Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Фронт – круглый год

.

Места основной дислокации украинских войск остаются прежними. Это, если прослеживать по всей линии фронта, с северо-востока на запад и дальше – с поворотом на юг, Станица Луганская, Попасная, западные подступы к Дебальцево, северные и северо-западные пригороды Горловки. Далее — весь «обвод» Донецка, от северных окраин столицы ДНР на северо-запад и дальше на юг и юго-запад. И затем южное направление – Новотроицкое, Волноваха и Мариуполь.

Командование ВСУ постаралось встречать Новый год во всеоружии по той причине, что после 1 января 2016 года может быть всякое. Официально Минский процесс можно будет считать завершенным. В то же время киевская власть, переговариваясь по телефону и по дипломатическим каналам с Москвой, Вашингтоном, Берлином, Парижем, некоторыми другими столицами, дает понять, что от переговоров как таковых она не отказывается. Встречи Трехсторонней Контактной группы в Минске расписаны уже на весь январь.

Украинское военное командование, зная манеру своих политических шефов участвовать в переговорных процессах, вполне допускает ситуацию, при которой Минские заседания продолжатся, что, однако, ни в чем не помешает Киеву отдать на Донбассе команду «Огонь!» А для того, чтобы угодить высшему начальству, все необходимые огневые средства уже сейчас должны находиться в нужном количестве, в заранее определенных местах.

О том, что в Киеве, говоря о мире, на самом деле имеют в виду совсем иное, свидетельствуют и некоторые другие вещи, о которых стало известно также в преддверии новогодних праздников.

Президент Порошенко, сообщают украинские СМИ, дал поручение секретарю Совета национальной безопасности и обороны Украины Александру Турчинову в течение ближайших трех-четырех месяцев подготовить документ под названием «Стратегия деоккупации Крыма и восстановления контроля Украины над территориями Автономной Республики Крым и города Севастополя».

Пока это только сведения, полученные из масс-медиа, но они полностью совпадают с духом и направленностью внешней политики киевской власти. Слова вице-президента США Джо Байдена, сказанные с трибуны Верховной Рады о том, что Соединенные Штаты «никогда, никогда не признают вхождения Крыма в состав России», в Киеве были восприняты как руководство к действию. По этой же причине киевская политическая власть, а заодно с ней и командование вооруженных сил Украины никак не отреагировали на заявление деятеля крымско-татарского меджлиса и координатора «блокады» Крыма Ленура Ислямова о создании в рядах украинской армии крымско-татарского батальона. Не существующему пока подразделению его организаторы уже подобрали название. Батальон будет носить имя Номана Челебиджихана, крымско-татарского деятеля, расстрелянного революционными матросами Черноморского флота в феврале 1918 года. Номан Челебиджихан – также автор песни «Ант эткенмен» («Я поклялся»), назначенной крымско-татарскими националистами в качестве гимна всех крымских татар.

Политические и военные представители киевской власти потому и не комментируют организацию крымско-татарского батальона, что на то есть веские причины. Во-первых, батальон все равно будет создан явочным порядком, даже если бы вдруг Киев имел что-то против. Во-вторых, Киев против такого формирования ничего иметь не может, так как его создание полностью соответствует определенным киевским планам. В-третьих, «блокадная», а теперь и военная активность крымско-татарских радикалов, не вызывает возражения у вашингтонских «кураторов». И, в-четвертых, если уж батальон перейдет к активным действиям и выкинет что-нибудь из ряда вон выходящее, то можно будет «отморозиться»: мы, мол, вообще ни о каком батальоне ничего не знали, и подтверждение тому – наше предшествующее молчание.

К Донбассу мероприятия киевской власти, затеваемые против Крыма, имеют то отношение, что и на донецком направлении — события развиваются схожим образом. 2015 год вообще отметился тем, что и около крымского перешейка, и в донецких степях концентрация украинских войск возросла до небывалых в этих краях размеров. Примечательно и то, что киевская власть своих военных приготовлений почти не скрывает. Больше того: потягивание боевой техники и личного состава на донбасское, крымское, а теперь еще и приднестровское направление преподносится Киевом как стремление к миру и выполнение Минских договоренностей.

На Донбасс командование ВСУ, похоже, снова перебрасывает все, что может. Например, под Артемовском на фотографиях, выложенных украинскими военными, были замечены автоматизированные зенитно-ракетные комплексы «ОСА». Их было после очередного Минского «перемирия», подписанного 29 сентября, отвели в тыл, но теперь «Осы» снова в каких-нибудь пяти километрах от линии разграничения.

Зенитно-ракетные комплексы «Оса» интересны не только сами по себе. Они предназначены для боевого прикрытия танковых и механизированных частей и подразделений. Радиус действия «ОС» — до 10 километров, они могут применяться как при обороне, так и в наступлении.

В Донецкой и Луганской Народных Республиках при подведении внешних итогов 2015 года о возможном военном наступлении ничего не говорилось. Напротив, Донецк и Луганск снова призвали киевскую власть контролировать подразделения, не признающие режим прекращения огня и наряду с этим, выразили надежду, что эффективность работы Трехсторонней Контактной группы на Минских переговорах в наступающем, 2016 году, станет эффективней, чем она была в году уходящем. И это пожелали государства, где фронт продолжает проходить по окраинам их столиц. От Киева линия огня так же далека, какой была и год назад. Кто же тогда собрался идти в наступление, подтягивая к позициям «ОС» и прочее, «жалящее» огнем оружие?

Поставленный вопрос, конечно, риторический. Положение с войной было бы равнозначным, если бы линия фронта проходила где-нибудь на полпути между Донецком и Киевом. У Киева тем более были бы все основания ожидать начала штурма, если бы за прошедший год фронт продвинулся к его околицам. На деле же все остается ровным счетом наоборот. Фронт весь уходящий год простоял рядом с Донецком, Горловкой, Луганском, многими другими городами и селами многострадального Донбасса, и те, кто войну сюда привел, уводить ее не собираются. Потому и выходит, что две республики Донбасса уже второй раз подряд наряжают елки рядом с круглогодичным фронтом.

Никогда еще за свою почти что полуторастолетнюю историю Юзовка – Сталино – Донецк (год основания города – 1869-й) не находился на линии боевых действий так долго, как это продолжается с апреля 2014 года.

В апреле 1918 года войска кайзеровской Германии вместе с двигавшимся в их обозе «куренями» Центральной Рады, овладев 8-го числа этого месяца Харьковом, пошли в наступление дальше на восток, на всем фронте, простиравшемся к югу, до самого северного берега Азовского моря.

В то время бои на Юзовском и Горловско-Бахмутском направлениях были ожесточенными, но скоротечными. Уже 20 апреля германские захватчики хозяйничали в Юзовке, а 22 апреля вошли в Славянск. 28 апреля армия Донецко-Криворожской республики с боями оставила вторую республиканскую (первой был Харьков) столицу – Луганск. Однако уже через семь месяцев, в ноябре 1918 года, кайзеровские оккупанты ретировались из Донбасса, практически, без боев.

Дальше, в Гражданскую войну, фронт, на котором сражались красные с белыми, несколько раз проходил через Донецкий бассейн, особо здесь не задерживаясь. В конце 1919 года, 23 декабря, Красная Армия освободила от деникинцев Харьков, 30 декабря советская власть была восстановлена в Макеевке, 1 января 1920 года советской вновь стала Юзовка, и 4 января 1920 года красные части шли по улицам Мариуполя.

Но в том же, 1920 году, Донбасс и его будущая столица (о чем тогда, конечно, никто не предполагал) Юзовка вновь стали зоной боевых действий. Начавшееся в августе 1920 года из Крыма наступление армии барона Врангеля к концу сентября продвинулось на Донбасс. Мариуполь попал в руки белых на неделю – с 28 сентября по 5 октября, а вот Юзовку врангелевцам захватить не удалось. Натиск последней белогвардейской армии был остановлен 27-28 сентября около Марьинки, бывшей тогда волостным селом. Но также, через семь-восемь дней, в результате упорных боев Красной Армии удалось перехватить у противника инициативу, и фронт покатился обратно, к Крымским перешейкам.

В годы Великой Отечественной войны фронт прокатывался через Донбасс дважды: осенью 1941 года и два года спустя, также осенней порой 1943 года. Но длительного военного противостояния не было и 70 с лишним лет назад.

Немецко-фашистские войска, захватив в ходе внезапного прорыва 8 октября 1941 года Мариуполь, повели наступление, скорее не с запада на восток, а по направлению юго-запад и северо-восток. Центр области Сталино попал в оккупацию 22 октября, а 28 октября гитлеровские захватчики, заняв Краматорск и Славянск, вышли к реке Северский Донец, где фронт на некоторое время стабилизировался. Как бы там ни было, полем боя в непосредственном смысле, почти вся Сталинская область оставлась не более 20 суток.

Примерно за такой же срок в 1943 году был решен вопрос освобождения Донбасса от фашистских оккупантов. Если началом освободительной операции считать 23 августа 1943 года — день, когда советские войска выбили гитлеровцев из Амвросиевки, то последние немецкие солдаты унесли ноги из Сталинской области всего через три недели — 14 сентября. Еще одну неделю заняло продвижение фронта к Днепру, на берега которого на разных участках, находящихся между Запорожьем и Днепропетровском, части Советской Армии вышли 22 сентября. На том операция, получившая название Донбасско-Днепровской, успешно завершилась.

Помнить об этом военно-историческом календаре полезно потому, что он позволяет лучше представлять факт беспрецедентной продолжительности боевых действий 2014-2015 годов для всей региональной истории Донецкого бассейна. Война, идущая 20 месяцев подряд, уже остается в «пассиве» мирных переговоров, независимо от того, чем руководствуются их инициаторы. В «активе» у авторов Минского процесса, пока только перевод военных действий из маневренной фазы в позиционную. Но позиционная война сама по себе – показатель того, что способы решения проблем, вызвавших конфликт, так и не найдены.

Главы государств «нормандской четверки» провели 30 декабря телефонный разговор, последний в завершающемся году. Петр Порошенко опять вернулся к теме ввода на Донбасс миротворцев. Миротворческие контингенты – это также люди в военной форме. Там, где появляются «голубые каски», конфликт, как правило, не решается. Напротив, происходит его «заморозка» или затягивание в «тлеющей» стадии.

Для киевской власти продолжение войны против Донбасса в вялотекущем режиме может быть промежуточным, а потому и самым подходящим способом решения ее собственных проблем. Ведь решать свои проблемы до конца киевская власть и не собирается. Ничего другого, кроме, как пребывать в роли постоянно воюющей стороны, для нее не придумали, а уж она менять удобное для себя положение не соглашается и подавно.

Как раз поэтому украинские военные «повеселились» вечером 29 декабря у села Александровка Марьинского района, на юго-западных подступах к Донецку. Жители села сначала услыхали стрельбу из оружия мелких калибров, а потом пару раз «бахнуло» что-то более серьезное. Стрельбу в сторону Петровского района столицы ДНР непрошенные «соседи» вели с территории опытного хозяйства, находящегося к югу от Александровки.

Но почему бы и не пострелять, если обосновавшиеся по соседству с Донецком украинские войска, пороховой «фейерверк» жгли весь уходящий круглый год?

С этим Донбасс вступает и в год 2016-й.

Фото news.pn

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *