Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Популизм и терроризм, Илон Маск и Луцк

Денис БАТУРИН

Теракт в Луцке стал очередным индикатором и показателем состояния украинской политики не только в ее публичном, но и в функциональном смыслах.

Хроника событий (интернет-издание «Украинская правда»):

 •  21 июля в центре Луцка мужчина захватил заложников в автобусе. Полиции он представился как Максим Плохой, позднее был идентифицирован как Максим Кривош.
 •  Вечером Кривош выпустил из автобуса трех человек: пожилую женщину, подростка и беременную женщину. У президента Украины Владимира  Зеленского сказали, что этому способствовал его разговор с террористом.
 •  Зеленский выполнил требование Кривоша: опубликовал видео со словами «Фильм «Земляне» 2005 года смотреть всем». После освобождения заложников и задержания мужчины видео исчезло со страницы Зеленского в социальной сети.
 •  В результате штурма автобуса около 22:00 злоумышленника задержали, все 13  заложников были освобождены.

Казалось бы — это успех правоохранителей и президента Украины. Но это по «гамбургскому счету», а ситуация требует внимания к деталям и серьезной оценки. И дело здесь не в личности и биографии террориста, обстоятельствах и действиях правоохранителей. Дело в том, как в этой ситуации отработал президент Зеленский. Оставим за скобками политтехнологическую версию инцидента, согласно которой украинский народ имел счастье наблюдать PR-спецоперацию команды президента Зеленского. По одной простой причине — политические технологии это или нет — президент Украины продемонстрировал определенную реакцию на ситуацию и именно это будет иметь последствия, а не то, была ситуация создана искусственно или нет.

Украинские спецслужбы либо достаточно быстро оценили террориста, либо действовали просто на своём нынешнем уровне, либо это все же постановка.  Как иначе объяснить то, что было на видео записи задержания? Абсолютная некомпетентность либо контроль ситуации — ведь даже если удалось составить психологический портрет террориста, нельзя на 100% знать, каковы будут его действия.

Зеленский отреагировал на ситуацию как популист. По принципу: это не сложная ситуация — это PR-возможность; используем, презентуем, идём дальше. В следующий раз требования террориста будут иметь другой характер — не информационный, как здесь, а требующий реальных действий, например, остановить украинские атомные электростанции. И террористы, и украинский народ теперь  будут ждать от Зеленского выполнения этого требования.

Детали будут не так интересны, прецедент создан, стереотип сформирован.

Зеленскому, конечно, донесут информацию о последствиях срочной и внеплановой остановки блоков АЭС. Но захочет понять и принять информацию народ, сочувствуя заложникам, и при этом фактически присоединяясь к требованиям террористов? Зеленский не пойдёт на выполнения этих требований, потому что это приведёт к атомной техногенной катастрофе. Спецслужбы будут работать, как положено, могут быть жертвы и разрушения, и общество воспримет это как провал, потому что «можно было бы обойтись без жертв и разрушений».

Кроме вопросов социальной психологии, есть и социально-политический аспект. В стране действуют организации националистов, благодаря войне на юго-востоке получившие в руки оружие. Вопрос политического влияния для них реализуется с помощью силовых или около силовых акций. По-другому они не хотят и не умеют, а если оружие у них есть, то оно должно применяться — на линии соприкосновения, в бандитских разборках, что уже происходило и происходит.

Нельзя исключать, что националисты прямо или опосредованно способом своей политической деятельности выберут терроризм. Так что правы те, кто сказал, что нынешняя история с луцким террористом «открыла врата ада».

Тем более, что это, повторюсь, происходит на фоне огромного количества неучтенного оружия на руках у ветеранов АТО и националистов, а также граждан, решивших, что и им оружие не помешает. На фоне подобных луцкой истории инцидентов — в один день с ней в Запорожской области бывший атошник угрожал взорвать магазин. Сегодня угрожает взрывом в Полтаве ещё один неустановленный на время написание заметки человек.

Событийный ряд терактов, инцидентов, происходящих с применением или угрозой применения оружия в разных городах Украины пополняется регулярно с 2014 года.

Кстати, причём здесь Илон Маск? Как многие известные люди, он или его PR-служба (в итоге это все равно он) стараются высказаться по поводу ключевых событий текущего периода. Маск высказался. Издание The New York Times опубликовало в Twitter ссылку на свой материал о захвате террористом автобуса в украинском Луцке 21 июля. Илон Маск его прокомментировал: «Просто еще один день в 2020 году». Насколько осмысленный этот комментарий был с точки зрения понимания ситуации , неизвестно. Быть может, просто удачный хайп. Или диагноз Украины, ее образ в глазах известного американца.

Сюжет «дебаты на стадионе» у Зеленского был, сюжет «президент ест шаурму на автозаправке» тоже был. Теперь есть сюжет «президент говорит с террористом». Тренд шоувизации политики продолжается. Только теперь это шоу может иметь серьёзные социально-политические последствия.

Фото — topnews.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 4

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *