Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Чужой дневник

Элина РУДАЯ

ПОКА ВСЕ ДОМА

В 2019 году отмечался столетний юбилей со дня рождения Даниила Гранина – писателя, публициста, видного общественного деятеля. Подобные даты – всегда отличный повод обратиться к творчеству юбиляра. Я решила тоже не оставаться в стороне, открыть для себя что-то новое в литературном наследии Даниила Александровича. Тема странствий, «дорожные сюжеты» — одна из моих любимых, поэтому и взяла в руки путевую прозу писателя.

Гранин прожил долгую насыщенную событиями жизнь, большая часть из которой прошла в городе на Неве. Петроград, Ленинград, в последние годы — Санкт-Петербург, стал колыбелью его творчества. Но судьба подарила ему возможность побывать и за границей, посетить многие европейские страны, побывать в Австралии, Японии, на Кубе и в США. «Спускался на барже по Миссисипи, бродил по австралийскому бушу, жил у сельского врача в Луизиане, сидел в английских кабачках, жил на острове Кюрасао», — вкратце описал свои приключения Гранин в автобиографии.

Доверяя впечатления бумаге, писатель составлял не путеводители и не справочники по странам. Автор путевых очерков – внимательный непредвзятый наблюдатель, который размышлял, сопоставлял, анализировал всё увиденное. Он отмечал: «Собственные впечатления хороши тем, что в них всё достоверно. Но надо их иметь, эти впечатления, получать, вынашивать. Именно собственные, не услышанные, не навязанные».

В прозе Даниила Гранина нет резких выпадов, обличающих капитализм, хотя за пределы страны он выезжал как представитель социалистической системы. Но есть яркая констатация фактов, которая, на мой взгляд, очень интересна сейчас, в нашей жизни. Преломляющая призма времени и происходящее помогает оценить – что потеряли, а что приобрели мы в сегодняшнем дне. Некоторыми выдержками из наблюдений писателя мне хочется поделиться с тобой, уважаемый читатель!

«Сад камней» (1971 год) – очерк о посещении Японии. Вот краткая характеристика Страны восходящего солнца: «Япония – из лавочек, магазинчиков, киосков, ресторанчиков, рынков, автоматов…,универмагов, они повсюду, им нет конца». «Миллионы покупателей заморочено кружатся, опьянённые, как наркоманы; их обирают, обманывают, они ничего не замечают…» Все заняты куплей и продажей: «Если японец не едет в машине, то он что-нибудь покупает. Если же он не покупает, то он продаёт». Японец ставит негласно перед собой задачу – быстрее износить свою машину, чтобы купить новую!

От круговорота ширпотреба – проблема мусора. Гранину довелось увидеть искусственные острова в океане – «мёртвый блеск целлофана, пластика…горы банок из-под кока-колы, пива, упаковки с названием фирм, бутылки, покрышки, свалки старых машин, холодильников, аккумуляторов. Город извергал отбросы; вещи, едва появившись, устаревали, становились отбросами. И некуда было девать эту старую синтетическую обувь, сорочки, парики, ручки, зажигалки…».

Не знаю, как сейчас справляется Япония с этими проблемами, но вопросы загрязнения окружающей среды остро стоят везде, по всему Земному шару. Культ потребления – вот одна из причин негативного воздействия человека на природу…

Писатель не только бродил по улицам новых для себя городов, но и общался с их представителями, ведя разговоры на самые разные темы. «Он (Тэракура – молодой японец) ненавидел капитализм куда конкретнее нас. Потому что он знал его лучше. Он жил в нём. Он знал про его ложь и фарисейство, про гнусность университетских порядков, продажность чиновников… Мы же знаем про капитализм по книгам и газетам».

А вот что сам представитель японской нации говорит об их «чуде»: «Мы предпочитали чужое готовенькое. Ваши (советские) разработки и американские… Наши транзисторы (радиопрёмники) – результат не чуда… Мы не развивали науку, мы пользовались чужими идеями. А наши университеты – кого они готовят? Дельцов. Лакеев. Не мыслить, а воплощать». По-моему, это «звоночек» и в наш день – остановиться и лишний раз задуматься о будущем, о нашей науке.

За пять лет до Японии Даниил Гранин побывал в Австралии. На южном континенте он провёл целый месяц в составе советской делегации литераторов и оставил свои записки в очерке «Месяц вверх ногами» (1966г). По прибытию в аэропорту их встречали журналисты, состоялась пресс-конференция.

Но, несмотря на деловые встречи, от зоркого ока писателя ничего не ускользало, и он записал: «Передо мной сидят замороченные газетчики, работяги, мало знающие, мало читающие. Но они, журналисты, были оснащены по последнему слову журналисткой техники». Ах, как это теперь часто случается и не только со «специалистами пера» — новейшие технологии, современная техника, в попытке упростить поставленную задачу перед человеком, упрощает самого «homo sapiens»!

Прогуливаясь по вечерним улицам австралийского города, наблюдая за развлекающейся молодёжью в свете неоновых огней, Гранин передаёт суть их жизни – «Живёшь вовсю – глазами, ногами, что-то жуёшь, пьёшь, куришь. Участвует всё, кроме головы… Очень удобно, а главное – современно…. Глотаешь пустоту. Великолепно оформленную пустоту».

Но писателю удалось встретиться и с другими представителями молодого поколения: «Здесь песни борьбы за мир и звучат иначе, чем у нас. Они воспринимаются как поступок… (Напомню, что речь идёт о 60-х годах прошлого века – авт.) Они борются с приевшимися песенками, день и ночь журчашими по радио, телевизору… со всех эстрад кабаре, на всевозможных шоу и ревю».

И, конечно, писатели Австралии, их жизнь, тоже беспокоит автора: «Поэтов, которые могли быть жить на литературный заработок, в Австралии вообще нет. Писатели – самая бедствующая профессия». Даниилу Гранину было с чем сравнивать. В советское время к литературной «братии» относились с большим уважением: труд их оплачивался, книги издавались миллионными тиражами за государственный счёт, была возможность отдыха в Домах творчества и путешествий не только по стране, но и за её пределы.

Кстати, Гранин благодаря своей литературной деятельности стал участником первого круизного рейса вокруг Европы, организованного в СССР в 1956 году. Об этом путешествии он написал «Чужой дневник» (1982г). «Профессиональное заболевание путешественника называется «как бы чего не упустить». Начинается с музейной лихорадки – в голове каша, скорость нарастает, ещё галерея, ещё фреска, ещё шедевр. Наступает отвращение, изжога», — пишет Гранин. («Как это сильно подмечено!» — подумала я, вспоминая своё зарубежное турне.)

Тогда, на лайнере, встретились многие представители творческой интеллигенции Союза. Среди них был и Константин Паустовский, к тому времени уже известный писатель. От общения с ним молодой прозаик почерпнул некоторые жизненные уроки: «Путешествие не сводится к поглощению пространства… О чужой стране можно кое-что узнать, просидев несколько часов в уличном кафе…». «Одна картина («Джоконда» — авт.) может дать больше, чем целая галерея, если эту картину удаётся пережить».

Впоследствии и сам Гранин подметил: «Останется не воспоминание, а образ города, страны».

Вот так «прогулявшись» по чужим дневниковым записям, заглянув в разные уголки Земли, я посмотрела на наше «сегодня», полистала «вчера» и чуть-чуть заглянула в «завтра». А какие у тебя ощущения от прочитанного, мой читатель?

Фото ТАСС

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.4 / 5. Людей оценило: 9

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *