Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

СимфиОния

.

Марина Матвеева выступила как представитель особой, интеллектуально-космогонической поэзии, для которой характерно эпическое восприятие мира. И не только мира внешнего, в котором вечные истины, такие, как любовь космического масштаба, тесно переплетены с романтикой «повседнева», но и внутреннего мира, который при всей его возвышенности и воздушности можно охарактеризовать в рамках современных категорий. Всё содержание внутренней сути человека, с точки зрения лирической героини Марины Матвеевой, можно уместить в одну предельно ёмкую и в то же время максимально краткую аббревиатуру ОБВМ – «особенно богатый внутренний мир».

Афиша творчского вечера СимфиОния работы Светланы Закирьяновой

Но самое яркое впечатление на зрителей произвело новое амплуа Марины – одно из своих стихотворений поэтесса исполнила как песню, показав не только прекрасные вокальные данные и умение причудливо и органично сочетать славянские и индийские мотивы, но и владение искусством индийского танца, имеющего свой особый, отдельный язык. Всё это придало исполняемому стихотворению дополнительную многоплановость.

Даниэль Бронтэ покорила зрителей всем: начиная от внешнего вида (аутентичный костюм скандинавской воительницы) и заканчивая стихами, наполненными глубокой задушевной грустью, горечью одиночества в толпе и осознанием бренности и ничтожности земного бытия.

Для ее лирической героини любовь существует, но она вынуждена бороться, чтобы выжить в этом жестоком мире городских джунглей. Она вынуждена побеждать одиночество и бесконечный эгоизм, но где-то она сильна и может выстоять, а где-то может пасть жертвой бездушных людей и безразличного бога.

Красочным штрихом стали песни, представленные поэтессой, причем даже не просто песни, а народные скандинавские баллады, исполненные на языке оригинала. Особенно впечатлила баллада «Герр Маннелиг», рассказывающая о том, как дочь тролля предлагала себя в жены доблестному рыцарю и о том, как он ей отказал из-за ее не принадлежности к христианской вере.

Во время исполнения Даниэль казалась путешественницей во времени и в пространстве, пришедшей из мира холодных фьордов, где почти в каждой пещере спит дракон, охраняющий несметные богатства. Негромкий, но вкрадчивый и сильный голос прял нить, связующую времена и народы, и было в этом какое-то особое, очень древнее волшебство.

Анфиса Третьякова предстала в виде очаровательной светской львицы, стихи которой за обманчивой легкостью формы таили в себе невероятно глубокое, я бы даже сказала, глубинное содержание. В ее поэзии авангардность сочеталась с экспрессивностью, внутренняя сила – с невероятной хрупкостью. И ведь не каждый поэт может увидеть любовь как куст смородины, сначала робко прорастающий в душе, а затем расцветающий и набирающий всё большую силу.

 Вообще, стихи Анфисы Третьяковой отличаются необычностью формы и парадоксальностью смысла. «Он увидел радугу на стене» – стихотворение, целиком построенное на аллитерации, которая буквально «работает» на необычность образов, созданных автором. Общий смысл заключается в безграничной свободе и полноте проживания вроде бы короткой, но ценной каждым мгновением жизни.

Герою подвластно всё: «Я растворил дверь – я проверял твердь. Я размножал нож, я разлагал ложь…». Радуга на стене понимается как символ многоцветности и полноты жизни, «всевмещения» ее в себя. Но высшей силой не дозволено человеку так полно вмещать и ощущать жизнь: «был вне себя от того, что ВСЁ было во мне». Такой человек, с точки зрения высшей, запрещающей и повелевающей силы, как раз и становится радугой на серой и безликой стене бытия.

СимфиОния

В целом стихи данной поэтессы очень свежи, проникнуты новаторским духом, не без доли бунта или эпатажа. Где-то они непривычны для восприятия, и заставляют задуматься, прежде чем их понимание оформится в однозначную интерпретацию. Ответная реакция на произведения Анфисы Третьяковой никогда не заставляет себя ждать: это всегда очень искренний интерес слушателя и зрителя – интерпретатора, который в этот момент становится сопереживающим первооткрывателем чувств и эмоций автора, выраженных с помощью языка современной, молодежной, и при этом новаторски-парадоксальной поэзии.

Ольга Анохина внесла в общую канву вечера нотку светлой грусти, такую юную и романтичную. «У каждого из нас есть свой Гель-Гью – место, где исполняются самые заветные надежды и мечты», – сказала она, представляя одно из своих стихотворений.

Что такое счастье в ее понимании? Свежий ветер, ласковое море и любимые следы на песке, которые вот-вот сотрёт бродяга-прибой, но всё это напоено такой нежностью и любовью, что, слушая эти строки, так и хочется оказаться в самом «эпицентре» этого тихого и безмятежного счастья и не где-нибудь, а в Крыму, таком любимом, как самой поэтессой, так и ее лирической героиней.

Романтические стихи о безмятежном светлом чувстве сменились строками о подснежнике, окропленном капающей с ножа кровью. Так прозвучала мысль о ценности и хрупкости человеческой души и ее потребности в свете, свободе и защите. На смену философии пришли исторические зарисовки: перед зрителями предстали мрачные и доблестные картины жизни Древнего Рима: “Ave, Caesar, Ave, Imperator!” Мощь и величие Колизея, гладиаторы и львы, кровь и песок, смерть и отвоеванная жизнь – всё это сплелось воедино и еще долго не отпускало взволнованных зрителей.

Ave, Ольга, твори и дальше – на радость всем поклонникам твоего творчества, чьи души так истосковались по истинной красоте, силе и романтике!

Такие разные и такие похожие… Четыре прелестных и талантливых женщины, четыре стихии, четыре планеты… Точнее, нет: не планеты, а огромные Вселенные, вмещающие в себя иные системы и галактики во всей их многомерности и многомирности.

И сегодня, на творческом вечере, перед нами предстала картина, по своей масштабности сравнимая лишь с картой Круга Миров из моей фантастической повести «Двадцатый знак Саймианского мага»: «Задрав голову, <он> увидел карту Круга Миров. Собственно, весь потолок отводился именно под неё: планеты были нарисованы в том виде, в каком они представали в космосе, или, как здесь говорили, в Междумирии.

От каждой из них тянулись слегка намеченные линии, соединяющие парные миры. Так, между собой соединялись Ближний Свет и Дальний, Пирамидальный Мир и Мир «Сахарников» (мальчик узнал их по цвету, тогда как названия, написанные слишком затейливым шрифтом, он так и не разобрал), Драктис и Тихрис, Рептилла и Болотный Мир.

И только линия от самой большой и прекрасной планеты (в ней <он> узнал Искристый Мир, хотя здесь она носила совсем другое название – Эделиса), сбегая с потолка, переходила на стену, опоясывала весь зал и исчезала, так и не доходя до парной планеты, которая, к слову, даже не была нарисована».

 Как здорово, что в этом мире, быстром и не всегда внимательном к нашим духовным потребностям, существуют люди – авторы, поэты, творцы – обладающие поистине Вселенским богатством внутреннего мира и таланта и с удовольствием делящиеся им с нами – читателями и зрителями!

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *