Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Майданный призыв

Дмитрий ПОДБЕРЕЗКИН

САДИСТЫ И ИЗВРАЩЕНЦЫ НА СЛУЖБЕ УКРАИНСКОЙ ВЛАСТИ

В июле исполняется пять лет, как на Украине началось следствие в отношении бойцов-извергов из милицейской роты специального назначения «Торнадо». Правда, милицейской ее можно назвать весьма условно: «Торнадо» относилась к так называемым добробатам — добровольческим подразделениям, сформированным из всякого отребья для усмирения Юго-Востока.

Весной 2014, когда Крым уже покинул Украину, а Донбасс вовсю бурлил, пришедшая к власти в Киеве хунта решила недовольных утопить в крови. Армия и правоохранительные органы для этого подходили плохо — по крайней мере, на тот момент. Все-таки в период Майдана силовики были в основном на стороне Януковича.

Зато за кровавую работенку с удовольствием могли взяться неонацисты-отморозки, что они еще раз доказали 2 мая в Одессе, когда сожгли людей живьем в Доме Профсоюзов. Однако нациков было явно недостаточно. Поэтому хунта во главе с кровавым пастором Турчиновым, исполнявшим тогда роль главы Украины, мобилизовала всякий сброд, прежде всего уголовников, готовых за деньги убивать кого угодно.

 А чтобы придать этому отребью более-менее приличный вид, из них создавались так называемые добровольческие батальоны. Эти подразделения, а точнее банды, формально числились на государственной службе — одни в МВД, другие в ВСУ. Именно весной 2014 года появились печально известные своими зверствами и нацисткой идеологией добробаты «Днепр», «Айдар», «Азов» и другие. А в июне на Днепропетровщине был сформирован батальон «Шахтерск», формально входивший в структуру Министерства внутренних дел.

За решеткой не все. Фото novayagazeta.ru.jpg

Заместителем командира данного подразделения стал «достойнейший человек», житель города Торез в Донецкой области Руслан Онищенко. Он в домайданные времена входил в известную на Донбассе ОПГ «Футболиста», отмотал два срока за рэкет, хулиганство и изнасилования, славился своей звериной жестокостью, неонацистскими взглядами и нетрадиционными сексуальными наклонностями.

Одним из создателей и кураторов «Шахтерска» являлся небезызвестный украинский политик с весьма неоднозначными репутацией и ориентацией — Олег Ляшко. Поэтому Онищенко ему идеально подошел. В общем, «революция достоинства», как называли события на Майдане, призвала в ряды милиции «достойного» человека. Заодно торезкий бандит привел в батальон не менее колоритных людей, а именно несколько десятков своих земляков-уголовников.

Вновь созданный добробат оправдал доверие руководства: в боях он почти не участвовал, а вот зачистки на Донбассе проводил с энтузиазмом. Да так, что батальон вскоре снискал славу «лучшего» в деле грабежей мирного населения и мародерстве. Особенно отличился «Шахтерск» в городе Волноваха, где под видом поиска сепаратистов шахтерцы буквально истязали местных жителей.

Такая популярность подразделения не очень радовала руководство МВД. И уже через три месяца министр внутренних дел Арсен Аваков поспешил батальон расформировать. Но с коллективом, хорошо себя зарекомендовавшим в борьбе с «сепаратизмом», расставаться не хотелось. Поэтому часть батальона отправилась служить под начало известного украинского националиста Дмитрия Корчинского, а из второй части, наиболее отмороженной и криминальной, создали милицейскую роту спецназначения «Торнадо». Ее-то и возглавил «доказавший свой профессионализм» Руслан Онищенко.

Поначалу роту расквартировали в Запорожье. Но когда торнадовцы попытались обложить данью не только здешних бизнесменов, но и прессовать мэрию, градоначальник Александр Син взмолился перед правительством убрать подальше из города защитников территориальной целостности.

В результате рота оказалась в поселке Приволье, что на Луганщине. Тогда этот населенный пункт находился в тылу украинских войск, и от «Торнадо» требовалось всего-то следить за общественным порядком. И они следили, точнее, наследили на десятки томов уголовных дел.

После появления в Приволье рота пополнилась весьма интересным персонажем – 20 летним гражданином Белоруссии Даниилом Ляшуком, сыгравшим чуть ли не главную роль в кровавой известности «Торнадо».

Моджахед в полной красе. Фото ridus.ru

Ляшук в родном городе Бресте с горем пополам учился в сельскохозяйственном техникуме, зато был активным участником футбольной фанатской группировки, постоянно участвовал в драках и любил рэп. В 16 лет он очутился в Севастополе, где занялся какими-то мутными делами. Крымскую весну юный белорус не просто не принял — он ее возненавидел и переехал ненадолго в Санкт-Петербург, где в составе банды неонацистов совершил ряд серьезных преступлений.

После чего Ляшуку пришлось бежать на Украину и трудоустроиться в близкое по духу Торнадо. К тому времени в голове у парня была настоящая каша из человеконенавистнических идей нацизма и ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России). Ляшук даже принял Ислам (где и как, непонятно). В Торнадо он числился под именем Даниял Аль-Такбир и позывным Моджахед.

Находясь в Приволье, Онищенко и его милицейское бандформирование времени зря не теряли. Они занимались контрабандой, похищениями людей, рэкетом, грабежами и не брезговали убийствами. Однако настоящее наслаждение находили в изощренных пытках.

В неработающей поселковой школе, где «Торнадо» устроил свою базу, был оборудован настоящий пыточный подвал. Сюда бандиты-милиционеры постоянно таскали местных жителей и под предлогом борьбы с сепаратизмом над ними издевались — резали, отрубали конечности, жгли паяльной лампой…

А фишкой подонков было жестокое групповое изнасилование несчастных, которое нередко снимали на видео. Причем особую изобретательность в зверствах проявлял Моджахед. Чуть позже в интернете появилась видеозапись разговора, в котором Ляшук жалуется Онищенко, что ему скучно без пыток и убийств, поэтому постоянно готов заниматься и тем, и другим.

Командир одобряет садистские устремления подчиненного и добавляет: «Философия такая. Если ты готов умереть — ты имеешь право убивать. Если ты готов терпеть пытки — имеешь право пытать. Это справедливо». Так продолжалось до лета 2015 года.

Когда вся эта торнадовская грязь вылезла наружу, на Украине приключился легкий шок. Особенно негодовал одиозный глава луганской обладминистрации Геннадий Москаль. Он, в прошлом милицейский генерал (в свое время поработавший главным милиционером в Крыму), был возмущен, что на вверенной ему территории бандиты в милицейской форме творят откровенный беспредел.

Рассказами о зверствах были переполнены и СМИ, причем не только украинские. В результате вскоре появилась информация о расформировании «Торнадо», возбуждении уголовных дел и возможных задержаниях бандитов. Однако те сдаваться не хотели. Они забаррикадировались на своей базе, заминировали подходы и объявили, что в случае штурма откроют ответный огонь.

Власти медлили, военная операция против борцов с сепаратизмом не входила в их планы. А торнадовцы тем временем сами стали раздавать интервью. К примеру, Моджахед, общаясь с украинским журналом «Спектор», с гордостью заявил, что его дедушка служил в СС, все русские — недочеловеки и их надо уничтожать, а на крымском референдуме голосовали одни алкоголики. Более того, Ляшук собирался вернуться в Крым с оружием в руках и установить там украинскую власть.

В конце июня – начале июля 2015 года власти все же не мытьем так катаньем стали хватать торнадовцев — правда, тех, кто отлучался с базы. Так попался и Онищенко с несколькими подельниками. Вскоре остальные либо сдались, либо разбежались, скрылся и Моджахед; его поймали только через два месяца. Начавшееся в июле следствие инкриминировало задержанным целый букет самых тяжелых статей УК Украины. Доказывать особо ничего не пришлось: в руках у правоохранителей оказались видеоматериалы со зверствами торнадовцев.

И вот здесь важный момент: на защиту садистов из «Торнадо» поднялась целая когорта «украинских патриотов». Поэтому следствию в свое оправдание приходилось сливать общественности самые жуткие подробности деятельности бандитов, что в свою очередь дискредитировало методы всех «борцов с сепаратизмом».

И во время следствия, и во время суда, начавшегося только в начале 2016 года, торнадовцы вели себя дерзко и нагло. В Лукьяновском СИЗО Киева, где сидели садисты, они неоднократно избивали надзирателей. Во время заседаний в Оболонском суде украинской столицы, торнадовцы разбрасывались фекалиями, обещали убить всех и вся и даже изнасиловать трупы прокуроров и служителей Фемиды.

Поведение подонков легко объяснить: ведь под зданием суда несколько сот их сторонников жгли покрышки, бузили и дрались с охраной. В силу всех этих причин и политической целесообразности 12 подсудимых торнадовцев получили относительно мягкие приговоры. Онищенко и Ляшук — соответственно 12 и 11 лет лишения свободы, остальные по 9 — 10.

Но досидят ли они до конца свои сроки, это еще вопрос. На Украине периодически появляются законопроекты об амнистии. Причем, как правило, в них отдельной строкой прописывается помилование для тех, кто воевал на Донбассе с «сепаратистами». И неважно, какие преступления «воины света» совершили — главное, что они боролись с ДНР и ЛНР. В последнем таком законопроекте этого года говорится в том числе следующее: «…помиловать участников боевых действий, которые защищали независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины и принимали участие в АТО».

Так что ждем, когда палачи из «Торнадо» окажутся на свободе…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *