Крымское Эхо
Знать и помнить

Позорное бегство в никуда, или несостоявшийся «Боинг» в Черном море

Позорное бегство в никуда, или несостоявшийся «Боинг» в Черном море

ИЗ ИСТОРИИ УКРАИНСКОГО ГОЛОВОТЯПСТВА

28 лет мятежа на СКР-112

В эти дни Запад с горьким удивлением наблюдает, как на «миролюбивой» Украине зреет новый Майдан по случаю издания Зеленским распоряжения о прекращении огня на Донбассе. Не хотят здесь никакого мира — только война до полного уничтожения восставшего против фашизма народа.

И во всем, как обычно, виновата Россия.

Всё началось с 2014 года, когда население Крыма, не пожелавшее пресмыкаться перед нациками, провело референдум за воссоединение с Россией. И наши либералы в один голос воют, мол, если бы не Крым, так и санкций не было бы. А хорошо бы не забывать, что американские санкции случились задолго до Крыма — помните «дело Магнитского»: тогда еще это был первый повод для начала кампании по сдерживанию России.

А противостояние Украины России также случилось далеко не в 2014 году — а ровно 25 августа 1991 года, на следующий день после объявления «незалежности» и «самостийности».

Украинский проект, по задумке Запада, должен был вообще строиться исключительно на антитезе России. И захватившие власть в Киеве галичанские крайние националисты с откровенной бандеровской идеологией могли исповедовать только пещерную русофобию. И когда между Россией и Украиной начался дележ советского наследства, киевские рвачи, не дожидаясь официального раздела, стали хвать всё, до чего дотягивались руки.

В этом алчном и захватывающем действе они не останавливались ни перед чем. Человеческие жизни, как и сейчас, они и в грош не ставили. Особенно это проявилось при дележе флота. С украинской стороны этот процесс курировал киевский генерал КГБ с говорящей фамилией Дурдинец. Украинским националистам в Крыму и на флоте была дана команда рвать его на куски, устраивать провокации, где только возможно, не считаясь ни с чем, даже с возможными жертвами.

Эти постыдные действия происходили на глазах у жителей полуострова и уже тогда у нас закладывалась идея бежать из этого дурдома при первой же возможности.

Особенно показательна в этом плане история мятежа на сторожевом корабле (СКР) 112 (на фото). Напомню, что мятеж – это вооружённое выступление, возникшее в результате заговора против государственной власти. Москва в те окаянные годы, как могла, руководила экипажами и содержала Черноморский флот. Договорились с Киевом делить корабли и другие объекты 50 на 50. Экипажам было приказано сидеть и ждать, что решат политики. Но это было не для бандеровцев — их не устраивал цивилизованный процесс, нужна была громкая провокация, желательно с массовыми жертвами.

На Украине уже создали даже командные структуры ВМС – военно-морские силы в пику российскому Военно-морскому флоту. Всё должно называться не так, как у «клятых москалей». Для ВМСУ уже даже назначили командующего. Им стал Борис Кожин. На флоте его прозвали «камышовый адмирал», так как он всю жизнь командовал маломерными кораблями ОВРа (Охрана водного района). Это в основном тральщики и МПК (малые противолодочные корабли), предназначенные для охраны береговой черты.

***

Казалось, для флота уже было всё необходимое – и даже свой командующий, хоть и камышовый, но таки адмирал. Кораблей только не было.

И вот бандеровцы решили с воем и гиканьем ускорить этот процесс. 21 июля 1992 года на сторожевом корабле 112, который базировался в Донузлаве и входил в состав 17-й бригады кораблей Крымской военно-морской базы, произошел мятеж. Корабль этот был 1967 года постройки, средней руки «пароходик», небольшой, третьего ранга, всего около одной тысячи тонн водоизмещения. Имелось и необходимое для сторожевика вооружение. И экипаж в 100 человек.

Говорят, что сепаратизм зарождается на перифериях империй — Донузлав был периферией флота. На ЧФ бытовала шутка: две дыры на Черном флоте – Донузлав и Поти. В Донузлаве служил и попавший под бандеровское влияние Борис Кожин, поэтому украинский национальный экстремизм уже пронизал своим духом часть офицерского состава.

Любопытно узнать о руководителях мятежа на СКР 112. Одним из них был отстраненный от должности начальника штаба 17-й бригады ОВРа (злые языки утверждают, за беспробудное пьянство) капитан второго ранга Жибарёв. Вот что писал сам организатор мятежа: «13 июля 1992 г. я был отстранен от должности начальника штаба соединения. Вместе с моими подчиненными офицерами В. Устименко, В. Горобцом, В. Зарембой, С. Настенко мы решили совершить необычный поступок, который бы приковал внимание к 17-й бригаде кораблей охраны водного района Крымской ВМБ, потому что видели пассивность руководства Министерства обороны Украины».

Такое решение действительно можно было принять только с глубокого и затяжного бодуна.

А вот теперь представьте на минуту положение, в котором оказалось командование флотом. СКР с полным боекомплектом вышел из повиновения и направился в Одессу, чтобы привлечь в себе внимание. Что на уме у мятежников, никто не знал, в виде кого СКР явится на рейд Одессы? В режиме второго «Потемкина»? Что будет с экипажем, большинство из которого ни сном, ни духом не знало о мятеже, так как матросы сидели на боевых постах и исполняли команды, поступающие с ГКП (главного командного пункта).

На всех флотах мира мятеж на военном корабли подавляется с особой жестокостью, а если экипаж не сдается, то корабль топят. Такова суровая мировая практика. Так, кстати, было в российской истории и с мятежом на флоте под руководством Шмидта, когда часть кораблей была расстреляна и потоплена.

А тем временем ситуация вокруг мятежного сторожевика накалялась. Беглеца быстро настигла группа кораблей флота, самым крупным из которых был СКР «Разительный». Это корабль второго ранга с мощным вооружением. 112-ому приказали лечь в дрейф. Мятежник отказался.

Офицеры на кораблях преследования, оценив положение и последствия своих действий, отдали приказ вести огонь из артиллерийской установки АК-230 не по кораблю, а впереди него. Было сделано 3-4 очереди прямо по курсу на дистанции до двух кабельтовых.

Организаторы авантюры изо всех сил старались, чтобы случилась беда, и корабль все-таки бы потопили. Вам ничего это не напоминает? Правильно: аналогичная провокация случилась недавно у Крымского моста. Все та же провокационная схема. Желание принести сакральную жертву. Это могла бы быть первая «небесная сотня» и возможный морской «Боинг».

На берегу командующий Кожин накалял обстановку. Он обратился к жителям Севастополя, чтобы они звонили в штаб флота и просили не допустить обстрела мятежников. Хотя Кожину следовало дать команду на СКР и потребовать прекратить самоуправные действия.

***

Когда стало ясно, что мятежники намерены пришвартоваться в одесском порту, корабли преследования взяли курс в базу. Но дальше история этого головотяпства вылилась в еще более неприглядную картину, хотя и менее драматическую. Контр-адмирал Кожин, который поспешил прилететь в Одессу, сделал журналистам неприлично-вызывающее заявление о том, что в Одессу прибыл первый корабль ВМС Украины.

На СКР-112 был выставлен пост комендантской службы. Местная пресса объявила командира корабля национальным героем. При этом неприлично забыли главного двигателя мятежа – Жибарёва. Но на этом гром фанфар закончился. И сами «герои», празднуя свой подвиг, упились до такой степени, что один из офицеров упал за борт и утонул. Это была нечаянная жертва тщательно спланированной провокации.

А дальше вот какая беда. Националисты за что ни возьмутся, все делают через одно место. Ну, вот пришли они в вожделенную Одессу. А дальше что? Сотню голодных ртов надо кормить, нужна вода, топливо, электричество. Словом, содержать корабль с экипажем — дорогое удовольствие. И скаредные одесситы не собирались за это платить. Этак все кому ни лень начнут по морю бегать — денег не напасешься на их содержание!

Матросы с СКРа в буквальном смысле пошли по Одессе христарадничать и побираться, напирая на то, что они все-таки патриоты Украины.

Несчастный СКР долгое время стоял в Одессе. Корпус ржавел, экипаж окончательно разложился и разъехался по домам. А горе-флотоводец Кожин так и не понял, что с ним следовало делать и куда его девать.

***

После распределения кораблей Черноморского флота СССР СКР-112 окончательно вошёл в состав ВМС Украины. Позже СКР-112 был присвоен индекс U132. Националисты обращалась к руководству ВМСУ утвердить для этого корабля новое имя — «Атаман Сидор Белый» в честь одного из запорожцев, прославившегося морскими походами, однако ввиду плохого технического состояния корабля это предложение поддержано не было.

24 августа 1993 г. корабль сдан для разоружения и демонтажа. В конце 1993 года корабль исключили из списков ВМСУ и вывели в отстой.

Националисты Украины видели в этом корабле будущий музей Военно-морских сил. В Севастополе члены «Просвиты», Союза офицеров Украины и других организаций создали комитет по защите СКР-112 и направили министру обороны десятки обращений и заявлений общественности, но все напрасно. Из Министерства обороны поступило распоряжение корабль утилизировать. Летом 1996 года корабль был утилизирован и разобран на металлолом на базе Вторчермета в Севастополе…

Автор, Николай Гормалёв —
капитан первого ранга в отставке

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 6

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Предвестник Победы

.

Оружьем на солнце блистая…

Ритта КОЗУНОВА

Лимитроф, требующий долги от России

Евгений ПОПОВ