Крымское эхо. Информационно-аналитическая газета


Warning: Class '\Joomla\CMS\Document\Renderer\Html\ModulesRenderer' not found in /var/www/ceho/data/www/c-eho.info_restored/libraries/loader.php on line 663
 
Игорь НОСКОВ

Игорь НОСКОВ


Notice: Undefined property: Joomla\CMS\Object\CMSObject::$description in /var/www/ceho/data/www/c-eho.info_restored/templates/tribune/html/com_k2/templates/dailyplanet/user.php on line 59

Из воспоминаний военных лет

Я играю во дворе нашего дома. Здесь стоит трёхэтажное здание, в котором до войны была школа. Сейчас там располагается немецкий штаб. Около входной двери штаба постоянно находится часовой. Во дворе из мальчишек я один. Что-то пацаны задерживаются по выходу во двор, хотя дело идёт к вечеру. Скоро из штаба будут выводить русских военнопленных и гнать куда-то, к месту их ночёвки. Пленные в штабе выполняют разную грязную работу по уходу за помещениями штаба. В то же время их допускают к чистке картошки. И вот первым появляется немецкий конвоир с автоматом. Он останавливается сбоку входной двери. Вслед за ним — пузатый красномордый старшина. Он, видимо, руководит всем штабным хозяйством.

Опубликовано в Библиотека
 |  %AM, %05 %245 %2015 %07:%сен

Из воспоминаний прошлого

Он остался в нашем дворе с довоенных лет. Нашего любимца двора звали Васькой. Куда подевались остальные коты во время боевых действий в Керчи никто не знает. Так что Васька был единственным представителем кошачьего племени. Вот поэтому вся людская любовь досталась Ваське. В нашем дворе было небольшое трёхэтажное здание, в котором до войны располагалась четырёх классов школа. Когда немцы зашли в наш город, в этом здании на короткое время разместился штаб румын, а потом и немцев. Личный состав был большим. Некоторые из немцев, как и жители двора, Ваську постоянно подкармливали. Видимо, они скучали по своим немецким котам и поэтому русскому коту уделяли должное внимание.

Опубликовано в Библиотека
 |  %AM, %29 %274 %2015 %08:%авг

 «Долг - это любовь к тому, что

 сам приказываешь себе»

 И. Гёте.

Из воспоминаний военных лет

Немцы в Керчи. Жизнь продолжается, только наша жизнь — жизнь оккупированных граждан. Новые порядки, новые законы. Доходят слухи о массовых расстрелах немцами мирных граждан в других городах Крыма. В Керчи пока этого нет. Каждый день трудоспособное население немцы гоняют в п. Багерово. Там они роют какой-то ров: глубокий и длинный. Из нашего двора, дома 38 по улице Свердлова, на эти работы каждое утро уезжает молодой парень — Жорка. Возвращается поздно вечером. Идёт между жителями двора разговор о том, что якобы роется противотанковый ров. Люди с пристрастием расспрашивают об этом Жорку, о чём-то шепчутся. Место расположения рва за городом, где нет основной дороги, идущей к городу, габариты рва вызывают кривотолки. Все чувствуют, что здесь что-то не то.

В нашем дворе по улице Свердлова в бывшей школе номер 8 расположен немецкий штаб. Два или три раза в неделю в штаб для черновой и тяжёлой работы приводят русских военнопленных. Их конвоирует всегда один и тот же немецкий солдат. Пленные выглядят очень плохо: они худые, измождённые и бледные. Жителям двора запрещают с ними иметь любой контакт. Пленных можно видеть только утром, когда приводят их в штаб, и вечером, когда куда-то уводят. В это время подходить к ним опасно. Это правило знают все жители Керчи. За нарушение следует строгое наказание.

Редакция «Крымского Эха» не принимает для публикации стихи: мы считаем, что для этого есть специализированные издания, и человек, желающий насладиться высоким поэтическим слогом, не будет искать пищу для наслаждения на ленте нашей газеты. Но иногда наши читатели огорошивают нас своим творчеством, ни на какую публикацию не претендующим. Вот написалось, и точка. И пишут не о цветочках-бабочках и вздохах на скамейке, а рубят правду-матку сообразно политическому моменту.

Опубликовано в Библиотека
 |  %AM, %11 %304 %2015 %09:%июль
  • «Истинная любовь не нуждается
  • ни в симпатии, ни в дружбе; она
  • живёт желанием
  • и питается обманом.
  • Истинно любят только
  • то, чего не знают».
  • А. Франс

Из милицейских воспоминаний

После войны их семья жила на одной из улиц нашего небольшого южного городка. Глава семьи занимал какой-то пост в советско-партийном аппарате. Их квартира состояла из нескольких комнат, шесть окон которых выходили на улицу. В окнах вместо стеклянных банок, какие стояли в наших окнах, стояли чистые сверкающие стёкла, за которыми хорошо просматривались красивые ажурные занавеси. Для нас полуголодных пацанов всё это казалось сказочной роскошью. Ведь наши окна только на ночь закрывались разным лохмотьем. Улица, на которой жил со своими домочадцами партийный деятель, была необыкновенно уютной, домашней. Всегда стояла тишина, только нарушаемая чириканьем воробьёв, сидящих в кронах громадных акаций, растущим по обеим сторонам улицы. Летом кроны прямо над дорогой смыкались и образовывали густой зелёный купол, через который не могли пробиться даже лучи солнца. Вот эта необыкновенная тишина тянула ребят на эту милую улицу. Но на неё мы шли не только из-за её красоты.

Опубликовано в Библиотека
 |  %AM, %25 %257 %2015 %08:%июль

Эту картину можно наблюдать ежегодно в летний период, особенно тогда, когда на прилавках рынков появляется клубника. С самого раннего утра и до позднего вечера по рынку бродит толпа людей. Ходят в одиночку, парами, группами, многие с детьми. От жары особенно страдают дети. Родители на их мучения не обращают внимания. Некоторые супруги приходят с грудными младенцами. На них жалко смотреть. Почему один из родителей с ребёнком не остаётся дома — уму непостижимо.

Опубликовано в Библиотека
 |  %AM, %04 %253 %2015 %08:%июль

Воспоминание из прошлого

Шёл голодный послевоенный 47-й год. Я учусь в четвёртом классе, пионер, к тому же являюсь председателем совета отряда. В отряде лучшие из лучших ученики нашего класса — несколько девочек и мальчиков. Наш отряд, как и отряды других классов, борется за переходящее Красное знамя пионерской дружины школы номер 19 города Керчи. Мы со слов учителей отлично знаем, почему знамя красного цвета. Изо дня в день все учителя нас постоянно убеждают в том, что на знамени кровь наших дедов и прадедов, которые за наше счастье отдали её в революционные бурные годы, что именно с тех далёких лет знамя стало красным. И мы искренне этому верили. Никогда и никому не приходило в голову то, что полотнище было покрашено в красный цвет на какой-нибудь фабрике. Для нас, детей войны, знамя было символом всего святого. Когда учителя рассказывали о погибших революционерах, чья кровь на знамени, в горле появлялся комок, который долго не исчезал.

Опубликовано в Библиотека
 |  %AM, %27 %250 %2015 %08:%июнь
  • Мужество - добродетель, в силу которой
  • люди в опасности совершают прекрасные
  • дела.
  • Аристотель

Мама раз в неделю ходит к своим знакомым, двум родным сёстрам, которые живут от нас в нескольких кварталах. Мы жили на улице Свердлова, а они на Солдатской слободке. Каждый раз мама брала меня с собой:

— Одну из сестёр я видел один раз. Я даже не знал её имени. Мама встречалась со старшей сестрой, которую звали Валей. Встречи их были короткими. Меня, шестилетнего пацана, сажали на стул, а мама с Валей уходили в другую комнату и там о чём-то шептались. Когда я спрашивал, о чём они шептались, Валя говорила, что мама рассказывала ей содержание книги, которую она давала ей прочесть. И правда, каждый раз Валя давала маме какую-нибудь книжку, с которой мы тут же уходили домой.

Опубликовано в Библиотека
 |  %AM, %20 %284 %2015 %08:%июнь

«Человек — это загадка, и в основе человечества
всегда лежит преклонение перед этой загадкой».

Только окончилась война. Жители возвращались в разрушенный город. Это были те керчане, которые, опасаясь угона немцами в Германию, бежали из города в отдалённые сёла и города Крыма. Город представлял собой сплошные руины с нагромождением прямо в них и возле различной целой и разбитой военной техники. Особенно много было танков, русских и немецких, зениток, пушек и прочего на городском бульваре.



Страница 20 из 20