Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Поездка домой, в Керчь

.

Есть что-то волшебное в самом движении поезда, когда какая-то неведомая сила несёт всех пассажиров куда-то всё время вперёд, мерно постукивая его тружениками колёсами на бесконечных стыках рельс. Нет человека, который не уделял бы много времени выглядыванию в вагонное окно, пытаясь уловить всё то, что быстро за ним меняется, словно в калейдоскопе. Видимо, при этом человек свою жизнь сравнивает со мчащимся поездом, где вместо пролетающих мимо столбов, пролетают навсегда исчезающие годы. Всё, что находится близко к железнодорожному полотну, пролетает мимо окна так быстро, что не успеваешь разглядеть, что это было. Лес же, расположенный в нескольких десятков метров, проплывает медленно, плавно и величественно так, что чётко видишь, как над гнёздами кружатся птицы. Вдали лежащее поле кажется гигантским кругом со стоящими на нём машинами и что-то делающими возле них людьми. Круг спокойно и медленно вращается в противоположную сторону по ходу поезда. Это происходит непрерывно, пока движется поезд. На каком ещё транспорте можно увидеть такое захватывающее зрелище, от которого трудно оторваться.

Хорошо куда-нибудь ехать без пересадок. Тогда твоё место в купе на время становится родным домом с приятными соседями, которые без конца что-нибудь жуют, постоянно вытаскивая всё новые и новые продукты на маленький столик, уже и так полностью заставленный едой.

Большие неудобства представляют пересадки, когда нужно перекомпостировать билет, а потом бежать к отходящему поезду, или, наоборот, найти где-нибудь в зале ожидания свободное место, втиснуться в него, и покорно ждать порой по несколько часов нужного проходящего поезда, останавливающегося только для того, чтобы тут же, через пару минут, мчаться дальше. Особенно мучительным становится ожидание в ночное время, когда ближе к утру глаза начинают предательски закрываться, и тебя неумолимо смаривает сон. И это несмотря на то, что всё твоё сознание настроено на то, чтобы не проспать нужный поезд. За все мои поездки в поезде два раза случились неприятности.

Первый раз со мной произошло непредвиденное, когда от командования части, где я проходил срочную службу, получил краткосрочный отпуск с поездкой домой. Надо было от города Сальяны Азербайджанской ССР, в котором располагался наш полк, добираться до Керчи, в Крым. Нас, призывников, к месту службы в товарняке с длительными остановками везли десять дней. Сколько потрачу времени на самостоятельное возвращение домой, я не имел никакого понятия. Но вскоре сообразил, что мне придётся делать не одну пересадку. Всё-таки дорога была очень длинной. На одной из станций Азербайджана мне надо было закомпостировать билет на поезд, идущий в Россию. Было это уже недалеко от российской границы. Мест на нужный поезд не оказалось. Следующий поезд надо было ждать очень долго, часов двенадцать. У меня с собой в руках из вещей ничего не было, даже перчаток. А уже была глубокая осень с ночными заморозками, что чувствовалось даже сквозь надетую шинель.

Получив отказ в железнодорожной кассе, я подошёл к нужному мне через несколько минут отходящему поезду, и стал просить проводников пустить в вагон с непрокомпостированным билетом. Никто не пошёл мне навстречу. Когда поезд должен был с секунду на секунду тронуться, я влез на сцепку между вагонами. На вагонах имелись скобы, с помощью которых можно подняться на крышу. Я не стал этого делать, боясь свалиться на быстром ходу. Став ногами на одну из скоб, двумя руками вцепился за скобу, которая была на уровне груди.

Через несколько минут я пожалел о рискованной поездке, так как от пронизывающего насквозь ветра сразу же замёрз так, что не стал чувствовать ног, а руки мои, словно примёрзшие к скобе, стали сине-белыми. Чем быстрее двигался поезд, тем сильнее пробирал меня холод. На первой крупной железнодорожной станции, уже в России, меня заметили работники милиции, с помощью которых я смог разжать руки, намертво ухватившиеся за поручни. Они же отогрели меня в своей дежурке и помогли сесть на поезд, который шёл прямо в Крым. Но так как поезд шёл непосредственно в столицу Крыма, в Симферополь, а мне нужно было в Керчь, пришлось для пересадки выйти в Синельниково. Была полночь. Меня радовало то, что через несколько часов я наконец буду дома, где меня с нетерпением ждали родители и моя любимая девушка, специально прилетевшая на пару дней из Харькова, где она училась в институте. Мне надо было сесть на проходящий поезд Днепропетровск-Керчь. Приход его был около четырёх утра.

Зал ожидания был забит пассажирами, ни одного свободного места. Многие сидели на чемоданах, даже на полу. Возле одной стены увидел сидящих на полу двух матросиков моего возраста. Они вели между собой шумный разговор по поводу каких-то военных кораблей. Ребята были явно выпивши. Они охотно приняли меня в свою компанию. Попросил их разбудить меня, если я засну, а в это время подойдёт мой поезд Днепропетровск-Керчь. Постепенно я перестал понимать, о чём говорили матросики, так как сон всё-таки сморил меня. Проснулся от хорошего толчка в бок. Не спавшие разговорчивые ребята сказали, что они только что чуть не прозевали мой поезд, который давно пришёл на станцию.

Через громадное окно я ясно рассмотрел на одном из вагонов табличку с названием нужных мне городов. Мгновение, и я, тяжело дыша, стоял у нужного вагона. Кроме меня никого из пассажиров не было. Сонная проводница внимательно рассмотрела мой билет, несколько раз сложила, а потом аккуратно положила в один из карманчиков своего специального тряпочного приспособления для хранения билетов. Она мне назвала номер полки и сказала, что могу бесплатно постелить матрас и подушку, но без постельных принадлежностей. Я быстро нашёл своё место. Оно было на верхней полке сбоку плацкартного купе. Заснул я моментально. Спал, видимо, очень крепко. Проводница, делавшая всё, чтобы разбудить меня, увидев наконец мои открывающиеся с трудом глаза, заикаясь спросила, куда я еду?

«В Керчь», — едва ворочая языком, ответил я. И тут услышал такое, что сон мигом слетел с меня. «Господи Боже мой! — запричитала проводница. Прости, солдатик, дуру старую, которая плохо посмотрела на твой билет. Мы же давно выехали из Керчи и скоро, через несколько остановок, будем в Днепропетровске. Раз так случилось, доезжай до Днепропетровска, а оттуда поедешь в Керчь». За окном давно был светлый день. А что было делать? Другого варианта у меня не было. Я первый раз побывал в Днепропетровске, с которым сумел немного познакомиться, так как следующий прямой поезд до Керчи должен был идти чуть ли не через сутки. Столько у меня оказалось свободного времени.

Когда я зашёл в дом, мама не могла сдержать слёз радости, что я жив, здоров, и невредимым стою перед ней и отцом, который ради встречи со мной на работе на несколько дней взял отпуск. Он кончился в день долгожданного моего прибытия. Пока я мотался по поездам, родители не находили себе места. Только я успел побриться, как примчалась моя девушка. Молодость, есть молодость. Не став отдыхать, чтобы отметить нашу встречу, я пошёл с девушкой в чебуречную, располагавшуюся тогда в здании напротив городского пляжа, в нескольких сотен метров от нашего частного дома по улице Айвазовского.

Через пару часов скорой помощью с отравлением желудка я был доставлен на Верхнюю Митридатскую в инфекционное отделение военного госпиталя. Любые свидания категорически запрещались. Там я пролежал весь свой краткосрочный отпуск. После выписки из госпиталя, сразу же поехал в часть. Но это уже другая история, как и рассказ о втором моём приключении на железной дороге. Я понял, что в дороге надо быть очень внимательным и осмотрительным, иначе, не миновать беды, порой непоправимой.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *