Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Торг без места

Игорь СЫЧЁВ

Кто-то уже сказал, что самым безболезненным способом окончания войны на Донбассе стал бы тот, если бы эту войну удалось завершить где-нибудь в Сирии или на Южно-Китайском море. Сказано интересно, да только когда же и как это может быть? Вот в чем вопрос.

А пока по поводу почти уже четырехлетней войны много рассуждают о том, что она по разным причинам в активную фазу не перейдет. Вместо этого будет тянуться окопное противостояние, сопровождаемое посиделками в Минске, а иногда еще тем же самым, но — в «Нормандском формате».

Случай, о котором говорят, час от часу не легче.

Слетавший в Америку министр обороны бывшей Украины Степан Полторак привез с собой обещание поставок портативных противотанковых ракет «Джевелин» и впридачу к этому заверения министра обороны США Джеймса Мэттиса о том, что Соединенные Штаты будут и впредь стоять с киевской властью плечом к плечу.

Доставка огневых средств и размещение их в местах возможного применения — также не что иное, как подготовка к боевым действиям, из чего следует, что Киев получил от Америки еще один прозрачный намек продолжать войну.

Другое дело, как именно война будет продолжаться.

Сейчас в ДНР и ЛНР появились прогнозы, исходящие от военных командований республик о том, что противник готовит большое наступление, а начаться оно может в период времени с марта по июнь.

Для большей убедительности прилагается даже роспись боевого плана ВСУ, которые как будто вознамерились взять в блокаду Донецк и Горловку и дальше выйти на рубеж Лутугино — Иловайск — Комсомольское — Саханка — берег Таганрогского залива Азовского моря.

Не исключено, что такие планы или что-то близкое к ним сами по себе, есть. Но только предшествующий опыт больше свидетельствует в пользу того, что наступления, если о них пишут в Интернете и знают в каждом дворе, дальше области слухов не продвигаются.

Пока командование ВСУ больше занимается подтягиванием тылов и показным маневрированием боевой техники в прифронтовой полосе.

Для киевской власти также важно в техническом и психологическом смыслах дождаться фактических поставок американского «летального» оружия, хотя бы широко разрекламированных и давно обещанных «Джевелинов».

Но вместе с тем нельзя исключать и другой поворот. Не секрет, что в украинской армии растут небоевые потери на почве неуставных взаимоотношений. Участились случаи гибели солдат в результате перестрелок с сослуживцами, увеличилось количество самоубийств, не походит и недели без дезертирства или попыток к нему.

В такой атмосфере командованию ВСУ может взбрести в голову встряхнуть как следует своих подчиненных, сходящих с ума от тоски позиционной войны. Если это сильно понадобится, а придумать что-нибудь взамен не получится, то и вероятность крупных потерь в расчет приниматься не будет.

Во всяком случае, сейчас командование ВСУ старается как можно эффективней использовать свое пространственно-географическое преимущество, всегда выигрышное при подтягивании и концентрации войск. У кого преимущество в военной географии, у того больше возможностей производить и прямые маневры огнем по противнику.

Устоявшееся преимущество вооруженных сил бывшей Украины перед армиями ДНР и ЛНР в пространстве — прямое следствие еще «Минска-1», когда в начале сентября 2014 года, когда боевым действиями велено было остановиться на линии, буквально нависающей над окраинами Донецка, Ясиноватой, Горловки. Не больно далеко фронт тогда удалось отодвинуть и от Луганска.

Единственное изменение линии разграничения в пользу хотя бы одной ДНР с тех пор произошло только в районе Дебальцево — после того, как в феврале 2015 года этот город был отбит штурмом у войск киевского режима.

А в остальном на большей части Донбасского региона, не говоря уже о внушительной площади, остающейся под контролем киевской власти, за украинской армией остается полная свобода боевой подготовки, тылового обеспечения и прифронтового маневрирования.

Пространственный фактор никогда не следует сбрасывать в политических и стратегических расчетах. В период холодной войны, если понимать под таковым время с 1945 по 1991 год, отдельным «фронтом» была граница между ФРГ и ГДР. И в конечном итоге Западная Германия поглотила Восточную, а не наоборот — не в последнюю очередь потому, что по территории ФРГ почти в два с половиной раза превосходила ГДР, да и Западный Берлин занимал две трети площади бывшего большого Берлина.

Столица того, что называлось первым на немецкой земле государством рабочих и крестьян, была меньшей на карте, и такой же воспринималась человеческим сознанием. При объединении Германии в 1989-1990 годах факт территориального преимущества и в некотором смысле «нависания», «полуохвата» Федеративной Республикой территории ГДР сыграл не последнюю роль в том, что восточные немцы ощущали перед своим западными «единоплеменниками» комплекс неполноценности.

Сколько еще будет продолжаться «нависание» войны над Донбассом, ответить с точностью не возьмется, видимо, никто. Хотя, конечно, если при нескончаемых разговорах об урегулировании конфликта оглядываться на Китай с Тайванем, на Израиль и Палестину, на отторгнутый у Индии Пакистаном кусок Кашмира или, что ближе, Нагорный Карабах и Приднестровье, то лимит времени практически безграничен.

Разные пробуемые «форматы» и процессы, которые вроде бы не только обязаны, но и способны установить на Донбассе мир, в действительности, остаются изображением бурной деятельности. Пригодна она лишь для того, чтобы прикрывать бездеятельность или еще служит молчаливым признанием того факта, что одна из заинтересованных сторон тут ничего поделать не может, иначе попадет в неприемлемую для нее ситуацию, а всем остальным сторонам, напротив, интересно, чтобы то, что есть сегодня, затягивалось на как можно долгий срок.

Существующие переговорные «форматы» и идущие на их основе дипломатические процессы можно охарактеризовать и как фактическое бездействие. Ему также отведена своя роль. Для тех, кто сомневается, недоумевает, или просто устал ждать, всегда готов ответ: как ни плохо происходящее, даже если от него нет никакого толка, но любое другое, если бы оно случилось, вышло бы худшим.

Эта неделя для Донбасса юбилейная. 9 февраля исполняется ровно 100 лет с того дня, как в Харькове собрался и начал работу IV Съезд советов Донецкого и Криворожского бассейнов. На съезде, завершившемся 12 февраля, была провозглашена Донецко-Криворожская Республика. Первая в истории государственность Донбасса была создана в боевой обстановке, а всего через несколько дней после своего провозглашения республика оказалась на еще более масштабной войне. 18 февраля австро-германские войска перешли в наступление на всем восточном фронте — от Балтики до Черного моря.

История всегда многообразна и противоречива. И 100 лет назад события в каких-то местах развивались быстро и динамично, а где-то, казалось, будто все погрузилось в одно тоскливое однообразие, словно зарылось в окопы.

Но все же чего веком раньше было меньше, так это попыток сторговаться с заведомым врагом. Зато теперь это считается чуть ли не единственно возможным способом выпутаться из тупика.

Рассуждая отвлеченно, войну, ведущуюся против Донбасса, и впрямь получилось бы закончить вполне безболезненно, если бы это удалось сделать где-нибудь в дальних странах или на теплых морях.

Но любая война — вопрос, прежде всего, политический и к тому же нередко крепко заправленный противоборствующими идеологиями. К войне на Донбассе это относится в полной мере.

Что и где сделать с такой войной на месте ее ведения или где-нибудь в тропиках, этот вопрос в России все еще рассчитывают решить с привлечением Америки.

Но американцы тут, как и везде, играют по-своему. Это был вынужден признать и глава российской дипломатии Сергей Лавров. Разговор с американской стороной хотели, было, начать не войны, а с вопросов более легких, лишенных излишней политической и идеологической нагрузки. Однако министр иностранных дел, выступивший 7 февраля в Сочи перед финалистами конкурса управленцев «Лидеры России», сообщил такое: «Мы передали в Вашингтон перечень вопросов без какой-либо политизации и идеологии. Предложили сесть и начать спокойно их обсуждать. Для проформы состоялась пара встреч, которые ничего не дали. Американская сторона вообще ни на какие существенные договоренности идти сейчас не может и не хочет. Так этот список и остался ока без движения. Поэтому, можно, наверное, упрекать нас в том, что мы недостаточно креативно работаем, но наши попытки начать какой-то деполитизированный диалог пока ни к чему не приводят».

На следующий день, 8 февраля, выводы своего шефа подтвердил и заместитель министра иностранных дел Российской Федерации О. Сыромолотов, отвечая на вопросы международного информагентства «Россия сегодня»: «Американцы же «стучатся» к нам только тогда, когда у них возникают срочные вопросы, когда речь идет о каких-то кризисных ситуациях. Обычные официальные и рабочие контакты с Россией для Вашингтона сейчас — практически табу».

Тут невольно возникает соображение, что американцы даже без «стука» ввалятся в комнату для переговоров в том случае, если непреодолимая кризисная ситуация возникнет для их киевских клевретов. А такой ситуацией могло бы стать, например, очевидное военное поражение киевской власти. Уж тогда бы и американская сторона стала бы сговорчивей.

Но, поскольку существование киевской власти остается для нее терпимым, то и Вашингтон дает понять, что торг по вопросу войны и мира на Донбассе неуместен. Потому для такого торга нет и места ни в холодных, ни в теплых широтах Земного шара.

Киевская власть также понимает, что военный разгром ей не грозит. Чувствуя себя, во всяком случае, с этой стороны в полной безопасности, украинская армия на луганском фронте вечером 7 февраля, впервые с начала 2018 года, применила артиллерию калибра 152 миллиметра и реактивные системы залпового огня «Град».

И пока кто-то ищет, где бы и на чем можно было по вопросу Донбасса сторговаться, на войне иначе быть не может.

Фото Обозреватель

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *