Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

На ухабах лечения

Тамара КУЛЫБЫШЕВА

От болезни не зарекайся – такой вывод упрямо напрашивается после просмотра практически любого сериального «мыла», персонажи которых почти всегда проходят испытание на прочность больничной койкой. Подмечено достаточно точно: болезнь не щадит никого. Одно идет вразрез с действительностью: на телеэкране туча врачей, а на практике – их нехватка поражает, а местами и ужасает.

Кадровый дефицит – первое, о чем говорилось на «круглом столе», посвященном актуальным проблемам медицины Керчи. Ни один руководитель лечебного учреждения не обошел эту тему, а недавно избранный депутатом Госсовета республики Владимир Подлипенцев, главный врач Керченской портовой больницы на водном транспорте, охарактеризовал ситуацию «крайней степенью нехватки кадров», отчего страдают в равной степени и сами медики, и пациенты. А все потому, что городу катастрофически не хватает не только узких специалистов, к примеру, неонатологов в родильном доме, а, казалось бы, банальных терапевтов и участковых педиатров.

К примеру, в одной из трех районных поликлиник Керчи, где обслуживается треть населения города, терапевтический прием ведут три (!) специалиста, все пенсионного возраста, когда на одного врача по нормам должно приходиться 1700 человек, а самих врачей должно быть как минимум двадцать-двадцать пять. В детской поликлинике этого же района участковым педиатром много лет работает врач, которая официально числится пенсионеркой лет двадцать, и если уйдут эти «последние из могикан», на поликлиниках можно будет повесить замок.

Недостатка в претендентах на врачебные вакансии в Керчи нет – после вхождения Крыма в Россию сюда охотно бы приехали опытные и молодые специалисты. Но весь вопрос в том, что обеспечить их жильем город не в состоянии. Вот одной из больниц города крупно повезло: семейная пара врачей приобрела в городе жилье, а работой их загрузили с большой охотой. Главный врач первой городской больницы Керчи Валентин Азизов предложил переформатировать здание бывшей ведомственной железнодорожной поликлиники в общежитие для медиков, но оно настолько старое, что и стены, и коммуникации сто лет назад выработали свой ресурс, поэтому строительство нового может обойтись даже дешевле. Может быть, как временный вариант оно и годится, но только при условии, что правительство республики все же найдет средства для строительства ведомственного дома для медиков.

Столь же остро стоит вопрос будущего лицензирования лечебных учреждений. Удастся ли его пройти местным больницам, когда они и по уровню оснащенности, и по всем прочим параметрам застряли в прошлом веке? В частности, психоневрологический диспансер Керчи, где проходят освидетельствование не только те, кого в народе презрительно называют «психами», «алкашами» и «наркошами», а и вполне респектабельная публика, водители и претенденты на получение гражданства, шокирует с порога своей заскорузлой совковостью. Долго не могут прийти в себя и пациенты офтальмологического отделения Керчи, которые после его посещения возмущаются отсутствием воды, дышащими на ладан кушетками в коридорах, видом операционной, крашеным линолеумом.

Когда главный врач роддома Олег Тихолаз высказывает обоснованные опасения при прохождении лицензирования, вызванные недостаточным количеством стерилизационного оборудования, то реально хочется аплодировать его оптимизму, потому что это означает, что со всем остальным в его лечебном учреждении полный порядок. Хотя касательно оборудования этого не скажешь: из поданной заявки лечебное учреждение получило только один аппарат УЗИ, а имеющиеся дыхательные аппараты уже давно заслуженные «пенсионеры», на пять операционных и шесть родзалов ни одного нового.

Большие сложности возникают у врачей и пациентов, когда заходит речь о консультативных приемах узких специалистов и сдаче лабораторных анализов. Речь не об общем анализе крови, а гораздо более сложных исследованиях. Ради них приходится ездить из одного лечебного учреждения в другое, поскольку в каждом из них лаборатория имеет специализацию, поэтому онкодиспансер тянет всю цитологию Керчи, а первая горбольница – гистологию.

С упразднением управления здравоохранения города автоматически исчез институт главных специалистов, которые тоже работали не в одном лечебном учреждении, но хотя бы к ним можно было направить на консультацию ту же беременную с патологией. Сейчас такие вопросы решаются, что называется, кулуарно, по личной договорённости между главными врачами. Но сколько может быть таких просьб? Поэтому пациенты решают такие вопросы преимущественно за свои деньги, идя в платные клиники, где практически всегда видят на приеме прежнего главного специалисты города, который молотит стахановским методом: в государственной поликлинике и частной.

Причем, как и торговые работники, многие из врачей привнесли в свою частную практику худшие черты: равнодушие, черствость, а порой и неприкрытое хамство, считая, что при отсутствии профессиональной конкуренции им дозволено всё. Депутат Госсовета республики Владимир Подлипенцев сетует, что престиж врачебной профессии снизился, пациенты перестали ценить врачей, не испытывают к ним доверия. Всё это на самом деле есть, потому что не способен глубокий пенсионер быстро проглатывать и воспринимать новую информацию, угнаться за новинками фармакологии, осваивать новые методики лечения, современную аппаратуру, да многие компьютером – самой на сегодняшний день элементарной техникой – и той не пользуются.

Сколько досадных ошибок допускают врачи в диагностике болезней! Это для них досада, а для пациентов и их родных – вопрос жизни и смерти. Павел Валерьевич несколько лет жаловался на боли в поджелудочной, а его всё успокаивали: ничего страшного, в пределах возрастной нормы, прокапаем, пропьем, пройдем курс лечения, ни разу не послали на анализы. Когда все признаки болезни стали видны даже не медикам, еле упросили положить в стационар, и только там врач практически на пальцах поставила предварительный онкологический диагноз. Две недели он не мог попасть на прием к онкологу в поликлинике, а когда подошла очередь – о чем-то позитивном говорить было уже поздно. Это подтвердили и в республиканской больнице: неоперабельный рак поджелудочной.

Ладно бы больной сиднем сидел, не обращался к врачу, так нет – человек пекся о своем здоровье, посещал терапевта, который его наблюдал лет двадцать пять и проморгал страшную болезнь, когда можно было поймать ее на ранней стадии, и шестидесятилетнего мужчину не отправили бы теперь дожидаться смерти. Таких случаев наберется на Книгу рекордов Гиннеса, поэтому, наверное, имеет смысл, как предлагают руководители лечебных учреждений Керчи, создать в городе единый медико-диагностический центр. Безусловно, он будет платным, зато в нем можно обеспечить и полный комплекс лабораторных исследований, и консультативный прием узких специалистов всех направлений, и единую тарифную базу, потому что сейчас в частных клиниках города полный ценовой разброс. Подобный центр существует в Феодосии, значит, за опытом далеко ехать не придется.

Каждое лечебное учреждение – это не только общие, но и узкоспециализированные проблемы. Например, двухмесячное отсутствие наркотических препаратов в онкодиспансере заставило медиков отправлять пациентов в Краснодар, а экстренных оперировать в первой городской больнице. А главные врачи больниц единым фронтом выступают против методов работы «скорой», сотрудники которой заселяют койки стационаров больными, которым по показаниям госпитализация не показана. То есть или по причине недостаточной квалификации, или из-за боязни ответственности бригады «скорой», не оказывая требуемой помощи на месте, транспортируют больных в стационары. А там и без того полный швах.

Многие койки заняты лицами без определённого места жительства, которые иной раз занимают места в стационарах до трех месяцев кряду только из-за того, что им некуда деваться. Одно дело, когда есть показания для лечения, а другое – когда давят на жалость медиков. Эта жалость вычитается у них из зарплаты, потому что бомжи, как правило, не имеют элементарных документов вроде паспорта, не говоря уже о медицинской страховке. За их лечение фонд обязательного медицинского страхования не платит лечебным учреждениям, поэтому накануне зимы этот вопрос встает со всей остротой. По мнению главных врачей, необходимо организовать в городе так называемые сестринские койки, оплачиваемые за счет бюджета, чтобы и люди лечились, и медики не теряли в заработке. Иначе местная медицина будет и впредь неинтересна для профессионалов, которые уходят из государственных лечебных учреждений в частные клиники, а то и, наработав себе имя, переходят к занятиям приватной практикой на дому.

Фото с сайта veronicakravets.webukr.net

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *