Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Твоё слово против моего

Игорь НОСКОВ

(записки бывшего следователя)

Я окончил специальное оперативное милицейское учебное заведение и юридический факультет Одесского университета. Таким образом у меня оказалось два диплома юриста. В обоих учебных заведениях, кроме многочисленных наук, фундаментально изучалось уголовное право.

Лекции читали бывшие работники правоохранительных органов с блестящими теоретическими знаниями и большим практическим опытом. Многие имели учёные степени. Ими по косточкам разбирались все преступления, предусмотренные статьями уголовного кодекса. Преподаватели обязательно приводили примеры из своей практической деятельности, или коллег по совместной работе в милиции, в суде и в органах прокуратуры.

В обоих учебных заведениях преподаватели обращали особое внимание на расследование уголовных дел, возбуждённым по фактам ДТП (дорожно-транспортное происшествие). Сложность заключается в доказывании вины водителя.

В каждом случае перед назначением автотехнической экспертизы следует проводить воспроизведение обстоятельств события происшествия. Это связано с проведением многочисленных замеров, необходимых для автотехнического эксперта, производящего расчёты по специальным формулам. Например, ему нужны расстояние видимости для водителя вдаль; место возникновения опасности, место столкновения автомобиля и пешехода, расстояние от пешехода до автомобиля и т.д.

 Воспроизведение должно проводиться точно при тех же условиях и в обстановке, при которых было ДТП. Если во время ДТП шёл дождь или была снежная метель, то и воспроизведение необходимо проводить при таких же осадках, иначе воспроизведение будет необъективным и любой адвокат его сможет оспорить, и он будет прав.

Преподаватели подчёркивали специфику расследования дел по ДТП, особенно в части сбора доказательств вины субъекта преступления, т.е. водителя. Не все подозреваемые горят желанием чистосердечно признаться в содеянном и подробно его описать, выдвигая хорошо продуманные алиби своей невиновности. Приходится тщательно их проверять.

Слушателей лекций предупреждали, что при расследовании ДТП можно столкнуться и с таким алиби, которое очень трудно проверить, опровергнуть и установить истину. Это относится к тем случаям, когда нет очевидцев ДТП, а в автомобиле находилось два человека, водитель и пассажир. Надо быть готовым к тому, что водитель может заявить, что он по просьбе пассажира разрешил тому сесть за руль управления. Тот не справился с рулевым управлением, в результате чего произошёл наезд на пешехода со смертельным исходом.

Все знают, что передача руля управления бывает часто. Чего греха таить, сам несколько раз по настойчивой просьбе друзей так делал. В это время сидел, как на иголках.

Некоторые непорядочные водители с целью избежания ответственности нагло оговаривают своего пассажира. Иногда оба по-дружески договариваются о такой линии поведения на следствии. Такое алиби своему подзащитному может подсказать недобросовестный защитник.

В подобной ситуации следователь попадает в тупик. Не будешь же двоих привлекать к уголовной ответственности, так как кто-то из них явно не виновен в печальных последствиях. Вот почему работники ГАИ, прибывающие на ДТП, начинают свою работу с того, что устанавливают очевидцев происшествия, которые могут сказать, кто находился за рулём.

***

 Несколько лет я занимался расследованием уголовных дел по ДТП. Со случаями, описанными выше, до поры и времени сталкиваться не приходилось. Но как-то в ночное время на окраине города легковым автомобилем был смертельно травмирован пешеход. В салоне находилось два друга, один из которых управлял автомобилем. Оба были в трезвом состоянии.

Обстоятельства ДТП были сложными. Поэтому всё зависело от заключения автотехнической экспертизы.

Когда оно было готово, оказалось не в пользу водителя, хозяина автомобиля. Хотел его арестовать после предъявления обвинения. Родственники погибшего в это время во все инстанции писали жалобы с возмущением, что убийца находится на свободе. В свою очередь, потерпевшим также были нарушены правила дорожного движения.

На предъявление обвинения водитель пришёл с защитником из областного центра, который, как я понял, поднаторел на защите водителей, привлекаемых к уголовной ответственности. По делу были проведены все следственные действия.

Ознакомившись с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого, на письменный вопрос: «признаёте ли себя виновным», водитель ответил коротко и чётко: «не признаю». Внутри меня всё оборвалось. Я понимал, что надвигается катастрофа по делу.

В этот момент ничем нельзя показать своё состояние. Как ни в чём не бывало, стал допрашивать водителя в качестве обвиняемого. В процессе допроса водитель заявил, что первоначально давал неправдивые показания, так как на самом деле он по глупости дал руль управления своему другу и тот совершил наезд на пешехода.

При таких обстоятельствах приходится ограничиваться мерой пресечения в виде подписки о невыезде и снова начинать расследование.

Допрос друга водителя и очная ставка между ними ничего не дали. Каждый стоял на своём. Друг водителя категорически отказывался подтверждать показания хозяина автомобиля, заявив, что у него есть своя хорошая иномарка, поэтому не было необходимости кататься на чужой машине.

***

 У меня оставалась последняя надежда: обратиться через газету за помощью к общественности, хотя не было абсолютно никакой надежды, что это что-нибудь даст. Дорога была пустынной. Работники ГАИ при прибытии на место происшествия застали несколько водителей автомобилей, которые подъехали после ДТП. Они же вызвали милицию и скорую помощь. При допросе пояснили, что из реплик двух друзей поняли, что за рулём был хозяин машины, который всё время хватался за голову и чуть ни рыдал. Случившимся были подавлены оба друга.

На заметку в газете никто не откликнулся. Тогда я обратился по телевидению к жителям города, хотя коллеги по работе отговаривали от этой пустой затеи. Я подробно рассказал о причинах, побудивших выступить с просьбой откликнуться очевидцам ДТП.

На следующее утро моему удивлению не было предела, когда у кабинета я увидел мужичка в рабочей одежде. Он сказал, что ему стало жаль меня, и потому пришёл рассказать, что видел однажды глубокой ночью. Вот что он рассказал.

Предприятие, на котором он работает, имеет каменный забор, выходящий в сторону дороги. С обеих сторон дороги нет никаких строений. Они, представляющие одноэтажные частные строения, начинаются только через несколько сотен метров. В конце улицы находится его дом. Проходная предприятия расположена очень далеко от забора, на другой стороне предприятия.

Чтобы быстрее оказаться дома, он перелазил через забор, сократив путь. Вдоль дороги растут густые высокие кусты. Он шёл вплотную к ним, чтобы его никто не видел. В этом месте мне по дрогнувшему голосу рассказчика показалось, что, перемахивая через забор, он не только экономил время. Я имел в виду продукцию, которую выпускает предприятие. Эта продукция нужна каждой домохозяйке. Тогда меня эта деталь его рассказа не интересовала, как и сам рассказчик, если даже он был мелким несуном.

Дорога в ту ночь хорошо освещалась полной луной. Когда он направился к своему дому, то увидел на противоположной стороне дороги мужчину, идущего ему навстречу. Ночного пешехода, одетого во всё тёмное, кидало во все стороны, что говорило о его нетрезвом состоянии.

Едва они разминулись, впереди показалась с включёнными фарами машина, идущая на большой скорости. Через какое-то время раздался резкий звук тормозов и глухой удар. Рассказчик всё понял. Он возвратился назад, к месту ДТП. Только не стал подходить к остановившемуся автомобилю.

Фары не были выключены. Хорошо было видно, что в нескольких метрах от машины лежал без движения мужчина. Над ним стояли два человека — один в белом летнем костюме, а другой в белой рубашке и чёрных брюках. Второй ругал себя матом за то, что передал руль управления. Он размахивал руками и нервно ходил назад и вперёд.

Мужчина в белом костюме говорил о каких-то деньгах. У этого мужчины на голове была летняя фуражка с длинным козырьком. Лица мужчин не запомнил, так как они стояли спиной к зажжённым фарам и поэтому были не видны.

Когда начали подъезжать и останавливаться машины, рассказчик вылез из кустов и пошёл домой. Я, как мог, отблагодарил свидетеля за его ценные показания и выдал оправдательную повестку на целый рабочий день.

***

 По моему заданию оперативники уголовного розыска произвели обыск в квартире друга водителя, обвинённого в ДТП. Были обнаружены и изъяты белый летний костюм и бейсболка с длинным козырьком. Хозяина этих вещей я задержал и водворил в КПЗ на трое суток. При повторном допросе он продолжал утверждать, что машиной не управлял.

Через двое суток мной был допрошен сокамерник друга водителя, который рассказал всё, что услышал от подозреваемого в ДТП. Действительно, друг ему передал руль управления. По пустынной дороге машину вёл на большой скорости, как привык ездить по ночам за городом на своей машине. Пешехода заметил в последний момент, когда того с обочины повело на дорогу. Затормозил поздно. От сильного удара пешехода отбросило вперёд. Тот скончался на месте из-за травмы головы, из которой обильно шла кровь.

Очень испугался ответственности. У него скоро должна была состояться свадьба. Его друг ему был должен большую сумму денег. Попросил взять вину на себя, за что простит долг. Если друга осудят к лишению свободы, будет постоянно помогать деньгами ему и его семье. Друг согласился и первоначально давал такие показания, как договорились. Потом всё-таки от своих слов отказался. Был в большой обиде на друга.

Под давлением собранных улик задержанный признался в совершении ДТП. Хозяин автомобиля подтвердил, что из-за прощёного долга хотел взять вину на себя. Жене рассказал всю правду. Она заставила на следствии рассказать, как всё было на самом деле. Защитник также настаивал на этом. Так появился истинный виновник ДТП, а в отношении хозяина автомобиля уголовное преследование было прекращено.

***

 Десятки раз я выезжал на осмотр места совершения ДТП. Но никогда до описанного случая не просил эксперта-криминалиста снять отпечатки пальцев рук с баранки руля, щитка приборов, дверцы бардачка и других предметов в салоне автомобиля. После того случая по моему указанию эксперт-криминалист обязательно снимал отпечатки, где бы их ни находил в автомобиле.

Некоторые спецы, снимая отпечатки, бурчали под нос: «на чёрта тебе они нужны, когда и так понятно, кто находился за рулём.» Отвечал, что это надо сделать на всякий случай, для страховки. Вдруг когда-нибудь они понадобятся, а их не будет.

Они действительно понадобились, когда второй раз за всю мою следственную практику после ДТП водитель и пассажир сваливали вину друг на друга. Помогли свежие следы пальцев рук, своевременно снятые с баранки руля. Экспертом было установлено, кто последним сидел за рулём.

Но это совсем другая история.

Фото с сайта Форпост Севастополь

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *