Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Стефания Данилова: «Для меня «поэт» – это профессия»

Марина МАТВЕЕВА

Летом нынешнего года в Крыму прошёл гастрольный тур известной поэтессы из Санкт-Петербурга Стефании Даниловой. Тур включил в себя такие города, как Ростов-на-Дону, Анапа, Феодосия, Судак, Ялта, Севастополь,  Симферополь, Керчь, Краснодар, Коктебель. Как видим, большая часть городов – крымские.

И это уже не первое проявление творческой харизмы этой яркой поэтессы на  полуострове. Стефания известна как организатор фестиваля Z.ФЕСТ (Крым, с. Поповка, Z.SITY, август 2018 г.), составитель альманаха санкт-петербургских и крымских поэтов «ЛитКрым» по итогам фестиваля и щедрого на тепло и сотворчество знакомства творческих крымчан и питерцев. А также С. Даниловой создан фестиваль «Всемирный День Поэзии», объединивший 60 городов 10-и стран, а в том числе Крым: в фестивале 2019 года приняло участие немало крымских поэтов, в Симферополе с успехом прошел гала-концерт.

С не меньшим интересом был встречен концерт Стефании Даниловой в крымской столице.

Лучше всего представит нашу гостью её стихотворение с говорящим названием.

крымское

  • мне нравится здесь я стала опять никем
  • в огромной нелепой рубашке курить во двор
  • таская ангедонию на поводке
  • не видимую собеседниками в упор
  • смородиновое небо – да звёзд не счесть..
  • забывшая про бессонницы и ноябрь
  • то падать в песок хочу то на крышу лезть
  • сверчками гремит перуанская степь моя
  • мне нравишься ты, мой южный случайный дом,
  • где нет ничего известного наперёд
  • коснётся ладоней море голодным ртом
  • и вымершие касания заберёт
  • мне нравится что выходишь во двор а там
  • растёт не нарисованный виноград
  • так быстро как огонь бежит по листам
  • и сказке – начало.
  • кто слушает, тот и прав…

Стефания Данилова российская поэтесса, писатель, культуртрегер. Творческая карьера началась в 2011 году: созданием официальной группы, выпуском книги «Реминисценции» и первым сольным концертом. В 2012  Триумф-лауреат всероссийской поэтической премии им. Хлебникова. Выходят книги «Сплин-синдромные», «Forget-me-not» и «366 революций». В 2013 снимается в поэтическом телешоу «Бабушка Пушкина». В 2014 выходит книга «Веснадцать», в этом же году автор получает контракт в серии «Звезда рунета» издательства АСТ, и «Веснадцать»  появляется во всех крупных русскоязычных книжных. В 2015 в АСТ выходит книга «Неудержимолость». В 2018 году поэтесса едет на гастроли в Индию, где дает интервью на английском языке порталу LittleIndia и снимает клип на популярное стихотворение «Забери меня, море».

В 2018 автор отмечает сценическое семилетие выпуском проекта «Семикнижие». Это книги «Свидетельство о полусмерти», «34 бусины», «Неморгая», «Ьвобюл орп ихитс», «Верни меня мне», «Интервью» и сборник коллег по цеху «Стихи, какими они должны быть». В этом же году выходит прозаический дебют «Атлас памяти». Автор публикуется в толстых журналах, в громких поэтических проектах. Лауреат ряда престижных фестивалей, конкурсов и премий. Создаёт фестивали «Книгопад», «Чёрное сердце Самайна» и первый поэтический конкурс, посвященный Бродскому, «BroadSkyFest».

За плечами более 500 выступлений, как сольных, так и в литературных проектах:  поэтических и в качестве спикера о современной литературе и её продвижении. В настоящее время С. Данилова работает над кандидатской диссертацией «Медиастратегии поэтов XXI века» и ездит на гастроли.

Стефания, ваш гастрольный тур в Крыму стал событием для любителей поэзии и современной культуры. Почему выбор пал именно на юг?

– Захотелось совместить приятное с полезным. Я не умею отдыхать в общепринятом смысле. Хотелось бы научиться, но получаются снова концерты.

Какими были впечатления от ваших концертов в разных городах, отличались ли они?

– О каждом городе я пишу в рубрику «Путевые заметки» отдельную статью, дать обратную связь всему этому оказалось сложнее, чем дать непосредственно концерты. Для меня каждый город – не столько разница архитектуры (так, в Симферополе на одной из центральных улиц, близ театра, для меня ощутимо повеяло почему-то Красноярском; города после 50-го начинают сливаться, говорят, это у многих гастролирующих), сколько люди. В каждом городе был кто-то, кто стал для меня личным символом этого города.

Отличались ли принимающие стороны, их ментальность, восприятие поэзии вообще и вашего творчества в частности?

– Анапы не было в изначальном плане, но там была высшая организация, исполненная Сергеем Левиным: привлечены газеты и телевидение, хорошо работали флаера, которые раздавали на набережной. Как ни планировали Ялту, увы: это единственный неудачный концерт не только тура, но и всей моей гастрольной истории. В Краснодаре организатор Ольга Попова ради моего концерта отложила эмиграцию в Беларусь. Когда я приехала, обнаружила полный зал. Приятно, что в каждом городе находились люди, проговаривающие со мной мои ключевые тексты. Все стремились чем-то помочь туру, видя, что за мной не  стоит никакой серьезной поддержки.  Я придумала формат «Задайте мне любой вопрос – и получите ответ в моем стихотворении» – это же гораздо интереснее, когда ты узнаёшь свою публику лучше. В Анапе не затронули никаких тяжелых тем, а в Севастополе попросили про «смерть, трансформацию и котиков». Тур научил меня главному: не жди – и всё будет.

Только ли поэты и творческие личности посещают ваши концерты? Что привлекает в вашем творчестве самых разных людей?

 – Пишущие и играющие составляют где-то треть от моей аудитории. Отмечу, что на мои концерты ходят очень многие, кто до меня современную поэзию терпеть не мог. Не «не знал», а именно не мог терпеть. Говорили, что их привлекает разноплановость тематик, то, что я не зацикливаюсь только на теме отношений или только на «жести», а могу и в жанр волшебных сказок, и в лютую остросоциалку. Отвечали, что нравится наличие позиции. Гражданской, социальной, которую я несу в мир через выражения на лицах своих героев. Мои герои разучились жить одними мечтами и научились грустить с пользой для себя и общества. Они болеют за феминизм, экологию и мир во всем мире. И сурков.

Ваши самые сильные впечатления этого путешествия?

– Мыс Фиолент на фотографиях не передает и сотую долю той красоты, которую я увидела. Жизнь в стиле «утром не знаешь, где заночуешь» полезна хотя бы на один месяц из 12-и – не только для поэта, но для любого человека. Радуюсь, что евпаторийский поэт Михаил Гладчук, организовавший наш с ним концерт, переехал в Питер в сентябре. В Судаке ловили крабов и кормили их кусочками мяса, ломали систему, потому что крабов есть – это плохо. Если крымский поэт берется за пейзажку, я в неё влюбляюсь, потому что заново переживаю море и горы вместе с ним. Люблю то, что Коктебель похож на Арамболь, его свободных и удивительно чистых женщин. И снова Фиолент, и девушка с бумажными скульптурами, и минутный диалог с ней, и искра узнавания: «Вы – Стефания Данилова?» А у меня в сумке как раз одна-единственная книга, про путешествия, «Верни меня мне», – и веришь в предопределенность в такие моменты.

Ваша творческая деятельность уже далеко не первый год связана с Крымом. Как был найден вектор именно в этом направлении?

– Я отметила, что в связи с политическими событиями люди разделились на два типа. Первые про крымнаш, вторые нарочито не хотят мириться с референдумом. Я принадлежу к третьему типу. Мое летнее детство прошло в Крыму. Это всегда был особый мир. Вне политики, как и мои стихи, как и я. Поэтому Крым – просто Крым, у него одуряющий кипарисовый аромат, брайлевские узоры маклюры и самое честное море. В 2018 я работала на Z.ФЕСТ, бывшем Казантипе, в Поповке. Делать поэтическую сцену не в привычном Питере, где легко вызвонить кого угодно, и они придут, а у моря, в песке, на ветру – было самым настоящим челленджем. Могли с другой сцены прийти, вырвать из рук микрофон, уйти. Начинание Z.ФЕСТ как ЗОЖного фестиваля было благим, но жесткая энергетика былого Казантипа давала о себе знать. Люди становились агрессивными, часто беспричинно, более конфликтной работы у меня не бывало. Что не отменяет того факта, что я получила кайф от проекта и именно там узнала о поэтах Крыма. Через год эти знания и знакомства помогли мне сочинить нынешний тур так, чтобы он не остался просто наброском.

В чем сходство и различие поэзии севера и юга? Понимают ли друг друга авторы – или они суть разные полюса?

 – Южные не скупятся влить в текст все увиденное ими золото закатного побережья, северные же выверяют все досконально и для них важно что-то кому-то доказать, выйти на слэм, обрести новый титул. Я думаю, что климат влияет на настрой человека в целом. Когда тепло большую часть времени, а вокруг не задымленные автострады, а горы, человек спокойнее, перед ним нет цели куда-то рваться и выгрызать зубами место под солнцем, ведь солнце везде. Север плотен, многолюден, в нем конкуренция, больше настороженности. Коммуникативных трудностей лично у меня не возникло. Я так часто путешествую, что уже не считаюсь типично северным человеком – когда путешествуешь, вбираешь в себя понемногу от каждой узнанной культуры. Из-за того, что южные не стремятся «всех порвать», возможно, о них толком не знают северные. Хотя, сойдись они в конкурсе, будет интересно на это посмотреть.

А с чего все начиналось? Как появилась поэт Стефания Данилова? Что стало толчком к творчеству и такому масштабному и нестандартному его проявлению?

– За точку отсчета я считаю 2011 год, когда друг подтолкнул меня к публикации текстов в Сети. «Просто заяви всем, что ты есть». Боюсь, дальнейший путь не был выверен. Это была больше борьба с детскими травмами и страхами, сглаживание колючести, обучение искусству доверять не то что людям, а собственной строке. Я слепо шла за своей строкой – и, наконец, начала что-то видеть. Не только свет, но и контуры людей и зданий. Я долго боялась себя и была пленницей типично российского менталитета: говорить о себе – стыдно. Больше мне не стыдно. Очень в этом плане меня «поправил» как раз юг, Крым. В общение с южными как будто встроен терапевтический эффект, спокойная мудрость. Я боялась принять в себе, что могу работать как в классическом жанре, так и в сказочном, в рэпе, в прозе, «драмкружок», «кружок по фото»… надо бы, мол, ограниться и ограничиться… а кому надо? Как выяснилось, точно не мне. Единственные границы, которые должны быть – это личные. Ну, и границы между странами, которые неплохо бы пересекать каждый год в новом направлении саморазвития ради.

Ваши самые любимые темы в творчестве. Что больше всего трогает, что первым заставляет браться за перо?

– У меня нет такого, наверное, что «больше всего», для меня нет неважного, и есть только один грех – равнодушие.

От чего невозможно отмахнуться? Возможно, это даже раздражает, возмущает, но вы считаете, что все равно об этом необходимо говорить и писать.

– От проблемы феминизма, от того, как его дискредитируют сами женщины, не понимая, что они вообще могут высказаться исключительно благодаря заслугам этого самого феминизма. От домашнего насилия, которое происходит не с тобой, но это не значит, что ты должен об этом молчать. От попытки построить на севере России мусорный полигон, способный отравить пять рек и три поколения вперед.

А есть ли темы, которые вы никогда не стали бы поднимать?

– Я не стала бы писать о том, как на Руси и где-либо жить хорошо, либо жить плохо. Я не использую черный и белый в своей палитре.

Сколько всего у вас книг?

– «Свидетельство о полусмерти» – остросоциальная лирика. «Неморгая» – про психиатрические девиации, мне интересно об этом читать и я встречала много психов, хватило на книжку. «Ьвобюл орп ихитс» о том, что на самом деле стоит за словами «я люблю тебя». «34 бусины» – о вещих снах и подслушанных сказках. «Верни меня мне» – стихи, которые прицепились ко мне репьем во время путешествий по дорогам и городам и расцвели. «Интервью» – вопросы-ответы, для желающих узнать больше о том, что я за зверь такой сурок. «Стихи, какими они должны быть» – 100 авторов, которых я люблю как авторов и связана с ними как с людьми – любовью или же ненавистью, прошлым, настоящим и будущим. Всего книг 16, какие-то переизданию не подлежат. Есть еще «Веснадцать», «Неудержимолость» – сборники лучшего с 15-и лет по 21 год, и прозаический дебют «Атлас памяти». Впрочем, его все равно путают с поэзией. Не получается у меня пока прозаический изюм, опять вино получилось.

Впервые я познакомилась с вашим творчеством благодаря программе «Вечерние стихи», в которой мы обе участвовали. Как вы считаете, много ли подобные проекты дают поэтам?

 – Это было цельное поэтическое телешоу, одно из трех, в которых мне довелось участвовать. Сейчас много для поэтов (преимущественно самими поэтами) сделано в плане фестивалей, конкурсов, альманахов, и очень мало – на телевидении. Ютуб-проектов немало, но определенную мощь именно телевидения пока никто не отменял, и «воу, ты в телеке» до сих пор престижно, хотя большинство людей уже не имеют телевизора у себя дома. Несмотря на то, что вещание всех каналов уже идет через Интернет, в сознании людей четко граничится Ютуб-канал и канал федеральный. Поэту не стоит ограничиваться одним типом: только альманах или только фестиваль. Ему стоит изучать разные возможности и участвовать в том, что ему близко.

Вы создатель творческих проектов всероссийского и международного статуса. Что подвигает на это?

– Я люблю и чужие проекты, это большая часть моего времени. Когда ты постоянно в этом, можешь отличить профи-проект от дебютанта, дать обратную связь и послушать чужую, и понять, чего не хватает. Идеальный проект будет тогда, когда кривая логарифма коснется оси ординат. По математике, мы помним, это невозможно. Но сокращать это расстояние между кривой и осью – то, в чем была бы «клятва Гиппократа» организаторов, если бы они её давали. Проблема для авторов в том, что нет единого ресурса, где бы они смогли сразу все-все возможности для себя открыть. Много, очень много бюрократии, составить заявку на конкурс иногда сложнее, чем написать к нему стихотворение. Творцы не ленивые, нет. Им действительно тяжело копаться, искать, быть организованными. Многим. Не всем. Можно прокачиваться в этом плане, дисциплинироваться, но если есть люди, для кого дисциплина – это врожденное, для творцов это будет только условным рефлексом. И его нужно постоянно подновлять.

Вы утверждаете, что поэзия для вас – это профессия. Мало кто в этом мире, в том числе даже и очень известные поэты, мог бы о себе так сказать.

– Дело здесь, я думаю, в менталитете. Очень известные сейчас – это поколение Х, старая гвардия, мэтры. Они росли в советское время, когда такие смелые мнения были бы невозможны. Хотя именно во времена СССР поэты собирали стадионы, а сейчас перестали. Там был соцзаказ, там были случаи первого громкого хайпанутого пиара, об этом пишет российская ученая Е. А. Каверина очень здорово. Слова «поэт» нет в Общероссийском классификаторе рабочих профессий. Есть «Литературный работник», а это ведь даже не синоним. «Писатель», вроде, где-то был, но полноценно эта профессия существует только за рубежом. Для меня поэт – это профессия, потому что ей подчинена вся моя жизнь, это  приоритет, даже кандидатская моя – о медиастратегиях поэтов XXI века. Если у меня будет выбор: пойти на свидание или на интересный мне поэтический слэм, я выберу слэм. Это из тех профессий, которые выбирают сердцем, а не по принуждению. Это то, где не боишься прослыть вечным учеником, каким бы ни считался профи в глазах общественности, потому что предела нет.

От чего, по вашему мнению, более всего зависит успех поэта? От него самого и собственно таланта? От локации? Умения общаться? Владеть самыми современными средствами самопродвижения? Другое?

– Я очень, очень много думаю на эту тему. Если составить круговую диаграмму со всеми этим пунктами, то все они будут занимать примерно одинаковые доли, и будет еще одна, маленькая, но коварная: фортуна. Она есть, верь в ее влияние или не верь. Сопричастность времени, умение оказаться в нужное время в нужном месте – это тоже связано с ней,  с фортуной. Иначе чем объяснить то, что удивительнейших авторов открыли спустя века и признали, а при жизни не замечали вообще, хотя равные им по вектору еще как были в цене. Что делать для того, чтобы эта самая фортуна тебе улыбнулась – большой вопрос. У Михаила Щербакова в песне есть про то, что глаза ее незрячи. Она, может, улыбнулась бы тебе так открыто, как могла, но ты отлучился на секунду, и ее улыбка уже посвящена кому-то другому, а кому – она не видит. Но одно ясно точно: никакая Нобелевка на блюдечке не придет, если писать в стол. Мы биосоциальные существа. Стихи без аудитории бессмысленны.

Другие сферы вашей социальной деятельности?

– Меня можно встретить на федеральных форумах и научных конференциях. Люблю читать лекции о творческом продвижении, вижу, с какой охотой на них ходят, и главное, каких результатов достигают после них. Мой лекторский проект называется «Ты SMMожешь», как спикеру мне – два года, зовут в вузы, на форумы, в Комитеты и в образовательные проекты, – и я рада, что этой дисциплине, которой нет ни в одном классификаторе, люди хотят учиться, несмотря на то, что кто-то до сих пор говорит, что поэзия мертва, ее нет, а продвижение – зло. Это реалия современного мира: хочешь успеха – заяви о себе. Ну, или пиши в стол и злись на успешных, но потом не жалуйся, что ты тоже мог так же, но тебе было стыдно.

Ближайшие и дальнейшие творческие планы?

– Взять себя в руки и взяться за кандидатскую основательно. Если мирозданию угодно, провести «Всемирный День Поэзии – 2020» – точнее, то, что получилось после колоссального ребрендинга проекта, что наша команда пока держит в секрете. Пока не писать новых книг, ждать, что это произойдет, как и всегда: название книги и ее концепт приснятся. Так было 16 раз. Так будет дальше, если так хочет мир.

Ну и, как же без этого: будет ли еще проводиться в Крыму Z.ФЕСТ, День Поэзии и другие ваши начинания? Ждать ли нам вас и других поэтов Санкт-Петербурга у нас в гостях в будущем году?

– О Z.Фест в 2019 году я ничего не слышала. У меня есть проекты «Книгопад», «Чёрное сердце Самайна» и «BroadSkyFest», которые я веду крайне лениво, и дай Бог раз в год их делать. Недавно я переборола страх ребрендинга и поняла, что в закрытии или переосмыслении проекта нет ничего страшного, а есть много красоты и силы, если так нужно. Этим летом мое холодное сердце согрел Крым. Я приеду на «Тавриду Лит», как финалист премии «Лицей» – это будет конец сентября. Чувствую, это будет правильная осень. Второму крымскому туру быть потому, что его жду далеко не только я.

Фотографии из Южного тура
предоставлены Стефанией Даниловой

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *