Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Не надо нам джинсу из Москвы гнать

Наталья ГАВРИЛЕВА

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ СЕРГЕЯ АКСЕНОВА

Конец года, пора подводить итоги. Их подводят в компаниях и производственных коллективах, в кругу семьи и на пресс-конференциях. Вот о них и поговорим. Только что закончилась встреча с журналистами Сергея Аксенова, главы Крыма. Еще свежи впечатления от «Большой пресс-конференции» Владимира Путина. А накануне президент в режиме пресс-конференции общался с крестьянами, фермерами и молодежью в Адыгее.

Все эти «большие разговоры» объединяет одно: форма. Вопрос-ответ. И Владимир Владимирович, и Сергей Валерьевич были на удивление терпеливы, работали «до последнего вопроса», не перебивая вопрошающих, понимая, что это вполне нелегкое дело — сформулировать «ценный вопрос», который бы затрагивал интересы большого количества людей. Да порой из вопросов куда больше можно узнать, чем из отчетов подчиненных.

Встречи с фермерами Владимира Путина и Сергея Аксенова с журналистами совсем не похожи на «большую пресс-конференцию», на которую приехали без малого две тысячи журналистов не только со всей России, но и из многих стран мира: Россия с каждым годом становится для мира все интереснее. Понимаю, конкуренция большая, надо добиться внимания руководителя государства. Но все же есть пределы…

Хотя, надо отдать должное организаторам: по сравнению с прошлым годом вакханалии не случилось, президент все время себя слышал и ему ни разу не пришлось просить умерить пыл. Не я заметила: особенно в прошлом году вопросы задавались именно ради того, чтобы задать вопрос. Отсюда — длина мотивационной, так сказать, объяснительной  части, много попыток прямой коммерческой рекламы…

О рекламе. Не избежала ее и крымская пресс-конференция. Известное дело: рекламу легко можно завуалировать под обычный вопрос журналиста, особенно если он борется за правду. Как его распознать? Ну вот вам ситуация. Сидят журналисты, задают скучные вопросы о жизни в Крыму. Аксенов добросовестно отвечает; если чего не знает или что еще не нашло своего решения, честно признается: не знаю.

И тут на первом ряду сидит девчушка и старательно тянет руку. Десять минут тянет, двадцать. Наконец, пресс-секретарь сдается и предоставляет слово. Девчушка срывающимся голосом заявляет, что она с канала «Рупор Москвы», подчеркивает, что они приехали из столицы нашей родины — да-да, на самолете (поезд из Москвы к нам еще не пришел!) и «сейчас вещаем на Москву».

И дальше сыпятся знакомые слова: Парк Тайган, Олег Зубков, львы, уникальные парки, «Сказка», поддержать, «жемчужины Крыма», «мы как туристы»… ну, вы поняли… И наш взрывной глава республики, конечно, заводится. 16 минут он растолковывает барышне всю коллизию, связанную с перечисленным выше набором слов. Не устает удивляться, что это может быть еще кому-то непонятно. Завершает свой напористый спич, который разложил всю ситуацию по полочкам, твердым заявлением: мол, пусть предприниматель выполнит законные требования, и к нему никто претензий иметь не будет.

Пресс-конференция катится дальше. В целом Сергей Аксенов, по нашим подсчетам, за 2 часа 6 минут в прямом телеэфире ответил на 47 вопросов. Спрашивали о транспорте и дорогах, разметке и автобусах, здравоохранении и молодежи, «Единой России» и «Русском Единстве», налогах и роуминге — впрочем, пересказывать не берусь: кто хотел, посмотрел прямую трансляцию, а кто захочет подробностей, найдет полную запись на ютубе.

Но мы о «Рупоре Москвы». Название какое интересное. Зовущее. Прям революционное. «Труба с расширяющимся концом, служащая для усиления звука». Зовущая, так сказать, на баррикады, когда не было мегафонов (я не про мобильного оператора связи). Второе, переносное, значение — «выразитель, распространитель чьих-л. идей, взглядов» (Большой толковый словарь). Чьи же взгляды распространяет сей «Рупор» таким девчачьим срывающимся голоском?

У них есть свой сайт. Малопосещаемый. Записи там идут, датированные с таким временным шагом: 7.12.19, 13.09.19, 20.08.2019, 24.07.2019. Освещаемые темы сами посмотрите, если интересно. А мне интересно: лететь в Симферополь из столицы — что за нужда? Журналисты, конечно, часто работают «за интерес», «за правду», но билеты двух корров что-то да стоят!

Я не зря упомянула про число гостей из Москвы. Сбоку стоял молодой человек плотного телосложения, снимал. Оператор то есть. И вдруг он попросил слова. Вот крымские операторы не умеют вопросы задавать, они все больше по «картинкам» работают: чтоб камеру правильно поставить да ракурс повыразительнее выхватить. А москвичи-операторы, они самих журналистов за пояс заткнут.

 О чем же спросил сей вьюноша? О нем, конечно, о Тайгане. Он потряс своим смартфоном, от которого демонстративно оторвался, и заявил, что весь его телефон забит комментариями о том, какой замечательный Зубков и какой нехороший Аксенов, мешающий ему работать. Доколе будете мешать Зубкову — смысл его длинного вопроса.

Аксенов, как мне показалось, даже подпрыгнул: что, я должен освободить Зубкова от уплаты налогов, убрать все требования об обеспечении безопасности посетителей? Я этого не могу! Скажите, что я должен сделать?

Мы тут не про хозяйственный спор, криминальную изнанку и психологические тонкости взаимоотношений крымской власти и владельца парка львов. Мы про журналистов. И про этику журналистской работы. И про джинсУ (это когда прикрываются пресс-картой для решения собственных коммерческих интересов, проще говоря — толкают нам заказной материал под видом нормальной работы журналиста).

Они что там, в Москве, считают нас за лохов? Постыдились бы прикрываться святым для крымчан именем российской столицы. Думаю, ваше поведение, недорогие гости,  стопроцентно увело большую (пока еще думающую) часть сторонников Тайгана в стан их «противников»: уж больно подробно изложил Аксенов закрученный сюжет. И ни разу не сорвался…

А Зубкова мы знаем еще с зоопарка «Сказка», с древних украинских времен. На нем не один вождь из числа первых лиц республики зубы обломал. Аксенову он достался уже по наследству.

…Но самый плодотворный разговор лично я увидела, когда в прямом эфире Владимир Владимирович общался в Адыгее с селянами. По-деловому, коротко — вопросы; где с участием, где подробно, где задумчиво, а где и почти в приказном порядке — ответы. И наверняка после той встречи главы государства с людьми «от сохи» изменятся какие-то законы, приказы и распоряжения — то, что люди на местах видят лучше, чем чиновники из своих кабинетов.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4 / 5. Людей оценило: 16

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

1 comment on “Не надо нам джинсу из Москвы гнать

  1. Когда ОлэжЭ Зубко называет своих подопечных зверушек «детьми», а потом, хозяйским таким тоном (владельца «сказки наяву») говорит: «Если что — я их «на колбасу!», — то это называется — фальш!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *