Крымское Эхо
Мир

США вышли на новую войну — религиозную

США вышли на новую войну — религиозную

ПЕРВОЙ ПАЛА УКРАИНА

Есть некоторое общее место рассуждений на тему «Как сделать Россию страной более привлекательной в глазах остального мира». Это тезис о том, что нужно более последовательно отстаивать консервативные религиозные ценности. Это может привлечь симпатии значительной части населения стран, где сверху активно насаждаются ценности противоположные, те, что у нас принято называть (и это вполне адекватная оценка) либералистическими.

Однако все ли так однозначно в такой позиции? Как мне кажется, она инерционная и не учитывает изменений, произошедших в мировой политике за последние несколько лет, в первую очередь в США. Описанный выше подход скорее отражает тенденции, связанные с политикой демократической администрации в Вашингтоне.

Администрация Трампа сменила тренд. Это связано с тем, что ядерный электорат нынешнего американского президента – это представители так называемого протестантского фундаментализма (сам термин «фундаментализм» изначально не имел никакого отношения к исламу и отражал тенденции в американском протестантизме в начале ХХ века). Самого Трампа, конечно, трудно счесть религиозным человеком, но вот его вице-президент Майк Пенс как раз принадлежит к евангелистам, в среде которых распространены фундаменталистские настроения.

Ориентацией на этот электорат объясняется и произошедшее в декабре 2017 года признание Трампом Иерусалима столицей Израиля и принятое им решение о переносе посольства. Причем американский Конгресс проголосовал за перенос американского посольства в Иерусалим еще в 1995 году. Но все президенты в США с тех пор, пользуясь своими полномочиями, откладывали выполнение этого решения, поскольку это привело бы к обострению отношений со многими мусульманскими странами.

Трамп со свойственной ему безбашенностью пошел на это. Почему? Просто он выполнил свои предвыборные обещания перед протестантскими фундаменталистами, многие из которых являются последователями идей так называемого христианского сионизма, о котором интересующиеся могут легко найти информацию в Интернете.

Но это нас мало касается. Интересны последующие шаги администрации Трампа в сфере религиозной политики. Есть в государственном департаменте США загадочная должность – посол по вопросам международной религиозной свободы. О деятельности такого посла в прежние годы было мало слышно, нередко эта должность оставалась вакантной.

Но вот в марте 2018 г. Трамп назначает на этот пост Сэма Браунбэка – бывшего губернатора штата Канзас, бывшего сенатора, выдвигавшегося на праймериз на пост президента. То есть какой-то абстрактной религиозной свободой начал заниматься весьма серьезный политик с солидным бэкграундом.

И изменения не заставили себя ждать. 24-26 июля 2018 г. в Вашингтоне прошла «Встреча на уровне министров по укреплению свободы вероисповедания». По названию вашингтонской реки эта встреча получила название «потомакской» — так же, как и документы, принятые на этом мероприятии.

Что это за загадочные «министры по укреплению свободы вероисповедания» – вопрос открытый. На самом деле это была конференция, в которой приняли участие как чиновники «правильных» государств, так и отобранные общественные активисты и религиозные деятели стран, которым еще предстоит стать «правильными».

Примечательно, что на этой конференции был учрежден Международный день памяти переживших религиозные преследования. Это день назначен на 3 августа – первый день массового убийства езидов боевиками ИГИЛ (запрещенная в РФ организация — ред.). С учетом той роли, которую США сыграли в организации ИГИЛ, учреждение этого памятного дня выглядит весьма лицемерным. Но можно предположить, что трамповская администрация так пытается загладить грехи обамовского правления. Хотя вряд ли.

В конференции приняли участие вице-президент Майк Пенс и госсекретарь США Майк Помпео. То есть уровень конференции получился весьма представительным по поводу, который покажется, наоборот, незначительным для тех, кто считает, что США — это флагман прогресса. Приняла участие в конференции и делегация с Украины. Но об этом чуть позже.

На конференции был приняты «Потомакская декларация» и «Потомакский план действий». Следует признать, что в этих документах много чего симпатичного для религиозных людей и исповедующих консервативные ценности. Например: «Родители и опекуны имеют свободу обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями». Или: «Места и объекты культурного наследия, важные для прошлой, настоящей и будущей религиозной практики, должны сохраняться, и к ним следует относиться с уважением». Оспаривать справедливость этих положений будут как раз проводники всеобщей либерализации.

Однако, наблюдая последующую политику Вашингтона в религиозной сфере, следует признать, что это просто послужило прикрытием для вмешательства во внутренние дела других стран уже не под предлогом нарушения прав человека вообще. На Потомакской конференции был учрежден Международный альянс за свободу вероисповедания, задача которого, по словам Майкла Помпео, «наращивать усилия и объединять страны-единомышленники для противостояния вызовам международной религиозной свободы».

В документах, принятых на конференции, содержатся и нормы, позволяющие оказывать давления на государства, которые, по мнению из авторов, препятствуют религиозной свободе: осуждается борьба с религиозным экстремизмом, законы, «направленные против богохульства».

С точки зрения формальной логики, «после того — не значит вследствие того». Но с содержательной стороны, чаще всего именно так и случается. Что произошло после этой конференции? Легко вспомнить – начался процесс создания автокефальной церкви на Украине, что привело к расколу в мировом Православии.

Можно, конечно, возразить, что процесс создания новой церкви запустил Порошенко в целях создания нужного фона для своей предвыборной кампании. Но ответ простой. Во-первых, как позднее стало ясно, он не был фаворитом для трамповской администрации. Его просто использовали. Во-вторых, проект хаотизации в православном мире был продолжен и при новом президенте Украины. Уже в июле 2019 г. представитель ПЦУ архиепископ Черниговский Евстратий (Зоря) участвовал в составе делегации Константинопольского патриархата во встрече с Трампом и Пенсом.

От сторонников традиционного православия Украины можно услышать, что ПЦУ – это проект демократов-глобалистов. Но мне представляется это ошибочным. Во-первых, для глобалистов религиозная тема не является естественной, их действия в этой сфере неэффективны. Достаточно вспомнить их ставку на исламских радикалов в период «арабской весны» — закончилось это ничем.

Украинские соросята безусловно будут поддерживать ПЦУ, но грамотно запустить этот процесс и управлять им они не в состоянии. Здесь нужны люди, погруженные в религиозную проблематику. Во-вторых, закономерен вопрос: почему процессы автокефализации не были запущены при Обаме, когда на постмайданной Украине градус противостояния с Россией был гораздо выше? По описанной выше причине: религия — не естественная среда для американских демократов, неэффективны они в этой сфере.

А вот при новой администрации, уже в мае 2017 г. делегация украинских религиозных деятелей и активистов принимала участие во «Всемирном Саммите в защиту преследуемых христиан», организованном американскими евангелистами, к которым, напомню, принадлежит Майк Пенс, непосредственно принимавший участие в саммите. Очевидно, что вопрос преследования православных УПЦ на Украине на саммите никто не поднимал. Так же, как никто и не приветствовал роль России в спасении сирийских христиан от геноцида.

В сентябре 2019 г. на саммите ООН Трамп объявил защиту религиозной свободы одним из приоритетов своего президентства. Он дословно повторил утверждения из Потомакской декларации, что 80 процентов жителей планеты испытывают серьезные ограничения в сфере свободы вероисповедания. А 2 июня этого года Трамп подписал документ, в котором провозгласил «международную свободу вероисповедания» одной из главных целей американской дипломатии.

Но в соответствии с традициями американских двойных стандартов его администрация в упор не хочет замечать притеснения православных на Украине. То есть администрация Трампа рассматривает религиозную проблематику как один из важных рычагов влияния для вмешательства во внутреннюю политику разных стран.

Майк Пенс тем временем продолжает политику по поддержке Константинопольского патриархата, предпринимает усилия по признанию ПЦУ. В январе этого года началась подготовка визита Варфоломея в Вашингтон в мае, что призвано было продемонстрировать поддержку Константинопольского патриарха (и соответственно ПЦУ) Америкой. Сейчас эти процессы приостановились из-за коронавируса и кризиса в США.

Но направление политики американской администрации очевидно: использовать религиозные противоречия в разных странах для продвижения своих интересов, а там, где таких противоречий нет – искусственно их конструировать. Одним из таких конструктов и являются проекты новых автокефальных церквей на канонической территории РПЦ.

Что из всего этого следует? Далеко не все, кто провозглашает консервативные идеи, для кого важны религиозные ценности – это союзники России. Те же идеи можно использовать и для давления на государства и сообщества верующих.

Антирусские правые и консерваторы могут быть опаснее для России и пророссийских сил в соседних странах по нескольким причинам. Во-первых, они лучше понимают нашу психологию и ценности и поэтому могут успешнее противодействовать. Во-вторых, им легче презентовать себя как потенциальных союзников. В-третьих, противостояние «консерватизм – либерализм» является менее опасным. Оно лобовое и очевидное, четко понятно, кто друг и кто враг.

На фото с сайта УНИАН —
Варфоломей подписывает Томос об автокефалии ПЦУ

Смотрите также

«Константинопольский Папа» провозгласил ересь

Евгений ПОПОВ

Тупиковая ветвь

Сергей КЛЁНОВ

Политика против коронавируса: кто проиграет?