чёрного моря. Издавна в основу блюд вошло мясо: конина, баранина, говядина…В XV веке знатный венецианец Амвросий Контарини писал, что основной пищей степных татар была лошадиное мясо и молоко…»

Причина этого была проста: известно, что крымские татары до середины XVII — начала XVII веков, видимо, крайне неохотно занимались земледелием. Для доказательства этого я просто приведу отрывки разных авторов того времени.

Мартин Броневский в XVI веке писал: «Хотя почва их очень плодоносна, однако немногие занимаются земледелием и хлебопашеством; большая часть не обрабатывают полей и не сеют хлеба… Греки-христиане, живущие в некоторых деревнях, работают и возделывают поля…».

Однако турецкий путешественник XVII века Эвлия Челеби в своей «Книге путешествий» утверждал, что татары не только не возделывают поля, но и вообще не едят хлеба: «А если они [т. е. крымские татары] поедят хлеба, то он прилипает к их сердцу, и они умирают».

Путешественник даже записал небольшой рассказ о нелюбви крымских татар к хлебу: «Они спрашивают: “А что такое хлеб? Откуда он берется?”. На этот вопрос отвечают так: “Хлеб выращивают на пашне. На мельнице его перемалывают в муку, и получается тесто, его пекут на огне”. Они изумляются: “Господи-Боже! Так вот что такое хлеб! Не этот ли самый хлеб, который выращивают на пашне, был причиной изгнания [пра]отца Адама из рая? «Озюмсокулурсе де бен оны ашамамдыр», то есть “Если я даже умирать буду, хлеба не съем!”».

Современник Челеби Джиованни Лукка почти подтверждает его мнение: «Перекопские татары едят мало хлеба, но много мяса, в особенности лошадиного». Получается, всё-таки хоть и немного, но едят! Хотя католический монах Доминиканского ордена Портеллид’Асколли сообщает своим читателям: «Крымские татары пашут и сеют; едят обыкновенный пшеничный хлеб». Исходя из этого текста, можно видеть, что татары всё-таки употребляли хлеб. Если непредвзято читать этих авторов, то получается, что кочевники медленно, но упорно переходили на более сбалансированную диету, которая стала предком нынешней крымско-татарской кухни.

Тогда откуда в книге столь парадоксальные сведения о боязни есть хлеб у Челеби, который как мусульманин наблюдал за жизнью татар со значительно более близкого расстояния, нежели христианские авторы того периода? Сложно полностью отвергать его сведения: достоверность им придает, к примеру, цитата на крымско-татарском языке, которую он приводит.

 На наш взгляд, услыхав от кого-то это интересное объяснение нежелания татар выращивать зерновые культуры и печь хлеб, путешественник попросту не мог удержаться, чтобы не записать его. На деле, конечно, крымские татары употребляли хлеб. Кстати, сведения Челеби очень похожи на сообщение Портелли о ногайцах: «Хотя многие из находящихся в Татарии ногайцев живут привольно, но среди простонародья немало таких, которые никогда не едят хлеба, а ногайцы, живущие в Скифии, не знают даже, что такое хлеб».

Сами видите, что питание татар полуострова было каким угодно, только не средиземноморским — в отличие от греков, проживающих на полуострове с VII века до Р.Х. и в чьей кухне рыба — это обязательный компонент питания.

Вообще, «рыба входит в ежедневный рацион жителей тех стран, которые расположены на побережье океанов или на островах морей и океанов.

Японская кухня состоит из морепродуктов: суши, похлебки из рыбы. Японцы и их соседи, корейцы и китайцы, едят рыбу каждый день.

Также рыбные блюда являются национальным достоянием в Норвегии, Швеции, Финляндии, Дании, странах Прибалтики.

В Португалии обожают треску и готовят 3000 различных блюд, еще волчий окунь популярен.

В Исландии ежедневное меню состоит из рыбных блюд.

В Чили, во Вьетнаме, на Кубе, странах Океании, на побережьях и островах Австралии, Новой Зеландии люди едят рыбу каждый день».

 Так почему у татар-жителей полуострова в питании практически отсутствует рыба? Думаю, причина в истории этого этноса. Хотя промеджлисовские авторы (меджлис — запрещенная в РФ террористическая организация — ред.) очень не любят, когда предков татар выводят из степей Монголии, но, тем не менее, я рискну сослаться на специалиста по кочевникам Азии Н. Л. Жуковскую:

«Скотоводством занимались монголы, проживавшие в степях и полупустынях Монгольского нагорья и Джунгарии, киргизы и казахи Синьцзяна, кочевые группы уйгуров Лобнора, Хотана и Хами и тибетцы Тибетского нагорья… Экологическая специфика Центральной Азии…во многом обусловили и тип хозяйства кочевников скотоводов и связанную с ним модель питания.

Ее основными компонентами были в равной степени и мясо и молочные продукты, от правильного соотношения которых в системе ежедневного, а в особенности круглогодичного питания зависело нормальное функционирование человека… В применении к пище год кочевников делился на два сезона: летний и зимний. Летний сезон…от отела скота до окончания переработки молока и заготовки впрок на зиму молочных продуктов.

 Рацион этого периода состоял в основном из этих самых продуктов, лишь изредка дополнявшихся каким-нибудь мясным блюдом, как правило, случайным: волк задрал овцу или коня, какое-либо животное забили по старости, случайная удача на охоте и т. д. Зимний рацион, более основательный, включал в себя мясо домашнего скота, забитого и заготовленного впрок в октябре-ноябре, приготовленные еще летом различные типы сыров, масло, печеные или вареные изделия из муки культурных злаков или просто слегка поджаренную муку из диких злаков, разводимую в воде или чае.

 С небольшими локальными отклонениями можно распространить эту структуру питания на всех кочевников рассматриваемого региона».[4]

Сами видите, что сказанное современным учёным почти накладывается на описания питания кочевников Тавриды несколько веков назад. Теперь о неприязненном отношении к рыбе современных татар, в качестве забавной иллюстрации приведу такой анекдот: «В Турции ходит устойчивая байка, что «чистокровных османов» — (см. тюрки) можно легко отравить бутербродом с красной икрой. Несовместимость, мол». В старину, до прихода русских «у соседей монголов и бурят — якутов считалось, что живущие рыбным промыслом — это беспросветные бедняки. Ибо не достойно питаться уважающему себя человеку рыбой. Ели такое только ленивые и нищие, те, кто не хотел или не мог по болезни держать скот».

Завершая статью, я вновь обращаюсь к труду Н.Л. Жуковской: «Завершая описание системы питания кочевников, следует сказать несколько слов о роли продуктов рыболовства и охоты в их рационе. Общепризнанно мнение, что монголы рыбу не едят и никогда не ели. Объясняют это часто нормами буддийской морали, запрещающей убивать живые существа, забывая при этом, что та же самая мораль не мешала монголам забивать скот и убивать дичь на охоте.

Дело не в запретах, а все в той же традиционной системе хозяйства и силе привычки скотовода только к мясу и молочным изделиям. Монголы, жившие в районе крупных озер и богатых рыбой рек, в голодные годы питались рыбой. Как говорит «Сокровенное сказание», Темуджин и его братья и их мать Оэлун в те трудные для них годы, когда умер отец, и остальная родня бросила их без помощи на произвол судьбы, кормились тем, что выкапывали коренья и ловили в Ононе хариусов, ленков и плотв.

И уж если не пренебрегал рыбой сам Чингисхан, то, наверное, в столь же экстремальных ситуациях не брезговали ею и остальные монголы. Били ее стрелами из лука, никаких рыболовных снастей у монголов так и не появилось вплоть до зарождения рыбных промыслов на крупных озерах уже в ХХ в».[1]

Длительное совместное проживание с русскими, катаклизмы истории этноса потомков кочевников в XX веке заставили татар Тавриды поступать по примеру их пращура, но любви к рыбе это не привело.

Фото вверху — с сайта BlackSeaNews


[1] Н. Л. Жуковская. Пища кочевников Центральной Азии (К вопросу об экологических основах формирования модели питания).

(Советская этнография, 1979, №5, стр. 65-75)

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 6

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *